Кремль компенсировал Минску потерю каналов нефтяной контрабанды

Naviny.by

Во втором квартале 2013 года Россия согласилась сохранить беспрецедентные объемы поставок сырой нефти на белорусские НПЗ — 5,75 млн. тонн, исходя из запрашиваемого Минском годового баланса в 23 млн. тонн. Почти одновременно Минэнерго Украины объявило войну демпингу белорусских нефтепродуктов на своем рынке. Как связаны эти события?

Был ли демпинг?

Подписанный щедрый баланс поставок российской нефти на белорусские НПЗ вызвал у российских участников рынка удивление. Ведь Минэнерго РФ требовало, чтобы Минск поставил в 2013 году на российский рынок 2,1 млн. тонн нефтепродуктов в обмен на 18,5 млн. тонн сырья. А после согласования объемов на второй квартал россияне хотят получить уже 3,3 млн. тонн продукции белорусских НПЗ.

12 марта, когда премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович проводил в Москве переговоры о поставках нефти во втором квартале текущего года, российская газета "Коммерсантъ" опубликовала статью под громким заголовком «Поставки из Белоруссии заставляют российские НПЗ снижать цены на бензин". В ней, в частности, сообщалось, что 4-7 марта в России через биржу было продано аж 12 тысяч тонн белорусского бензина, а 11 марта "Лукойл" продал "Роснефти" еще одну партию Аи-92, произведенного в Беларуси по давальческой схеме. Размер партии — 5 тысяч тонн. По мнению газеты, эти сделки, проведенные "по нижней границе рынка", привели к падению цен на бензин на всем российском рынке.

Не ставя под сомнения мотивы уважаемых коллег из «Коммерсанта», позволим себе привести несколько цифр для сравнения. В феврале российские компании продали на внутреннем рынке 2,7 млн. тонн бензина. Между тем, по данным российских участников рынка, продажи белорусского бензина в Россию через площадку "Белнефтехима" составили в том же месяце 36 тысяч тонн, а в январе — всего-то 18 тысяч тонн. Другими словами — лишь 1,3% от российского рынка.

Таким образом, выходит, что Беларусь вряд ли могла обвалить цены на российском рынке бензина, поставляя столь незначительные объемы (об этом, вопреки громкому заголовку, говорится и в упомянутой статье "Коммерсанта").

Более того, получается, что Минск — как и в 2012 году — по-прежнему игнорирует требования подписанного с РФ баланса. Согласно последним данным Белстата, в январе Беларусь экспортировала в Россию 75 тысяч тонн нефтепродуктов, из которых "легкие дистилляты", к которым относится бензин, составили 46 тысяч тонн. Другими словами — треть от согласованного на этот месяц баланса по нефтепродуктам.

Тем не менее, Минск продолжает получать от России нефтяные подарки — в виде беспрецедентных объемов сырья.

Кстати — об объемах.

Легенды о мощности белорусской нефтепереработки

Беларусь еще никогда не перерабатывала 23 млн. тонн нефти за год. В 2011 и 2012 годах, когда Москва соглашалась обеспечить "полную загруженность" белорусских НПЗ, максимальный объем переработки достигал 21,5 млн. тонн. Реальная производственная мощность белорусских НПЗ является тайной за семью печатями, усиленно оберегаемой властями Cинеокой.

В отличие от российских НПЗ, которые недавно были вынуждены пройти аудит, выявивший, кстати, масштабное завышение нефтяными компаниями мощностей своих заводов, единственный источник информации о возможностях нефтепереработки Беларуси — заявления белорусских чиновников. Насколько эти источники достойны доверия, можно судить по тому, как в 2011 году вице-премьер Беларуси Владимир Семашко обещал за несколько месяцев довести мощности отечественной нефтепереработки до 26 млн. тонн в год. Хотя ранее обнародованные программы модернизации "Нафтана" и Мозырского НПЗ ставили целью достичь мощности 12 млн. тонн в год для каждого завода лишь к 2015 году — при условии выполнения плана по инвестициям.

Не исключено, что в преддверии переговоров о нефтяном балансе российские власти пытались провести неформальный аудит белорусской нефтянки, и арестованный оператор Новополоцкого НПЗ Андрей Гайдуков подозревается в сливе информации (никак, кстати, законодательно не закрытой) об объемах переработки на своем заводе российским спецслужбам, а вовсе не ЦРУ.

Как бы то ни было, до сего дня при отсутствии внешних ограничений на поставки сырья, установленный рекорд наших НПЗ — 21,5 млн. тонн. И это при подозрениях экспертов, что скандальный экспорт из РБ "смазочных материалов" в 2011-2012 годах скрывал контрабанду не бензина, а реэкспорт сырой нефти. Ранее Naviny.by писали также о подозрительной погрузке экспортного мазута в Клайпеде и Таллинне на танкеры, предназначенные для перевозки сырой нефти.

Таким образом, что касается текущего года, то, если белорусские НПЗ не увеличили волшебным образом свою мощность разом на 1,5 млн. тонн, то выходит, что Кремль просто компенсировал Минску ликвидацию прежних контрабандных каналов. Другими словами, вместо беспошлинного экспорта бензина под видом растворителей, смазочных материалов и продуктов переработки венесуэльской нефти — позволил реэкспортировать полтора миллиона тонн в год сырой нефти.

Кто субсидирует белорусскую нефтепереработку?

В этом ключе понятно и возмущение украинских нефтепереработчиков, чья ситуация ненамного улучшилась от замены одной белорусской контрабандной схемы на другую. Официальный Киев вновь исполнился решимости разобраться с демпингом белорусских нефтепродуктов на украинский рынок. Причем причиной послужил отнюдь не скандально известный "биодизель".

Как сообщил интернет-газете Naviny.by директор консалтинговой группы "А-95" Сергей Куюн, импорт в Украину беспошлинного биодизеля из Беларуси прекратился еще в сентябре 2012 года. Участники рынка в РФ также подтверждают резкое сокращение поставок российского дизеля в Беларусь и, соответственно, его реэкспорта в Украину.

Но официальный Киев заботит не контрабанда, а субсидии официальному экспорту белорусских НПЗ. Для человека, знакомого с белорусской экономической моделью, такие обвинения могут показаться странными. Получается, что это сверхконкурентная белорусская промышленность субсидирует белорусский нефтяной экспорт, а не наоборот, как полагали наивные обозреватели?

Те же деньги, но по новым контрабандным каналам

На самом деле, если отбросить маловероятные объяснения вроде "резиновых" мощностей белорусских НПЗ, ситуация вырисовывается следующим образом.

В прошлом году Кремль ликвидировал "растворительный" и "венесуэльский" белорусские оффшоры, через которые на экспорт беспошлинно вытекал российский бензин, необходимый внутреннему рынку этой страны. Но взамен Кремль пока позволяет Минску реэкспортировать 1,5-2 млн. тонн российской нефти под видом нефтепродуктов. При нынешней экспортной пошлине на нефть в 420 долларов за тонну и пошлине на нефтепродукты в 277 долларов за тонну, годовая прибыль Минска от нового канала контрабанды может составить около 250 млн. долларов. За счет этих средств, очевидно, и субсидируется официальный нефтяной экспорт Беларуси, в том числе — в Украину. В частности, компенсируется запретительная пошлина на экспорт бензина, произведенного в РБ.

Таким образом, похоже, что, как и предполагали Naviny.by, Кремль компенсировал Беларуси сокращение нефтяной контрабанды, вопреки пожеланиям российского Белого дома. Правда, в данной ситуации нельзя исключать и совместной игры российского руководства в отношении Минска — в "хорошего-плохого полицейского".

Как бы то ни было, фактом остается то, что белорусские власти пока получают нефтяные льготы, несмотря на нарушения условий по поставкам нефтепродуктов на российский рынок. А за сохранение контрабандных доходов Минск по-прежнему платит лишь обещаниями приватизации интересных Кремлю активов.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров