Москва будет по капле выжимать из Беларуси бензин

Анна Афонина, "Белорусские новости"

По информации российской газеты "Известия", первые два месяца этого года Минск игнорировал договоренности по объемам поставляемых в Россию нефтепродуктов.

Белорусские эксперты поясняют: здесь вопрос в рентабельности. Теперь, считают они, контроль Москвы ужесточится.

12 марта во время переговоров в Москве первого вице-премьера Беларуси Владимира Семашко и зампредседателя правительства РФ Аркадия Дворковича был согласован объем поставок российской нефти на второй квартал — 5,75 млн. тонн (столько же, сколько и на первый). Стороны также договорились, что Беларусь поставит в Россию за год 3,3 млн. тонн нефтепродуктов.

Но будет ли выполнено обязательство по нефтепродуктам? Газета "Известия", ссылаясь на источник в российском Министерстве энергетики, сообщила, что белорусская сторона намеренно завышала цены на нефтепродукты для россиян, которые в итоге за январь-февраль купили лишь 15% предлагаемого бензина и 0,2% дизтоплива.

"Известия" поясняет: российские компании не покупают предлагаемую белорусами продукцию, так как в 15 из 17 сессий российских биржевых торгов цена предложения белорусской стороны оказывалась выше цены закрытия предыдущего дня (хотя по договоренностям превышать ее не должна).

Но все претензии были мгновенно забыты после подписания баланса на второй квартал. "Текущее состояние поставок нефтепродуктов из Беларуси удовлетворяет российскую сторону", — уверила БелаПАН пресс-секретарь Аркадия Дворковича Алия Самигуллина 14 марта.

Продавать бензин в Европу выгоднее, чем в Россию

Белорусский экономист Сергей Чалый поясняет: Минск не выполнял договоренности по нефтепродуктам в 2012 году потому, что «поставки были нерентабельны — они получались едва ли не дешевле себестоимости. Сейчас ситуация немного поменялась".

Внутрироссийские цены на нефтепродукты подросли, к тому же весна и лето характеризуются сезонным повышением интереса к топливу. Вдобавок Россия отказалась от использования бензина ниже стандарта "Евро-3", а производство качественного топлива ввиду устаревшего оборудования доступно далеко не всем российским НПЗ. Эксперты прогнозируют реальную угрозу острого бензинового дефицита — Федеральная антимонопольная служба РФ не исключает роста дефицита топлива через три года в 70 раз.

Россия, по мнению Чалого, рассчитывает прикрыть топливные дыры за счет белорусских нефтепродуктов. Здесь бы Беларуси взять и воспользоваться ситуацией, но не все так просто.

"Для нас это не совсем удачная история, потому что поставки на внешний рынок все равно привлекательнее, чем на российский. Это скорее такая плата белорусов за соглашение. Тут мало что сделаешь — это вопрос переговорный. Мы согласились на такие условия — видимо, лучше не получилось", — говорит эксперт.

Любая рыночная сделка должна иметь экономическую мотивацию — на то она и сделка, напоминает экономический обозреватель Татьяна Манёнок. "Для белорусских нефтепродуктов есть более выгодные рынки. Естественно, мы видим, что есть возможность торговать с Украиной, пока она не ввела импортные пошлины. Но по логистике российский рынок близок, там не нужно платить экспортную пошлину — вопрос в цене", — отмечает Манёнок.

Эксперт поясняет, что российский рынок, как и любой другой, нужно завоевать, что делается не быстро и не просто, особенно учитывая тот факт, что активно работать в России белорусские экспортеры начали только в прошлом году.
Российская сторона подвешивает нефтяной баланс

21 марта стало известно, что Беларусь в январе-феврале 2013 года нефтепродукты в Россию все-таки недопоставила. Директор департамента переработки нефти и газа Минэнерго РФ Михаил Грязнов сообщил, что за первые два месяца года из Беларуси поступило 200 тыс. тонн нефтепродуктов. Хотя согласно договоренностям ежемесячно поставки должны составлять около 275 тыс. тонн.

Ситуация не новая: по итогам 2012 года запланированных 5,8 млн. тонн Россия от Беларуси так и не дождалась. Зато, пока ждала, потеряла по средним подсчетам около 1,5 млрд. долларов на не облагаемых таможенными пошлинами белорусских растворителях и разбавителях.

Тем не менее, по мнению Манёнок, насильно заставлять белорусскую сторону продавать нефтепродукты в намеченных объемах никто не будет.

"Механизм торгов через Санкт-Петербургскую биржу, которая еще не развита как биржа, несовершенен, и поэтому обвинять белорусскую сторону в том, что она не продает те объемы, которые нужно, сложно. Прежде всего — экономическая мотивация, но не административная регуляция", — подчеркивает эксперт.

Чалый, однако, предупреждает, что, учитывая угрозу бензинового дефицита, Москва может оказаться жестче. "Насколько мне известно, за этими поставками сейчас установлен гораздо более серьезный контроль", — говорит он.

Заинтересованность в белорусских нефтепродуктах заставила российскую сторону пересмотреть трудновыполнимый показатель в 5,8 млн. тонн, фигурировавший в прошлом году, и превратить его в более реальные 3,3 млн. тонн. "Сейчас была договоренность о том, чтобы эти поставки были рентабельны — понятно, что не в тех размерах, как на внешний рынок", — поясняет Чалый.

Желанием усилить контроль над тем, как белорусская сторона выполняет обязательства по нефтепродуктам, может объясняться и то, что Москва не торопиться утверждать годовой баланс поставок нефти. Переговоры о нем ведутся с октября.

"Москва будет достаточно внимательно следить, потому что для них это довольно критичный вопрос. Не просто так баланс поставок у Москвы получается не годовым, а поквартальным", — резюмирует эксперт. Он сомневается, что в середине полугодия баланс утвердят на весь остаток года, как это декларировал один из российских представителей.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров