Экономическая либерализация: много разговоров, вопросов еще больше


Экономическая либерализация: много разговоров, вопросов еще больше

"Тришкин кафтан - там отрезали, тут пришили", - анализирует достижения властей в обещанной либерализации экономики лидер Ассоциации малого и среднего бизнеса Сергей Балыкин.

- Государство очень много говорит о либерализации экономики, оно говорило, говорит и будет говорить об этом. Но проблема заключается в том, что либерализация, хоть и объявлена была несколько лет тому назад, но так и не стала системной, она так и осталась на уровне фантомных явлений: государство откручивало одни гайки, обязательно при этом придавливая, закручивая где-то другие гайки, натягивая поводья где-то в ином направлении, - заявил Сергей Балыкин в ходе дискуссии на тему "Бизнес и право", организованной в Молодечно Ассоциацией малого и среднего бизнеса при участии Минской областной организации Объединенной гражданской партии. - Такой вот своего рода Тришкин кафтан - там отрезали, тут пришили.

По мнению Балыкина, события последних 6-8 месяцев подтверждают его слова: "с одной стороны, государство заявляет, что проведет необходимые экономические реформы (пытается заигрывать с Международным валютным фондом, снизило уровень налогообложения несколько и т.д.), но, вместе с тем, буквально сразу же закрутило гайки тем же указом о борьбе с лжепредпринимательскими структурами".

- По сути дела, этот указ предоставил полномочия налоговой инспекции без всяких судов выбивать - в худшем смысле этого слова - деньги из субъектов хозяйствования. Налоговые органы получили широкие полномочия по признанию сделок между субъектами хозяйствования недействительными по взысканию налоговых платежей (причем сумму платежей они назначают сами), а также по взысканию штрафов, связанных с этим. И, например, в Ассоциацию малого и среднего предпринимательства уже обратились первые жертвы этого указа. Я хочу подчеркнуть, что они не пытались обналичивать деньги, они не уводили деньги через какие-то фирмы однодневки, они не уклонялись от налогов. Наоборот, они получили выручку за проданный товар, а потом налоговая инспекция приходит и заявляет, что вы отгрузили товар фирмам-однодневкам, поэтому заплатите налоги с этой суммы еще раз. На каком основании? Потому что эти покупатели включены в реестр субъектов хозяйствования с повышенным предпринимательским риском? Так извините, проверить каждого покупателя продавцу просто нереально. Организация платит деньги, покупает товар, а что она дальше делает с этим товаром - это организацию-продавца никак не касается. Ее задача - продать товар и получить деньги. Еще раз хочу подчеркнуть, что выручка была отражена в бухгалтерском, налоговом отчете, необходимые расчеты были предоставлены в налоговые органы и необходимые налоговые платежи были внесены в республиканский бюджет. Какие претензии здесь могут быть? Не с теми заключили сделку?

Кроме того, отмечает Сергей Балыкин, с 1 мая вступает в силу Декрет №2, который вносит изменения и дополнения в Декрет №1.

- Напомню, Декрет №1 в 2009 году утвердил положение о государственной регистрации субъектов хозяйствования и положение о ликвидации (прекращении деятельности). Что же мы здесь имеем? По сути дела, это очередное закручивание гаек. Самое интересное, что вот этот вот декрет он затрагивает интересы не только предпринимателей, но и гражданского общества, а также разного рода оппозиционных структур. Посмотрите, что касается предпринимателей, то здесь мы видим ужесточение процедуры ликвидации субъекта хозяйствования, госорганы получают больше полномочий по привлечению к дополнительной ответственности участников хозобществ, учредителей унитарных предприятий и т.д. по возложению на них долгов вот этих учрежденных ими организаций. Государство более плотно контролирует процесс ликвидации и получает дополнительные основания для ликвидации субъекта хозяйствования и для отказа в регистрации.

Эксперт обращает внимание на усложнение жизни неправительственных организаций после вступления в силу Декрета №2.

- Представители нашего третьего сектора, неправительственных организаций использовали такую организационную форму некоммерческой организации как учреждение. Понятно, почему это происходит, ведь известно, что в нашей стране зарегистрировать общественную организацию чрезвычайно сложно в отличие от учреждения. Зарегистрировать учреждение можно за полдня, максимум - за два дня. Сейчас государство устанавливает запрет на регистрацию учреждения гражданам, которые поставлены на профилактический учет правоохранительными органами, запрещено принимать их на работу в качество директоров учреждения, а в случае если гражданин во время работы на руководящей должности был поставлен на профилактический учет, его необходимо сменить. А что такое профилактический учет? На него ставят во внесудебном порядке - по сути дела, любого, подчеркну, любого гражданина Беларуси могут вызвать в МВД, КГБ, прокуратуру и объявить, что его деятельность, в принципе, может привести к совершению преступных деяний - и поставить его на профилактический учет, ограничив тем самым в правах и свободах. Понятно, что в таком случае некоммерческую организацию можно ликвидировать, а потом уже ее руководителю предъявить уголовное обвинение за деятельность от имени незарегистрированной организации. Все очень просто и хорошо. И вот это, на мой взгляд, как раз то убедительно доказывает, насколько в нашей стране переплетены интересы неправительственных организаций и бизнеса, но, к сожалению, нет взаимопонимания между бизнесом, политиками, общественными активистами. И во многом это вина политиков, вина лидеров неправительственных организаций, что они даже не пытаются артикулировать интересы бизнеса, варятся в каком-то собственному узком кругу, тусуются, ругаются между собой, если угодно "пилят" гранты, но не идут в народ.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров