Белорусские склады завалило неликвидом


Белорусские склады завалило неликвидом

В последние дни много говорится о росте объемов готовой продукции на белорусских складах. И хотя в Минэкономики считают, что рост складских запасов "значителен, но не катастрофичен", глава государства потребовал от правительства склады разгрузить.

Независимые эксперты с мнением министерских чиновников соглашаются, но предупреждают: если так пойдет и дальше, к концу года у Беларуси будут в этом плане предельно серьезные проблемы.


Почему снова залежи?

Удельный вес запасов готовой продукции на складах промышленных предприятий с 1 марта 2012 года по 1 марта 2013-го вырос с 48,9% до 75% к среднемесячному объему производства, сообщил Белстат. В абсолютном выражении объем запасов составил 29 трлн. 667,4 млрд. рублей, при этом они выросли за два месяца текущего года на 33,8%. Налицо признаки рецессии в экономике.

По мнению экономического обозревателя Ирины Крылович, опасения вызывает не столько общий объем складских запасов, сколько его активный рост за первый квартал 2013 года. "Такая тенденция настораживает, потому что может в дальнейшем усилиться", — отмечает эксперт.

"Пока ситуация не такая катастрофичная, что-то еще удается продавать, но если рост запасов на складах будет продолжаться в таком темпе, то мы просто проедим за полгода те деньги, которые запланированы в бюджете и на модернизацию, и на какое-то развитие, на компенсацию ставок по кредитам, потом уже не будет хватать денег на оборотку — и всё", — говорит эксперт.

Что касается причин заполнения складов, то одной из основных принято считать стагнацию на рынках основных партнеров, однако, подчеркивает Ирина Крылович, она была абсолютно предсказуема.

"Начиная с 2009 года постоянно такие конъюнктурные перепады происходят на рынке. Просто нужно было верстать планы наших предприятий исходя из внешней конъюнктуры", — говорит Крылович.

Из внутренних причин можно назвать отсутствие внутреннего спроса и нехватку денежных средств, потому что такого масштабного финансирования, к которому привыкли белорусские предприятия, сейчас нет, многие средства отправляются на объявленную в стране модернизацию.

Но стоит напомнить, что в соответствии с экономической теорией модернизация обычно приводит к сокращению темпов производства и рабочих мест, так как более современному оборудованию уже не требуется столько людей для обслуживания.

"Нужно было запланировать с самого начала снижение объемов промышленного производства и в связи с модернизацией, и в связи с конъюнктурой на внешних рынках, но мы этого не сделали. Предприятия продолжают производить продукцию по доведенным планам", — поясняет Крылович.

А вообще пресловутая неконкурентоспособность белорусских товаров — проблема, возникшая отнюдь не вчера.

"Белорусская продукция как была неконкурентоспособна 20 лет назад, так и теперь она неконкурентоспособна. Другое дело, что сейчас конкуренция, возможно, усилилась, потому что запустились заводы в России, Украине. То есть если раньше на некоторых рынках вообще не было тракторов, кроме наших, то сегодня появились другие", — говорит Крылович.

Беларусь всегда старалась торговать по более низким, чем у конкурентов, ценам, но теперь еще сильнее снизить цены страна не может — ей просто может не хватить валютной выручки для погашения своих обязательных платежей.

"Проблема загрузки складов является следствием белорусской экономической модели, которая ориентирована на валовое производство, зависящее не от спроса на конкретных рынках на конкретные товары, а от плана, который спускает производителям правительство", — уверен директор по исследованиям "Либерального клуба" Евгений Прейгерман. По его мнению, это является самой фундаментальной проблемой для экономики страны.

"Конъюнктура рынка, как правило, просто не совпадает с желанием чиновников произвести больше товаров и показать лучшие цифры", — отмечает Прейгерман.

Модернизация же в том виде, в котором она объявлена, а именно в виде технического переоснащения, сможет стать лишь разовым импульсом для белорусской конкурентоспособности, но не в силах поддерживать уровень сбыта постоянно, считает эксперт.

Многие в этой ситуации вспоминают о рынках ЕЭП, где вроде бы все друзья и со всеми можно договориться — до определенной степени, конечно.

"Одним из столпов наших отношений с РФ помимо газа и нефти является политически обусловленный доступ на российский рынок белорусских товаров. Нет сомнений, что по многим позициям это действительно нас спасает, но эти рынки также ограничены. Более того, сейчас совершенно непонятно, что будет с российской экономикой, если цены на нефть продолжат снижаться", — отмечает Прейгерман.

Кроме того, у России тоже есть свои производители, которые имеют лоббистов в органах власти. Подтверждением этому может служить весьма красноречивая ситуация с белорусским бензином, который в начале года был России вроде как нужен, а потом от его импорта срочно потребовалась защита. Да и нефтяной шантаж имеет место: российская сторона практически не скрывает, что таким образом хочет ускорить интеграционные проекты.


Объявить sale?

"Наше правительство должно решить, что сейчас делать — или сократить выпуск продукции, или отправить людей во временные отпуска, то есть сделать то, что частично было сделано в 2009 году (под воздействием мирового финансового кризиса. — А.А.). Либо не прекращать выпуск продукции, чтобы выплачивать зарплату, но тогда нужно понять, что с этой продукцией делать — продавать ее ниже себестоимости на внешних рынках, демпинговать, субсидируя низкоценовой экспорт?" — говорит Ирина Крылович и тут же добавляет, что продать товары в полцены можно быстро, но правительство на это, скорее всего, не пойдет.

По мнению экономиста, тотальную распродажу объявлять пока все-таки рано. Эксперт считает, что прежде всего необходимо проанализировать состав товаров, заполнивших склады.

"Может, пока нужно прекратить производство некоторых товаров на какое-то время. Товары длительного хранения производить под определенные контракты, нарастить выпуск тех товаров, которые еще можно продавать", — предполагает Крылович.

В свою очередь, Евгений Прейгерман не видит никаких прорывных возможностей при сохранении существующей модели управления экономикой и экспортом.

"Модель устаревшая, бесперспективная, все это понимают, но в силу разных причин пока не могут от нее отказаться. Проблеск может быть только один — это переход к приватизации, к внедрению частного бизнеса, что повысит заинтересованность отдельно взятого предпринимателя в экспорте", — отмечает эксперт.

Вместе с тем, если Беларусь будет получать дополнительные ресурсы в виде российских кредитов, то «ничего смертельного не будет», резюмирует собеседник.

Оба эксперта сходятся в одном: ситуация с уходом конъюнктуры внешнего рынка не нова, Беларусь сталкивается с ней раз в два-три года и сразу начинает работать на склад, поэтому рано или поздно правительству придется подстроиться под требования рынка.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров