В Беларуси не приватизированы 392 тысячи квартир, или 14% жилфонда

Аэлита СЮЛЬЖИНА, Дмитрий УМПИРОВИЧ, Марина ЗУБОВИЧ, "СБ"

В районных администрациях Минска и областных городов — ажиотаж. За несколько недель количество посетителей увеличилось в разы. Главный вопрос, который всех волнует, — приватизация жилья. Начальник службы "одно окно" администрации Заводского района Минска Наталья Бойправ не скрывает удивления: "Когда в прессе появились сообщения о готовящихся изменениях в жилищном законодательстве, просто хлынул поток людей! Если раньше по вопросам приватизации жилья служба принимала в среднем 10 — 12 человек в день, то, например, вчера их было уже 127! И каждый день количество людей растет. Приходится вести прием без технических перерывов".

Что происходит? Примерно год назад парламентарии приняли поправки в Жилищный кодекс. И в нем появилась норма о том, что граждане, проживающие в квартирах и домах государственного жилфонда, станут, помимо коммунальных услуг, платить еще и за наем недвижимости. Но, похоже, мало кто читал Жилищный кодекс. А вот новость о том, что государственное жилье будет переведено в разряд коммерческого, которую озвучил в середине мая министр жилищно–коммунального хозяйства Андрей Шорец в Палате представителей, распространилась мгновенно. И люди выстроились в очереди...

В стране не приватизированы 392 тысячи квартир, или 14 процентов жилфонда. Проживающие в них граждане, как отметил министр, в течение года после внесения соответствующих изменений в законодательство смогут недвижимость приватизировать. Порядок приватизации известен: рассрочка на 40 лет, первый взнос — 10 процентов. Кроме наличных, у 182 тысяч человек имеются на руках чеки "Жилье", которые тоже можно направить на приватизацию. А уж если граждане будут не готовы платить за пользование государственным жильем, то оно получит статус социального со всеми вытекающими последствиями. То есть проживать в нем можно будет до конца дней своих, но нельзя ни продать, ни приватизировать, есть ограничения и по прописке родственников.

В общем, в приватизации жилья, которая началась 20 лет назад, сейчас государство намерено поставить точку. Напомним, что поначалу у владельцев госквартир была возможность выкупить их у государства, образно говоря, по цене буханки хлеба. В 90–е раскручивался маховик гиперинфляции, а стоимость недвижимости номинировалась в ценах 1991 года. Сейчас ситуация другая, но цена государственных квадратных метров по–прежнему ниже рыночной.

В среднем в Минске цены на приватизируемые квартиры варьируются от 40 миллионов до 300 миллионов. Все зависит от года постройки дома, технических характеристик квартиры (площади, наличия проходных комнат, совмещенного санузла, балкона, материала стен, высоты потолков) и качества жилой среды, то есть от района, где жилье расположено. А теперь сравните: цена квадратного метра на рынке — от 1.700 (однокомнатные) до 1.500 (трехкомнатные) долларов в эквиваленте. Но почему некоторые за 20 лет не удосужились приватизировать жилье? Корреспондент "СБ" поинтересовался об этом у ожидающих своей очереди в коридорах администрации Советского района.

— Я раньше об этом и не задумывалась. Рассчитывала, что квартира после смерти останется государству. Я и чеки не получала, думала, они мне ни к чему... — рассказывает свою историю Светлана Каленникова.

У ее соседки по очереди Клавдии свои квартирные перипетии. У нее до начала 1990–х был частный дом на нынешнем юго–западе Минска. С садом и огородом. Его снесли. Взамен выделили квартиру. "Почему я ее сейчас должна приватизировать? Верните мне тогда мой дом. Может, я не хочу жить в каменной "коробке". Мне говорят: вам же выплатили деньги. Только по тем временам это были копейки..."

— А у нас с мужем, когда шла массовая приватизация, все времени не хватало. А затем нужно было выложить значительную сумму. Сейчас вот надо искать деньги, — вздыхает хозяйка двухкомнатной квартиры по улице Кольцова Елена.

В "СБ" приходит немало писем, где рассказывается об очень непростых ситуациях, в которые попадают люди, затеявшие приватизацию. Оказывается, трудно достичь согласия на нее, если в квартире несколько разных семей, разведенные муж и жена, причем супруг за границей. Еще нюанс — неузаконенная перепланировка или реконструкция. И таких жизненных коллизий множество. Теперь администрациям районов их приходится разруливать на ходу. А люди нервничают в очередях. Только винить–то некого. Есть у нас такой пунктик: пока гром не грянет...


Кстати

Постановлением Совета Министров № 421 от 28 мая 2013 года утверждено положение об определении стоимости объектов приватизации. В нем говорится, что для приватизации жилья государственного жилфонда будет применяться его оценочная стоимость с учетом потребительских качеств и износа, но без встроенных и пристроенных нежилых помещений, не связанных с эксплуатацией и содержанием дома, в котором помещение находится. Цена недвижимости определяется на первое число месяца, в котором гражданин подал заявление о приватизации, путем умножения реальной ее стоимости на соответствующие коэффициенты.


А как в регионах?

В Гомеле число посетителей отделов приватизации районных предприятий ЖКХ бьет все рекорды. Специалисты говорят, если еще пару недель назад в день принимали не более 25 человек, то нынче — под 130. Такой "рекорд", например, накануне поставлен в одном из самых крупных районов — Советском. Не спасает и продленный до 20.00 рабочий день. Ожидание в очереди растягивается на часы. По предварительным оценкам, в этом районе неприватизированными остаются еще около 6 тысяч квартир. Не меньший ажиотаж и в Центральном районе города, где сосредоточено большинство новых микрорайонов. Тысячей–другой меньше неприватизированных квартир в двух остальных районах города — Новобелицком и Железнодорожном. Что до стоимости приватизации, то в Гомеле она в среднем варьируется от 60 миллионов рублей в стандартных домах до 300 миллионов, когда речь идет о новостройках или хорошем капитальном ремонте.

В Гродненской области на начало года было не приватизировано 20 процентов жилого фонда. Теперь — ажиотаж. Например, в УЖРЭП Октябрьского района Гродно на этой неделе за три приемных дня было принято 170 заявлений на приватизацию жилья — почти полугодовая норма прошлых лет. Здесь пока не планируют вводить, как в Бресте, систему записи на прием к специалистам отдела. Работают до последнего посетителя, поэтому сотрудникам приходится задерживаться, принимая по 60 человек ежедневно. А в Сморгонском бюро РУП "Гродненское агентство государственной регистрации и земельного кадастра" работникам не удается своими силами справиться с наплывом желающих. В помощь им командировали сотрудников из ближайших городов с преимущественно частной застройкой — Ивья и Ошмян.

Новости по теме

Новости других СМИ