Дежавю как пророчество

Дмитрий Растаев, "БелГазета"

Разговоры о девальвации в Беларуси уже стали общим местом и идут в фоновом режиме. Каждый уважающий себя сайт начинает информационный день с новости, что "рубль снова ослабил позиции к основным валютам", в пандане с которой идёт интервью очередного эксперта, утверждающего, что "девальвация неизбежна". Белорусы так уверовали в неизбежность девальвации, что, кажется, не случись она в ближайшие 2-3 месяца, они почувствуют себя обманутыми в лучших чувствах.

Ну, а коль скоро "девальвация неизбежна", никто и не собирается хранить сбережения в стремительно обесценивающихся рублях. Ставки по депозитам в некоторых банках достигли рекордных 50%, но белорусы всё равно волокут свои кровные не на депозит, а в обменники.

Безответственное поведение белорусов не может не огорчать главу государства, который не упускает случая попенять малодушным землякам. "Вы бегаете по обменникам и ждете некой девальвации. Просто советую вам: не делайте этого и не ждите", - предупредил он на днях, общаясь с работниками "Керамина". За месяц до этого, в Жодино, президент был ещё более категоричен: "Если будет девальвация - вы её сделаете".

Слова президента вызвали справедливое возмущение у бегунов по обменникам, однако при всём сочувствии оным, нельзя не признать: рациональное зерно в президентских словах всё же присутствует.

Увлечённый построением сильной и процветающей Беларуси, Александр Григорьевич, возможно, и не слыхал о книге "Социальная теория и социальная структура" американского социолога Роберта К. Мертона, но будучи человеком, постигающим мир посредством житейской интуиции, он давно просёк то явление, которое Мертон в своей работе, назвал "самоисполняющимся пророчеством".

Идея его была выведена учёным из классической теоремы Томаса, гласящей: "Если человек определяет ситуацию как реальную, она - реальна по своим последствиям". Гипотетическую ситуацию такого "пророчества" Мертон продемонстрировал на примере воображаемого банка, у которого есть запас ликвидных активов, большая часть которых инвестирована в различные проекты. Дела у банка идут неплохо, но в один "прекрасный" день в банк случайно является большая группа вкладчиков. Видя, сколько народу собралось, вкладчики начинают беспокоиться. Кто-то пускает слух, что у банка финансовые неурядицы, и вскоре он будет объявлен банкротом. В результате число желающих забрать деньги резко увеличивается, возникает паника, и банк, не имея физической возможности выполнить обязательства по вкладам, действительно объявляется банкротом.

Впрочем, гипотетической эта ситуация является лишь отчасти: "Социальная теория и социальная структура" была написана вскоре после окончания Великой депрессии, в основании которой лежала, в том числе, банковская паника 1930-31гг., когда американцы бросились массово изымать вклады из банков, что привело к волне банкротств.

Однако никто из многочисленных исследователей не называет эту панику главной причиной депрессии. Возможно она явилась неким катализатором, усугубившим и без того плачевное состояние американской экономики в тот момент, но никак не пусковым механизмом кризиса. В конце 20-х годов правительство США допустило ряд грубейших ошибок (в том числе - nota bene! - высокие таможенные пошлины на импортные товары, введённые с целью защиты внутреннего производителя), которые привели сперва к биржевому краху 1929г., а затем и к экономическому коллапсу. И паника среди рядовых американцев была лишь следствием этих ошибок.

Сегодняшняя Беларусь чем-то напоминает США начала 30-х. Возможно, бегая по обменникам, белорусы и правда приближают "неизбежную девальвацию" - но не они станут её "создателями", если таковая случится. Фатализм белорусских девальваций обусловлен, прежде всего, самой экономической моделью стабильности по-белорусски, её перекосами и противоречиями - и только в пятую очередь инвалютными настроениями населения, которое просто спасает крохи, с трудом заработанные на "процветающих" нивах родины.

В гипотетической ситуации Мертона крах банка начался с того, что кто-то пустил слух о его скором банкротстве. Но любая гипотетическая ситуация - это всего лишь лабораторный эксперимент, "сферический конь в вакууме". В реальной жизни на исход событий влияет куда больше факторов, чем в самом подробном эксперименте. Белорусам не надо никаких допслухов - у них ещё живы в памяти и вероломная новогодняя девальвация 2009г., и феерические девальвации 2011г., и то, как накануне каждой из них власть била себя пяткой в грудь, уверяя, что никакой девальвации не будет. "Вы сами можете устроить себе девальвацию, если будете скупать валюту", - это ведь Александр Григорьевич не вчера сказал - впервые это прозвучало в декабре 2010г. Когда через три года те же слова повторяются вновь, невольно возникает ощущение дежавю со всеми вытекающими из него траблами.

У американцев не было пугала в виде "проклятого Запада", на который списывают свои провалы руководители стран бывшего СССР, поэтому из Великой депрессии 30-х годов янки извлекли для себя самые серьёзные уроки. И теперь какие бы кризисы не "сотрясали" американскую экономику, они и в сотом приближении не идут в сравнение с тем кошмаром, который Америка пережила в 30-е годы прошлого века. Наблюдая за телодвижениями белорусского госаппарата, приходишь к неутешительной мысли: из кризиса 2011г. уроков он не извлёк никаких. А значит, не надо быть пророком, чтобы предположить: впереди нас ждут не самые скучные времена.

Новости по теме

Новости других СМИ