Белорусские активы стоят недорого, поэтому останутся у государства

Дмитрий Власов, Naviny.by

В конце ушедшего года произошло два "взаимозачетных" для белорусского финансового рынка события: через один из российских банков в Минск поступил кредит в размере 450 млн. долларов, а Совет Антикризисного фонда ЕврАзЭС отложил на полгода рассмотрение вопроса о предоставлении Беларуси шестого транша финансового кредита (440 млн. долларов) в связи с невыполнением десяти показателей действующей стабилизационной программы.

В результате, несмотря на более чем 200-миллионные выплаты по кредиту Международного валютного фонда, золотовалютные резервы страны по итогам выросли примерно на эту же сумму и позволили сохранить относительное спокойствие на валютном рынке.

Напомним, 25 декабря на заседании Высшего госсовета Союзного государства в Москве Владимир Путин пообещал Александру Лукашенко выделить в 2014 году до 2 млрд. долларов кредитных средств сроком на 10 лет. Как пояснил днем позже в ходе онлайн-конференции на сайте госагентства БелТА замминистра финансов Владимир Амарин, стороны договариваются о том, чтобы условия предоставления этого кредита были аналогичными условиям кредита АКФ.

Одним из десяти условий евразэсовского кредита, которые без последствий для себя не выполняет белорусская сторона, является приватизация госсобственности на 2,5 млрд. долларов ежегодно.

Если Москва и дальше будет готова прикармливать Минск, используя документы со своими собственными договоренностями в качестве туалетной бумаги во имя интеграционной целесообразности, то рассуждать о приватизации в Беларуси и прочих надеждах, с которыми расстался Кремль, не имеет ни малейшего смысла.

Если же от братских поцелуев Путин решит все же перейти к не дающим вырваться братским объятиям, белорусским властям придется провести предпродажную ревизию фамильного серебра.

В начале прошлого года экономической топ-темой правительств двух стран стала идея создания пяти совместных предприятий либо транснациональных корпораций. Как выразилась тогда «БДГ. Деловая газета» — по сути это та же приватизация белорусских активов, только в профиль, без шума и пыли.

Речь шла о "Гродно-Азоте", "Гомсельмаше", Минском заводе колесных тягачей, "Интеграле" и Минском автозаводе. Идея в итоге заглохла: Минск исправно получал денежное довольствие, ничего не отдавая взамен. Но интерес российского бизнеса к этим активам, может, и упал, но вряд ли обнулился. Ведь, если отбросить "Беларуськалий" и нефтеперерабатывающие заводы, это вторые по величине «лакомые куски госсобственности», как любит выражаться белорусский руководитель.

Самым перспективным из этой пятерки активов экономист Леонид Злотников считает "Гродно-Азот".

"Предприятие — действительно «лакомый кусок», так как находится возле газовой трубы, а газовая труба — это интересы России", — отмечает эксперт. Стоимость "куска" он оценивает в 1,5-2 млрд. долларов, однако цена может варьироваться в зависимости от объема инвестиций, требующихся заводу.

Позиции трех "гигантов машиностроения" — МАЗа, МЗКТ и "Гомсельмаша" — видятся Злотникову не слишком устойчивыми. "Да, даже автозавод, — убежден экономист. — На Западе нет автопроизводителей, которые бы сами делали практически всё".

Диверсификация производства позволяет увеличить конкурентоспособность. КамАЗ, об объединении с которым говорят уже давно, "поживее нашего МАЗа". Возможная приватизация МАЗа, стоимость которого в 2012 году международная аудиторская компания Ernst & Young оценила в 1,095 млрд. долларов, может лишь увеличить его долю в России, но никак не стать прорывом обоих предприятий на зарубежные рынки. "Потенциальных покупателей скорее заинтересует не МАЗовское "железо", а мозги — конструкторские и инженерские кадры", — полагает Злотников.

За МЗКТ, по его мнению, можно выручить меньше 100 млн. долларов. Впрочем, "вилка" оценки этого предприятия очень широкая: от 30 до 300 млн. долларов. В середине прошлого года белорусское правительство сообщило, что оценивать завод будет независимая международная аудиторская компания. Каков результат, пока неизвестно. Однако понятно, что предприятие весьма заинтересовано в получении российских оборонных заказов. От того, кто кому нужнее — ВПК восточного соседа заводу или наоборот — в немалой степени будет зависеть конечная цена сделки.

В декабре Александр Лукашенко сыграл на повышение, заявив, что не желает продавать МЗКТ иностранному инвестору: "Действительно, мы очень много сделали для этого завода, и я хотел бы, чтобы он процветал. Но меня удивляет то рвение, с которым сегодня (не знаю: завод или правительство) хотят его продать. Я, конечно, категорически против этого".

За "Интеграл", по мнению Злотникова, «сотню-другую миллионов долларов» выручить можно. Примерно такие же цифры (150-200 млн.) назывались в апреле 2012 года, когда появились сообщения о намерении российской акционерной финансовой корпорации "Система" купить завод. Проблема в том, что "Интеграл" — "не передовое производство", подчеркивает эксперт. Как, собственно, и российские заводы, отстающие от Запада в сфере сложной электроники.

Что касается "Гомсельмаша", то он до сих пор даже не акционирован, хотя не раз включался в соответствующий перечень. И это не единственное отличие: если в предыдущих четырех случаях речь шла о переходе белорусских заводов под российское крыло, то здесь, наоборот, Минск предложил выкупить угодивший в кризис "Ростсельмаш". Было это в июле 2012 года. В Ростове к этому отнеслись холодно. Независимой оценки активов двух заводов нет. В отношении "Ростсельмаша" проскакивала цифра 1 млрд. долларов. Вряд ли белорусские власти захотят продавать "Гомсельмаш" дешевле. Да и кто купит?

Таким образом, если сложить максимальные суммы, то при полной продаже четырех вышеназванных предприятий — открытых акционерных обществ "Гродно-Азот", МАЗ, МЗКТ и "Интеграл" — можно выручить около 4,5 млрд. долларов.

Сумма, скажем прямо, не впечатляющая. Но больше и не дадут. По мнению экономиста Злотникова, белорусские власти постараются сохранить статус-кво, предлагая вместо продажи производственную кооперацию и пробивая российские заказы. А если что вдруг и продадут, то максимум на 1 млрд. долларов.

"Стоит напомнить, что Евразийский банк развития, требуя приватизации активов на 2,5 млрд. долларов ежегодно, не указывает Минску, какие конкретно предприятия нужно продавать. Другое дело, что интерес России ограничивается узким кругом белорусских заводов", — отмечает эксперт.

При этом более важным ему видится требование России либерализовать цены и открыть рынок для партнеров по Таможенному союзу.

Возможно, именно это, а не приватизация станет главной межгосударственной экономической интригой 2014 года. Если Минск пойдет на либерализацию внутреннего рынка, то Москве придется выполнить обещание и наконец отменить ненавистную пошлину на нефтепродукты, изготавливаемые на белорусских НПЗ из российской нефти. А это, как сообщил в октябре Лукашенко, 4 млрд. долларов. "А если бы они остались в стране? Я бы построил здесь Эмираты", — пафосно заявил он тогда на пресс-конференции для российских журналистов.

Вот и сравнивайте: 4,5 млрд. долларов за заводы, но один раз — или 4 млрд. от отмены нефтепошлин, но ежегодно. Тем более что Минск, играя на имперско-интеграционных комплексах Москвы, наверняка постарается и отмены пошлин добиться, и дверь на свой рынок запертой оставить.

Новости по теме

    Клюнут ли инвесторы на приватизационный список?

    В Беларуси составлен перечень предприятий, за акции которых правительство надеется выручить в этом году 5 млрд. долларов. Что вынудило власти вернуться к практике приватизационных списков и найдутся ли покупатели на столь внушительную суммуподробности

Новости других СМИ