Экономическая зависимость Беларуси от России продолжает увеличиваться

Надежда Кравчук, "Товарищ.online"

Беларусь вынуждена идти на интеграционные проекты с Россией из-за крупных долгов. При этом специалисты полагают, что это не принесет белорусским предприятиям ощутимую пользу. Зато "цену вопроса" придется снижать.

Беларусь не настолько богата, чтобы разбрасываться собственностью. Поэтому реализация любого подобного проекта должна подразумевать, во-первых, модернизацию, а во-вторых – выход с совместной продукцией на новые рынки. Об этом президент Беларуси Александр Лукашенко заявил на встрече с губернатором Ярославской области.

– А просто так рассуждать про интеграцию, наверное, не правильно. Это похоже на попытку прихватить по дешевке какое-то предприятие в другой стране. Конечно, мы с такими подходами не согласны, – цитирует Лукашенко его пресс-служба. Кроме того, инициатива подобных проектов, по его словам, должна исходить снизу, с предприятия, а не от "больших начальников".

Экс-президент концерна "Амкодор" Василий Шлындиков согласен с президентом: именно владельцы предприятия должны решать, с кем объединяться. Однако это работает, когда в стране функционирует рыночная экономика, а предприятие – частное.

– А так разве директорат МАЗа горел желанием объединяться с КамАЗом? Не думаю, что они очень просили руководство Беларуси, чтобы разрешили, – сказал Шлындиков в интервью сайту "Товарищ.online". Он считает, что руководители предприятий не видят пользы в подобных проектах.

– Хорошо, если КамАЗ принесет инвестиции или вместе они создадут такое, что весь мир ахнет, и начнут продавать. Но откуда у КамАЗа инвестиции? Откуда у него деньги, чтобы создать что-то такое, что мир ахнет? Что мы получим взамен? Рынок? Но в Таможенном союзе у нас и так должен быть единый рынок. А если это не так, то зачем такой ТС? – задается вопросами экс-президент "Амкодора". – Не вижу, чтобы на российских предприятиях менеджмент был лучше, чем в Беларуси. Как показало советское время, белорусский директорат ничуть не уступал директорату российскому, а во многом и превосходил его.

Что выйдет из холдинговых пар вроде МАЗ-КамАЗ, покажет практика.

– Если, скажем, "Роснефть" покупает оставшуюся половину Мозырского НПЗ, то белорусская сторона предлагает модернизировать за эти деньги завод и увеличить его мощность в 2 раза. Почему бы нет? – говорит доктор экономических наук Борис Желиба. Другой вопрос, есть ли у российских предприятий, покупающих белорусские активы, современные технологии и техника. Так, например, НПЗ в России уступают белорусским по глубине переработки.

По словам экономиста, есть опасность, что белорусский партнер станет просто придатком более мощной российской стороны. Не будет ли российский капитал неуважительно вести по отношению к белорусским трудовым коллективам? Сохранит ли он социальные условия и профиль предприятия? И как он будет распоряжаться прибылью? Все это остается под вопросом. При хорошем сценарии, прибыль реинвестируется, то есть вкладывается в развитие производств, работающих на территории Беларуси. Но в другом случае собственник, который распоряжается прибылью, может вывозить ее на родину.

Продолжение читайте здесь.

Новости по теме

Новости других СМИ