Павел Усов: Идя на Восток, Лукашенко потеряет и государство, и власть

Иван Греков, "Белорусский партизан"

Спасая свою персональную власть, Лукашенко фактически уничтожил государственный суверенитет и главный механизм его защиты – национальное самосознание.

Режим создал такие условия, при которых чужая держава без каких-либо усилий может спокойно поглотить Беларусь, и при необходимости расчленить на шесть или более регионов.

Кремль может реализовать в Беларуси как "крымский", так и чехословацкий, либо "чилийский" сценарии. Россия даже может выступить в роли "демократизатора" Беларуси, и избавить ее от 20-летней тирании, установив "новую демократию".

О последствиях геополитического выбора Лукашенко размышляет доктор политических наук Павел Усов.

- Как сказал Евгений Киселев, Лукашенко не хочет быть губернатором Беларуси. И именно это обстоятельство, по мнению многих аналитиков, должно подтолкнуть Лукашенко в сторону Евросоюза, в попытке ослабить медвежьи объятия России. Ради самосохранения. Не выдаем ли мы желаемое за действительное?

- Вероятность того, что Лукашенко может стать губернатором Республики Белоруссии (название нашей страны в российском варианте) возникла практически сразу после прихода Путина к власти. Уже тогда наметились тенденции по реимпериализации России. В 2003 году прозвучали знаменитые слова президента РФ об отделении "мух от котлет" и вхождении Беларуси в состав Российской Федерации на правах шести губерний. Давление и доминация России на постсоветском пространстве с каждым годом возрастала, и война в Грузии должна была окончательно избавить от иллюзий тех, кто верил в то, что Россия не собирается отстраивать империю и посягать на суверенитет соседей.

Но Лукашенко и его окружение не сделали ничего, что могло бы укрепить государственный суверенитет республики, ограничить ее экономическую и стратегическую зависимость от России. Наоборот, предпринимались активные шаги по вовлечению Беларуси в интеграционные процессы, инициированные Россией. Членство Беларуси в ОДКБ, Таможенном, Экономическом и, наконец, Евразийском союзе вряд ли можно назвать процессом укрепления независимости. Даже в период потепления отношений с Западом белорусские власти реально ничего не сделали для того, чтобы «оторваться» от России.

В нынешней ситуации одного желания Лукашенко, если такое действительно возникнет, изменить вектор внешней политики, уже недостаточно. Необходима железная воля, мобилизация всех внутренних общественных и политических сил, переориентация экономики и многое другое. В короткие сроки сделать это не возможно.

Более того, нынешняя безынициативная политическая элита, у которой полностью отсутствует государственное мышление, и которая скорее готова быть "форстопом России" (из выступления Натальи Лобацкой - депутата Витебского облсовета на собрании по случаю Дня Победы), чем бороться за независимое государство, просто не способна идти на противостояние с Россией. В конце концов, необходима опора на белорусский народ, который стараниями все той же власти превратился в "русских со знаком качества" (из выступления А. Лукашенко).

Спасая свою персональную власть, Лукашенко фактически уничтожил государственный суверенитет и главный механизм его защиты – национальное самосознание. Режим создал такие условия, при которых чужая держава без каких-либо усилий может спокойно поглотить Беларусь, и при необходимости расчленить на шесть или более регионов.

- Рассматривает ли Лукашенко крымский сценарий как серьезную угрозу для себя?

- Россия может использовать разнообразный инструментарий для оправдания и осуществления своей экспансии в Беларуси. Можно быть уверенным в том, что она произойдет в случае отказа Лукашенко выполнять дальнейшие требования России по углублению интеграции. А если Москва еще добьется успеха в дальнейшем расчленении Украины, то в отношении Беларуси она может действовать как угодно. Тут может быть реализован как "крымский", так и чехословацкий, либо "чилийский" сценарии. Россия даже может выступить в роли "демократизатора" Беларуси, и избавить ее от 20-ти летней тирании, установив "новую демократию".

- В таком случае для Лукашенко лучше остаться губернатором, чем остаться без власти вообще? А реальное сближение с Евросоюзом грозит именно потерей власти, не так ли?

- Лукашенко оказался в ситуации политической обреченности, в которой любой геополитический выбор чреват серьезными политическими потерями. Движение на Запад или на Восток, так или иначе, приведет к полной утрате политической власти. Режим Лукашенко может существовать только в статическом геополитическом положении, в положении "между". Движение или вовлечение в какое-либо пространство гибельно для него. В рамках Евразийского Союза, при полном господстве Москвы, Лукашенко не будет нужен Кремлю ни как "президент", ни как "губернатор", его, скорее всего, отправят на пенсию. Но, идя на Восток, Лукашенко потеряет и государство, и власть.

Западный вектор, по крайней мере, оставляет шанс на сохранение государственности и лучшего будущего для страны. Да и сам Лукашенко не войдет в историю как последний президент Беларуси и ее гробовщик.

- Раздаются голоса, что чем ближе к президентским выборам, тем больше Минск заинтересован в улучшении отношений с Западом. Якобы и платформа сближения найдена: упрощение визового режима. Являются ли потуги официального Минска растопить охладевшие отношения с Евросоюзом реальным стремлением их улучшить? По большому счету, Лукашенко всегда рассматривал ЕС как составную часть геополитических качелей и применял исключительно для шантажа России.

- Просто хорошие отношения с ЕС, диалог, упрощение визового режима радикальным образом ничего не изменят ни в Беларуси, ни на ее восточном направлении. Россию этими играми уже не напугаешь. В Кремле прекрасно понимают всю глубину и всестороннюю зависимость Беларуси от России, знают также, что Лукашенко просто не способен на серьезные сдвиги в политической и экономической системах. Без реформ и политической трансформации в Беларуси отношения с Западом никогда не достигнут серьезного уровня и, тем более, не повлияют на геополитическое положение республики.

- Зачем вообще Лукашенко восстановление отношений с Евросоюзом? Если Путин надумает наклонить Лукашенко, ЕС не поможет – что может быть нагляднее примера Украины?

- Могут быть две причины, объясняющие эти попытки. Первое - Лукашенко кажется, что он еще имеет возможность свободного выбора и может сохранять равновесие между двумя полюсами и в случае необходимости заморозить интеграционные процессы с Россией. Второе: понимая безвыходность ситуации, он хочет сохранить видимость самостоятельности и независимости в принятии стратегических решений. Ведь если в окружении Лукашенко появится ощущение того, что он уже не в силах определять будущее страны, система начнет разваливаться.

Что же касается Запада, то, безусловно, ни Лукашенко, ни кто-нибудь другой не смогут рассчитывать на его помощь, если возникнет необходимость защищать демократический или европейский выбор Беларуси от России. ЕС и США найдут тысячу отговорок, чтобы не бороться за Беларусь. Битва за будущее Беларуси ведется сейчас в Украине, и Запад ее фактически проиграл. События в соседней стране доказали, что Запад не в состоянии ни компенсировать экономических потерь, ни оказать стратегической помощи в случае открытой российской агрессии. Поэтому вряд ли Лукашенко станет рисковать и бросать открытый вызов Москве.

- Вообще, Лукашенко должен извлечь, помимо внутрибелорусских, геополитические уроки из российско-украинской войны. Пересматривать приоритеты в любом случае придется. Вопрос – в чью пользу?

- Я уверен в том, что Лукашенко не осмелится начать серьезно пересматривать геополитические приоритеты: для этого нет ни времени, ни сил.

Новости по теме

Новости других СМИ