Дорофеев: Это война, и белорусы в нее втянуты

Марина Коктыш, "Народная Воля"

Как зовут политика, которому сегодня безоговорочно верит большинство украинцев? Безопасно ли в Киеве россиянам? И будут ли белорусы стрелять в украинцев?

О сегодняшних белорусских и украинских реалиях в интервью "Народной Воле" рассуждает известный телеведущий Сергей ДОРОФЕЕВ, который уже не первый год живет в Киеве.

— Сергей, вы заметили, что сегодня большинство людей в Украине не строят глобальных планов на будущее — максимум до вечера. С чем это связано?

— Это как раз и связано с неопределенностью как внутри страны, так и в военном и геополитическом контекстах. Что касается олигархов и людей немного победнее, но чьи активы диверсифицированы, они приходят в себя и начинают возводить новые бизнес-конструкции. У них есть подушки безопасности. Надо понимать одну важную вещь: золотой батон Януковича изъяли, но схемы конвертации денег в этот батон остались. Другими словами — если спилить дерево, его корни могут дать новые побеги. Люди в регионах, поставлявшие "муку" для батона, остались. И такие поставщики есть в разных политических силах. Что же касается небольшой прослойки среднего класса и большинства украинцев, живущих за зарплату в несколько тысяч гривен (это еще хорошая зарплата), они и составляют группу риска. Сейчас никто не ввязывается в кредитные истории и особо не тратит деньги.

— Можете ли вы назвать сегодняшнюю жизнь в Киеве спокойной и безопасной? Или в воздухе все-таки витает запах напряжения и войны?

— Сегодня по улицам можно ходить спокойно. Открыты магазины, рестораны, кафе и кинотеатры. Жизнь в столице идет своим чередом. Если не знать, как трясет восток и юг, сразу и не подумаешь, что страна в состоянии войны. Но стоит задержаться в Киеве на пару дней, как запах войны начинает доноситься отовсюду — он в тревожных взглядах с бигбордов, в напряженных разговорах в ресторанах, конечно, в теленовостях и на первых полосах газет. Этот запах не волнует только негражданский балласт — ту, прямо скажем, биомассу, которая живет только для того, чтобы потреблять, — она всегда пристроится и найдет себе занятие. Такие есть в любой стране. Они ни во что не вникают и живут с уверенностью, что ничего от них не зависит. Мы все очень разные.

— По вашим личным наблюдениям, как последние события отразились на уровне благосостояния граждан? Недавно читала, что цены в Украине стали заметно выше…

— Конечно, цены растут. Страна в долгах, как в шелках. За все эти годы воровство стало национальной традицией. Сколько нала было тупо вывезено за границу в грузовиках!.. А сколько ушло через офшоры!.. Экономика при Януковиче и его сборы — это отдельная история. Хотя, справедливости ради, тут у каждого политического центра тяжести свои финансовые схемы и свои системы грузов-противовесов. А люди — ох уж эти людишки: мы путаемся под ногами сильных рулевых, как они думают сами о себе.

— У меня в Киеве живет близкая подруга. И в самый разгар Майдана она делала такие прогнозы: мол, к весне ситуация стабилизируется, все наладится и успокоится. Как думаете, сколько еще понадобится времени, чтобы Украину действительно перестало лихорадить?

— Это вопрос не ко мне. Это вам к Путину и тем украинским псевдопатриотам, которые раскачивают ситуацию внутри страны.

— Как вы и ваши близкие украинские друзья относитесь к тому, что Крым теперь считается российской территорией?

— Странный вопрос. Как к этому можно относиться? Это отвратительно. С таким же успехом сейчас можно перекраивать Европу в соответствии с Рейхенбахскими конвенциями 1813 года. И, поверьте, при желании все можно будет аргументировать и найти своих Лавровых в дипломатических лавровых венках. С таким подходом на Крым может претендовать Турция… Ящик Пандоры открыт. Смотрите — намедни уже и Венгрия устами своего премьера заявила, что венгры на территории Буковины должны иметь свою автономию и получить от Киева право двуязычия.

Что же касается художественной резьбы по Украине, начал все не столько Кремль, сколько некоторые свои же украинские политиканы и наемные технологи, которые во время предыдущих предвыборных кампаний кроили страну, мазали ее разными цветами, которые устраивали тут силовые сценки по ганьбе национально-неверных, чем создавали отличный фон для Путина и его уже тогда инфицированного аннексией окружения. Как же прав был Кафка, повторявший: "Один из самых действенных соблазнов зла — призыв к борьбе". Я не говорю, что бороться не надо. Надо. В том числе и в политике. Но нельзя бороться за чистое грязными руками.

— Буквально на днях в Минске пробили шины на джипе супермодели Екатерины Доманьковой — она живет в Москве и ездит на российских номерах. Катя решила, что таким образом ее решили наказать за то, что она связана с Россией. Хочу спросить: много ли в Киеве встречается машин с российскими номерами?

— Все, что произошло с Катей, это, конечно, полный беспредел. Оправдать такое нельзя. Однако есть одно НО: это война. И белорусы, хотят они того или нет, оказываются в нее втянутыми. В Беларуси государство и люди разделены. А в таком случае события развиваются и будут развиваться по сценарию "глаз за глаз". Всех одним миром мажут. А, ты из России? Иди-ка сюда!.. Когда начинают стрелять и гибнут люди, человеческое мышление переходит на иной уровень, где милосердие и понимание становятся в особом дефиците.

Что касается Киева, я все реже вижу на улицах машины с российскими номерами. Думаю, их здесь может ожидать та же участь, и уже в первую ночь у подъезда.

— 25 мая в Украине должны состояться президентские выборы. Если бы вы были гражданином Украины, за кого отдали бы свой голос? И, на ваш взгляд, какого кандидата в президенты сегодня поддерживает большинство украинцев?

— Я не могу отвечать на такой вопрос. Если отвечу, то, являясь журналистом, нарушу законодательство Украины: мои слова могут быть расценены как агитация или контрагитация. Скажу так: украинцы сейчас все меньше кому-то верят в принципе. Ситуация такова, что каждый сам себе глава семьи, и министр обороны, и министр внутренних дел, и глава Минфина, и он же дипломат. В условиях такой государственной турбулентности, да что там — боевых действий, люди сами готовы защищать себя и свои семьи. Один мой коллега достал с чердака оружие. Говорит: так спокойнее. И так поступают многие. С падением доверия к государственным институтам растет готовность людей буквально зубами вырывать благополучие и безопасность своих семей. Это закон природы. Как только там, наверху, гордыня затмевает любовь, недостаток любви начинает ощущаться и у низов. А если эта болезненная политическая инфантильность Кремля перерождается в имперскую лихорадку — жди беды. Как себя вести в такой ситуации нам? А это и есть экзамен на человеческую состоятельность.

— Пару месяцев назад независимые социологи провели опрос общественного мнения по поводу отношения к украинским событиям. Почти 80 процентов респондентов на вопрос "Стоит ли крови людей лучшее будущее?" ответили "Нет" и заявили, что не хотели бы повторения украинских событий на белорусской земле. У вас вызывают доверие эти цифры?

— Я не хочу комментировать никакие цифры. Хотя бы потому, что сейчас любая социология зиждется или на страхе респондентов, или на излишней их взвинченности, или просто на лжи. Я знаю одно: для свободы и национальной зрелости мало одной только эволюции и социального пубертата.

— В Беларуси в последнее время даже между близкими родственниками часто случаются конфликты из-за разных взглядов на события в Украине. Вам приходится с кем-то спорить по этому поводу?

— Мне — нет. В моем окружении все говорят на одном языке, и мы все единомышленники.

— А с какой точкой зрения на украинские события вам чаще всего приходится сталкиваться вне своего круга? Как думаете, в этом вопросе есть правильное или неправильное мнение?

— Все происходящее — это такой многокомпонентный замес на крови. Здесь все — деньги, имперские замашки, политические рейтинги, интриги, потеря веры и моральных ориентиров, страх и еще много-много всего другого. Мнений масса. Жизнь одна. Восток Украины — он принципиально другой. Но во всем происходящем украинцы во многом виноваты сами. Сегодня ты продаешь свой голос на выборах за гречку, берешь взятку, завтра тебе задерживают зарплату, послезавтра на тебя нападают в темном переулке, а через неделю на стоянке у твоего дома паркуется русский танк. Простота этой цепочки страшна.

— Вас не раздражает, как подаются украинские новости на российских телеканалах?

— Ну что за вопрос… Я хомо сапиенс. Российский информационный контент сегодня — это пошло и дико.

— Сережа, а как за последние месяцы изменилась ваша жизнь в Украине?

— Я тоже перестал планировать. Но я, в отличие от украинцев, которые здесь родились и выросли, с антителами кочевника: я из Беларуси. "Спасибо" за это синеокой системе и ее способности перемалывать человеческие судьбы. Я готов к дальнейшим перемещениям. Фактически сейчас вся центральная и северная Украина — на чемоданах. Люди думают, что они будут делать, если завтра здесь будут "зеленые человечки": как будут бороться, куда ехать, как спасать жен и детей. Хотя я не представляю — если у Беларуси и России общая военная доктрина, то это как: меня в своем прицеле сможет вести белорусский солдат, например, мой бывший сосед? Или просто незнакомый мне русский 18-летний мальчишка? А как мне им отвечать? Я не смогу стрелять в ответ…

Кто бы мог подумать, что мы все будем искать ответы на такие вопросы! Говорите: наше поколение счастливое?.. Не знаю…


Справка

Сергей Дорофеев родился в 1980 году. Работал на телеканале ОНТ, был директором дирекции утреннего вещания, вел ток-шоу "Выбор". В декабре 2010 года был отстранен от эфира по политическим мотивам, в апреле 2011-го уволен с телеканала. Последние годы живет и работает в Киеве.

Новости по теме

Новости других СМИ