Лебедько: У нас нет "грязных денег" - от криминала и белорусской власти


31 мая в отеле "Ренессанс" в Минске прошел съезд ОГП. Партия переизбрала председателем Анатолия Лебедько, которого уполномочила участвовать в процедуре выдвижения единого кандидата в президенты от оппозиции.

Итоги съезда, и не только, Анатолий Лебедько подводит в интервью "Белорусскому партизану".


"Я задумываюсь изменить род деятельности"

- Съезд прошел "на колесах". Только за три дня до съезда мы подписали договор с администрацией отеля "Ренессанс". Около 15 субъектов хозяйствования отказали нам в предоставлении помещения. Традиционное место проведения подобных форумов – ДК МТЗ – сначала согласились дать помещение, закатив космические суммы за аренду, а в последний момент прислали нам факс-отказ.

Власти были "заточены" сорвать наш съезд. На наше обращение с предложением помочь в реализации уставных целей министерство юстиции ответило обычной отпиской.

Мы все-таки провели съезд при необходимом кворуме – и это уже плюс. Одновременно мы нарушили определенные каноны, отказавшись от классических выступлений минут так на 40, а возбудили интерес к ОГП, дав возможность и членам партии, и ее сторонникам задавать любые вопросы; пригласили и журналистов, которые могли участвовать в жестком, но открытом интервью.

Бывший премьер-министр Литвы Кубилюс и экс-премьер Михаил Чигирь озвучили пять основных задач на ближайшие два года.

В общем, съезд на твердую четверку с плюсом. ОГП, пожалуй, единственная структура, которая работает в таких жестких условиях.

- С 2000 года вы являетесь бессменным руководителем ОГП. Вам не надоело, покоя не ищете?

- По-разному бывает – я живой человек; возникает и желание сменить род деятельности. Но я понимаю, что пока Беларусь такая, то для меня альтернатива не очень большая: либо эмиграция, либо делать Беларусь другой страной. Я не могу, к сожалению, несмотря на мой потенциал, реализовать себя в бизнесе или на государственной службе. В эмиграцию я не собираюсь. Значит, буду заниматься политической деятельности.

- Чем собирались заменить политику?

- Я думаю про разные ситуации. Но на сегодняшний день доминантой моей деятельности остается моя нынешняя деятельность – изо всех занятий, которыми я мог бы заниматься, это наиболее важное и полезное.

- Съезд совместил выборы председателя партии и представителя ОГП для участия в определении единого кандидата в президенты от оппозиции. Почему отказались избирать претендента на единого? Ради этого, я так понимаю, вы и проводили внутрипартийный праймериз.

- Съезд – высший руководящий орган ОГП, мы живем по решениям съезда. Вместе с тем ОГП ставит перед собой цель и главный приоритет – свободные демократические выборы. Прежде чем реализовать эту задачу в масштабах страны, мы должны ее прежде осуществить внутри партии.

Мы провели внутрипартийный праймериз. На семи отчетных конференциях мы задавали участникам следующие вопросы: должна ли партия вообще участвовать в президентской кампании? а если должна, то кто может представлять партию и в процедуре, и в президентской кампании?

Чуть более 90% на первые два вопроса ответили "да". Что касается персоналий, то мы не предлагали конкретных претендентов: каждый делегат конференции мог самостоятельно вписывать в порядке приоритета три фамилии. В итоге я набрал под 290 баллов, Добровольский – 128, Поляков – 28, а за ним большая группа политиков: Марголин, Чигирь, Богданкевич и другие.

После праймериз в регионах я уже имел некоторое политическое и моральное право на съезде обращаться за поддержкой к людям. Два других претендента: Добровольский и Поляков – взяли самоотвод и поддержали мою кандидатуру. Голосование показало, что больше 90% делегатов открытым голосованием меня поддержали.


"С бюджетом ОГП вообще ничего нельзя сделать"

- Четыре претендента на должность председателя ОГП взяли самоотвод. Это послужило основанием для обвинений в том, что вы построили партию "под себя".

- Этот вопрос лучше адресовать претендентам, которые взяли самоотвод.

Из четырех претендентов трое – члены моей команды. Четвертый мог бы участвовать. Почему побоялся – я не знаю. Если у тебя есть позиция, ты ее должен выбрасывать не только в СМИ и кулуарах, если есть программа – иди к людям. А так – все направлено на скандал.

В 2000, 2002, 2006 годах я был председателем ОГП, сегодня я – лидер партии. Это немного разные вещи. Как ни крути кубик съезда, как ни складывай конфигурацию делегатов, я имею именно такую поддержку – около 80%. 16-17% членов партии всегда чем-то недовольны, это нормально для любой демократической структуры.

- Еще одно обвинение: Лебедько и его окружение финансово обеспечены, в то время как для политической деятельности партии средств практически нет.

- Такой вопрос могут задавать люди, которые далеки от партии. Мы проводили съезд в нормальном помещении. Наша деятельность за прошлый год удивила Рыжкова, Гозмана; они говорят, с бюджетами, какой имеет ОГП, вообще ничего нельзя сделать: ни разработать Антикризисную программу, ни законопроект о насилии в семье – невозможно. Мы содержим 11 офисов: надо оплатить аренду, заплатить коммуналку. Надо оплатить приезд людей на съезд или Политсовет. Надо оплатить работу информационных ресурсов: десятки тысяч информационных материалов, которые идут на регионы.

Я бы хотел, чтобы ситуация была гораздо лучше. Но мы живем в реальной жизни, а не в сказке. ОГП уже 20 лет на передовой, и критика раздается из коптерок, где другие люди раздают портянки или крупу.

- Чтобы исключить дальнейшие инсинуации, я бы на вашем месте ответил: чем владеет семья Лебедько?

- Многие журналисты были у меня дома, знают мой быт. Если бы я не занимался политикой, я бы имел значительно больший финансовый успех, потому что на самом деле искать ресурсы; изредка ты "на флажке" находишь, чтобы сохранить некий офис, деятельность, людей. Рядовых членов партии не интересует, откуда появляются финансы.

Должен сказать, что у нас нет "грязных денег" - от криминала, белорусской власти. И никогда не было. А так мы представили отчет Политсовету, сколько потрачено на тот же съезд, - это достаточно прозрачная информация для наших контролирующих структур. И властных. Я вхожу в тройку или пятерку белорусских политиков, которые проверены и по горизонтали, и по вертикали; никто не писал финансовые отчеты сразу за 18 лет, как это делал я, моя семья.

Политика не та деятельность, на которой ты можешь наживаться; скорее, будешь больше отдавать, чем получать. Если бы должность председателя партии была таким комфортным местом, где можно решать свои вопросы, поверьте – было бы и пять, и семь конкурентов, и никто из них не снялся бы.

- Анатолий Владимирович, давайте покончим с обвинениями. Балыкин сказал такую фразу: нет смысла менять одного диктатора на другого – Анатолия Лебедько на Александра Лукашенко.

- Сколько я в партии – столько и он. Он выходил – с шумом, хлопая дверью – из партии. Потом почему-то вернулся обратно. За это время не пожертвовал ни одной копейки на деятельность этой самой партии. Не сделал ни одного дела, чтобы что-то сделать, поддержать. Получил должность председателя областной организации партии – и через три минуты бросил портфель и сбежал.

Я не говорю, что на съезд нельзя пробиться, но он сам и вся его группа поддержки, как один, - все 100% - делегаты. Жалуется, что неправильно считают голоса – пожалуйста, иди в счетную комиссию. Есть программа – представь ее делегатам.

Политический трутень и партийный тролль. Два года валяется на диване, а приходит время - предъявляет претензии, попадает в прессу и собирает сливки. И опять в спячку – на год или два.

Для меня стало большой неожиданностью, что ответственные, уважаемые мной информационные ресурсы написали, что выборы председателя ОГП такие же циничные, как и выборы Лукашенко – это главная мысль. Если вы хотите ущипнуть или лягнуть Анатолия Лебедько – найдите иные способы. Но в ситуации, когда свободные честные выборы дискредитированы властью, а мы, ОГП, делаем это главным приоритетом и пытается сделать ценностью для людей. Если люди считают, что нет свободных выборов при Лукашенко и в демократических структурах, тогда вообще нет перспективы. За что бороться?


"Если есть два претендента, может, и Конгресс не нужен?"

- А зачем, действительно, участвовать в выборах, которых нет?

- Ответ очень прост. Как гражданин Лебедько я бы, скорее всего, никаким образом не участвовал в "выборах". Но как лидер партии скажу, что у нее морального и политического права – отлежаться на диване. В условиях Беларуси не участвовать в выборах, которых нет, означает ничего не делать – это проверено на практике. Поэтому мы сформулировали ясную стратегию: мы не можем игнорировать политические избирательные кампании, но каждую из них мы вырабатываем свой сценарий поведения. Во время последней парламентской кампании – это активный бойкот, когда мы регистрировали своих спикеров, они шли к людям и говорили, что у нас есть Антикризисная программа, программа "Миллион рабочих мест". Но мы их не можем реализовать, пока нет честных свободных выборов. И мы призываем честных людей ехать на дачу, идти на рыбалку.

Власть не знала, что с этим делать. Половина спикеров выступили на радио и телевидении, другая – нет: власть не знала, как не пускать в эфир зарегистрированных кандидатов, с другой стороны, не знала что делать, когда они такое говорят. Поэтому вся рефлексия властей после выборов была направлена на то, чтобы нейтрализовать нашу стратегию.

Во время местной кампании бойкот мы не сумели организовать, но пошли в "горячие точки" - с темой Украины, темой коррупции. Закончилось тем, что власть опять не сдержалась: 18 кандидатов в депутаты и доверенных лиц от ОГП были привлечены к административной ответственности, восемь из них посажены в тюрьму.

- На какой стадии находятся переговоры в оппозиции по выдвижению единого кандидата в президенты?

- ОГП была и есть одним из главных инвесторов процесса объединения. Сегодня мы с сожалением констатируем, что праймериз как возможный способ активизации людей отвергнут большинством политических субъектов. Мы пошли навстречу остальным: хорошо, соглашаемся на Конгресс – он лучше, чем ничего.

Уже решено, что кандидата от сторонников перемен будет выдвигать Конгресс. С помощью процедуры "консенсус минус один голос" определено, кто будет делегатом Конгресса: квота для семи политических структур, которые взяли на себя ответственность; квота для VIP-персон; зарегистрированные кандидаты в депутаты на местной кампании; незарегистрированные спикеры-кандидаты в депутаты, которые обжаловали это решение в судебном порядке; и те, кто выдвинется через процедуру праймериз. Праймериз все-таки будет, хотя большинство проголосовало за него потому, что его очень сложно реализовать на практике. Если есть регион – 3% избирателей региона должно принять участие в голосовании. Пусть теоритическая возможность, но она дает возможность выйти за рамки активистов партий и организаций.

Эти позиции уже проголосованы. Остаются еще две, несогласованные: выдвижение на собраниях жителей или через сбор подписей. По этим позициям консенсуса еще нет, идет переговорный процесс.

- Процедура почти готова. Как скоро ждать Конгресса?

- Логично начинать процедуру подготовки Конгресса осенью, чтобы в конце года провести Конгресс.

- Не поздно будет?

- Мы считаем, что поздно. Мы выступаем, чтобы провести Конгресс осенью.

Есть еще одна проблема. Большого ажиотажа стать единым не наблюдается. У всех в подсознании сидит 2010 год. Поэтому парада кандидатов быть не может. Пока есть две структуры: ОГП и "Говори правду", готовые выдвинуть своих кандидатов. А других я не знаю.

- А как же Калякин, например?

- Есть Калякин, Козулин, Ярошук – 10-15 человек. Но все разговоры в кулуарах – для внутреннего пользования. Нужно заявить ясно и публично. Предстоящая президентская кампания будет самой сложной, самой трудной.

Тому несколько причин. Белорусы слишком разочарованы, слишком высокое бойкотное настроение – ничего не делать. Власть заточена на то, чтобы решать эту проблему исключительно силовыми инструментами. И Лукашенко получил финансовую поддержку из России, которая дает возможность подготовиться к президентской кампании. Более того, украинский фон не благоприятствует сторонникам перемен.

Но многие структуры понимают: свято место пусто не бывает, не участвуешь ты, твое место займут другие.

Если окажется, что существуют только два потенциальных кандидата, может, и Конгресс не нужен?.. Может, нам с Некляевым надо садиться за стол и разговаривать - как организовать кампанию, чтобы она стала более эффективной? Заодно и ресурсы сэкономить.

- Вы запамятовали господина Гайдукевича, который грозился прийти на Конгресс, вне зависимости от того, ждут его или не ждут.

- Наличие таких людей обязательно, это скамейка запасных Красного дома.

- Так ведь действительно может прийти…

- Я не исключаю этого, потому что миссия таких людей – скандалы, дискредитация идей, предложений, действий. Поэтому от него можно ожидать чего угодно. Независимо от того, придет он или нет, он не станет демократом, не станет европейцем, он останется в своей нише. К этому нужно относиться совершенно спокойно.

- Значит, все оппозиционные политики, которые пожелают претендовать на единого, будут включены в бюллетени для голосования на Конгрессе?

- У нас есть кредитная история, она открыта для всех. Если в кандидаты пойдет вор в законе или тролль, оргкомитет должен просто разъяснить людям, почему это невозможно. Но для любого другого гражданина Республики Беларусь дверь должна быть открыта.

- Удастся ли избрать единого на эту кампанию?

- Это не самая главная, хотя очень важная, задача. Если не будет единого кандидата, власть зарегистрирует группу "а-ля Гайдукевичи", Александр Лукашенко пошлет еще одного аполитичного директора предприятия или профессора. Поэтому для регистрации кандидата, который будет продвигать программу перемен, очень важно – это задача-минимум. У нас есть несколько тем, которые могут составить позитивную альтернативу, благодаря которой сможет привлечь на свою сторону большинство людей. Будет ли это больше 50% - я не знаю, это зависит от многих факторов.

Но предложить эту альтернативу нам по силам. Мы знаем, как решить проблему цен, как покончить с коррупцией, как создать новые рабочие места и вернуть домой миллион белорусов, работающих за границей. Мы знаем, как избавиться от печального лидерства во всем мире по количеству потребления алкоголя на душу населения.

Мы констатировали, что украинский майдан – последствия политики режима Януковича. Все украинские проблемы в большей или меньшей степени присутствуют и в Беларуси. Исходя из этого, мы предлагаем общенациональный круглый стол для решения проблем новых рабочих мест, свободных и честных выборов, борьбы с коррупцией, для освобождения политзаключенных. Это наш посыл власти. Если власть отказывается, мы говорим, что у людей есть право на мирное сопротивление. Если власть не хочет доводить ситуацию до майдана, давайте решать проблемы.

Сегодня есть угроза не только для оппозиции – она существует все 20 лет, но появилась реальная угроза для Беларуси, а значит – и власти. И этот узел власть самостоятельно не в состоянии развязать.

- Опыт 20 предыдущих лет показывает, что Лукашенко никогда не принимал предложения оппозиции о переговорах.

- Не принял, но никогда не было и такой угрозы для безопасности Беларуси, для безопасности граждан, в том числе и Лукашенко, как сегодня. После событий в Украине изменился мир. Должны оказаться в окружении Лукашенко люди, способные увидеть новые вызовы и задуматься над ними. Очень небольшой шанс! У меня нет никаких иллюзий относительно них. Но такое предложение мы вынуждены сделать как ответственные политические структуры.

- Звезды складываются в пользу Лукашенко: он получил финансовую помощь России. Вероятность мирного сопротивления сведена к минимуму украинскими событиями. Имеет ли оппозиция в 2015 году хотя бы мизерные шансы реально побороться за власть?

- Шансы есть всегда. Любой футбольный болельщик знает, что проигрывая два мяча, команда выигрывает со счетом 3:2. Потому что футболисты не согласны. И это было одной из мотиваций, почему я со своей командой, со своим видением перемен вступаю в эту кампанию.

Но шансы нельзя преувеличивать. Трудности только нарастают, поэтому он предпримет определенные шаги и на западном направлении. Он хотел бы летом поехать следующего в Ригу и подписать соглашение с Европейским Союзом о снижении цен на визы и таким образом откусить кусок симпатий у проевропейской части общества. Лукашенко тоже не против получить компенсацию за свою балансировку по украинскому вопросу – ведь получил перед 2010 годом 3,5 миллиарда долларов от МВФ.

Трудно будут нарастать. И вот тут нужна консолидация не только политических субъектов, но гражданского общества, всех сторонников перемен. Потому что Лукашенко оказывается в очень сложной ситуации. Даже с 2-3 миллиардами долларов он не решает весь блок проблем.

По цифрам мы получим то, что и всегда: пока есть механизм фальсификаций, Ермошина. Но очень важно, чтобы 50% людей не проголосовало за Лукашенко. Цифры в протоколах одно, а реальная ситуация – другое. Вот за это "другое" мы можем и должны бороться.

Новости по теме

Новости других СМИ