Корнеенко: Многие чиновники стоят перед выбором: сидеть в кресле или сидеть на нарах

Сергей Павловский, "Товарищ.online"

Сопредседатель незарегистрированного общественного объединения "За справедливые выборы" Виктор Корнеенко на момент прихода Александра Лукашенко к президентской власти являлся заместителем председателя Гомельского городского совета. Однако вскоре был вынужден подать в отставку, поняв, во что превращаются органы местного самоуправления при первом президенте Беларуси.

О мотивах своего поступка Корнеенко рассказал в интервью "Товарищ.online" в рамках проекта "20 лет: первый выбор независимой Беларуси".


Белорусская власть фактически стала монархией

- Сегодня советы лишены реальных полномочий. 20 лет назад было иначе?

- В начале 90-х годов прошлого века впервые в советы депутатов были избраны люди, не назначенные в комитетах компартии. Стали избираться те, кто по-иному воспринимал свою роль в советах, так как ощущал реальную ответственность перед избирателями. Они вышли полностью из-под подчинения партийных органов.

Чтобы эффективно использовать свои полномочия, им надо было решать вопросы, связанные, например, с коммунальной собственностью, ее разделом и так далее. Это были серьезные вопросы, на решение которых уходило достаточно много времени.

Часто звучала критика, что советы не заработали. Конечно, с ноля успешно решить подобные вопросы в то врем было сложно. Вместе с тем, советы были нормальным органом власти, куда можно было обратиться по любому вопросу. Время тогда было экономически трудное, поэтому советы, как могли, решали поставленные перед ними задачи.

- Что изменилось после избрания Лукашенко?

- С приходом Лукашенко (это прошло, причем, очень быстро) были внесены изменения в закон о местном самоуправлении, в результате которых исполкомы были фактически переданы под контроль вертикали власти. У депутатов, образно говоря, были оторваны руки и оставлены только языки.

Совет без реального влияния на исполнительный орган стал фактически никому не нужным. Но и этого было мало. Более десяти раз вносились изменения в закон о местном самоуправлении, и каждый раз все больше и больше ограничивались возможности местных советов. Без решения исполнительного органа депутат совета не мог даже поехать в командировку.

Это стало издевательством над здравым смыслом. В советские времена, несмотря на полную зависимость от властных органов, у советов были хотя бы формальные возможности принимать решения, обязательные для выполнения иными местными органами. Да, они не пользовались этим правом. Но сегодня у советов нет даже этого права.

- Во что же превратились местные советы?

- В стране полностью властвует вертикаль, а советы стали даже не декорацией, а чистой бутафорией. Даже ничего прикрывать не надо, так как все понимают, что решения принимает только исполнительная власть. Поскольку она у нас не сменяемая, то ее уже можно сравнить даже с не до конца оформленной монархией.

Депутаты местных советов при власти Лукашенко стали клоунами

- Как после избрания стали относится к независимым от власти депутатам местных советов? Их заманивали на свою сторону, запугивали?

- Когда после президентских выборов в стране начали происходить перемены, я просто подал в отставку, сложив с другими депутатами от ОГП свои полномочия, так как они фактически исчезли. Мы не могли решать вопросы, связанные с выполнением своих обещаний перед избирателями.

Моя отставка принималась на сессии, на которой присутствовал Лукашенко, правда, в отставке было отказано. До этой сессии приезжали эмиссары Лукашенко и просили, чтобы я не подавал в отставку. Я им объяснил, что в этой ситуации по-другому поступить не могу, так как глупо быть клоуном при вертикали власти.

В итоге я уволился по кодексу о труде и больше не работал в таком бутафорском совете.

В начале 90-х года были депутаты, с которыми власти пытались заигрывать, предлагая какие-то возможности. Надо мной, например, долго подшучивали, что я живу на окраине Гомеля, в непрестижном районе, имея квартиру на первом этаже в непрестижном доме. Намекали, что эти вопросы надо решать. Но был серьезный тормоз избрания. Чтобы избраться в советы по-новому, депутат должен был работать, а не думать о своих возможностях. Их можно было использовать, но тогда это означало прощание с политической карьерой.

Лукашенко поступил жестко: он не заигрывал, а просто забрал у депутатов местных советов полномочия.

- После того, как Лукашенко "дореформировал" местное самоуправление, высказывались предложения о полной ликвидации сельских и поселковых советов. Почему от этих планов решили все же отказаться?

- Думаю, на этот шаг власти не пошли, чтобы сохранить хотя бы видимость преемственности власти. Хотя, по большому счету, все эти советы надо бы отменить и не валять дурака. В нынешнем виде они никому не нужны. Вероятно, за их ликвидацией люди бы увидели, что система советов уничтожается по факту.

- Лукашенко при власти уже 20 лет. Может это и означает, что созданная им вертикаль власти вполне себе жизнеспособна?

- Руководителей вертикали сегодня сажают в тюрьмы как картошку. Если бы не было таких вещей, как строительство дворцов за счет местных бюджетов, если бы мы говорили о создании не стабильной для Лукашенко, а эффективной системы управления, тогда, возможно, об этом и можно было говорить.

Но не стоит изобретать велосипед. Я подавал в отставку не потому, что была недемократичная система, а потому, что она стала абсолютно неэффективной при управлении публичными делами. Если мы хотим добиться эффективности, то ничего иного, кроме демократии, мировое сообщество не придумало. И сравнивать себя надо с теми соседями, где дела идут на поправку, например, с Польшей.


Создание вертикали власти породило коррупцию

- К чему же пришла Беларусь?

- В Беларуси, создав вертикаль власти, добились коррупции, бесконтрольности власти, которая стала относиться к людям абсолютно по-хамски. В начале 90-х годов 20 века не сидели милиционеры в Гомельском горисполкоме. Ко мне и любому другому в кабинет мог зайти любой человек и решать свои проблемы. За 20 лет власть отгородилась от народа. Как я понимаю, власти плевать на этот народ, так как она решает свои проблемы.

В Беларуси создана система, которая пожрет и своего руководителя и его команду. Она не может существовать вечно. Она неэффективна, социальный контракт власти с населением постепенно рушится. Если исходить из принципа самосохранения, власть должна понимать, что своими полномочиями диктатор с народом должен поделиться.

- Местные чиновники, действительно, с завидной регулярностью, попадают за решетку. Они ничего не боятся, ощущают свою вседозволенность?

- В Беларуси посадить можно любого чиновника. Система сама по себе это предполагает. Условия существования в ней делает чиновников ее заложниками. Но они сами приняли такие правила игры, ждут, что их могут выбрать в качестве жертвы, в надежде, что все же пронесет.


Чиновники недовольны, но пока еще молчат

- И что же, на ваш взгляд, нужно делать?

Чтобы не было причин для коррупции, надо возвращать в страну демократию, упрощать механизмы контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов, менять принцип собственности, когда воровать у себя станет не выгодным, когда тебе будет просто не выгодно принимать неправовые решения.

А так, у нас есть один судья, один прокурор, один самый главный человек, который принимает решения, а все остальные – обслуживающий механизм.

Многие чиновники сегодня хотели бы уйти и не иметь никакого отношения к нынешней власти. Но, наверное, там принцип такой: рубль – вход, два – выход. У многих остается только такой выход: сидеть в кресле или сесть в тюрьму, заявив о своей позиции.

- Кто поддерживает Лукашенко больше: чиновник местного или республиканского уровня? Как считаете, откуда ему больше ждать угрозу?

- Думаю, в равной степени все чиновники недовольны своей участью и ситуацией в стране, но вынуждены с этими соглашаться. На любом уровне тыканья Лукашенко вряд ли могут нравиться людям с чувством собственного достоинства, родные и дети которых смотрят на все эти безобразия.

Мне кажется, что недовольны все. Но я не верю, что может быть номенклатурный переворот. Только в случае протестов населения в массовом порядке чиновники обязательно изменят свою точку зрения. У них есть свой барометр, который чувствует общественное мнение. Как только оно радикально изменится не в пользу действующего правителя, чиновники также моментально поменяют свою позицию.

Новости по теме

Новости других СМИ