Павел Усов: Кремль уже рассматривает Беларусь как свою вотчину


Москва будет продолжать поддерживать Беларусь, пока та идет "верным курсом" на Восток. При этом российский истеблишмент уверен, что деньги вернутся: вкладывать в Лукашенко и получить в собственность целую страну – неплохой бизнес.

2 июля Владимир Путин посетит Минск для участия в торжественных мероприятиях, посвященных 70-й годовщине освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. По ходу дела Лукашенко с Путиным обсудят проблемы белорусско-российского сотрудничества и взаимодействия в интеграционных объединениях.

Эксперты полагают, что российский президент везет в Минск послание – о восстановлении величия русского народа, частью которого в России считают и белорусов, а также о необходимости сплочения против "поднимающего голову фашизма".

Все спекуляции насчет приезда-неприезда Путина отпали: приедет, и не только с целью возложения венков, но и чтобы обсудить "интеграцию". А чтобы Лукашенко был посговерчивее, как раз за неделю до визита ему подкинули 2 миллиарда «зеленых» на спасение золотовалютных резервов страны.

Доктор политических наук Павел Усов рассказал "Белорусскому партизану" об истинных целях визита Путина в Минск.

- 26 июня банк ВТБ выдал Беларуси кредит на 2 миллиарда долларов. Как можно расценить этот шаг накануне ожидаемого 2 июля визита Владимира Путина в Минск?

- Это та сумма, которую выторговал Лукашенко во время своего визита в Москву перед подписанием соглашения о создании Евразийского Союза, обещав при этом не саботировать процесс интеграции. Поэтому ничего сверхполитического в данном событии нет. Москва будет продолжать поддерживать Беларусь, пока та идет «верным курсом» на Восток. Для Путина подписание соглашения о создании ЕАЭС, пусть даже пока на бумаге – это огромный геополитический успех, и за поддержание имиджа "сверхдержавы" и новой империи Россия готова платить.

При этом российский истеблишмент уверен, что деньги вернутся. Вкладывать в Лукашенко и получить в свою собственность целую страну – неплохой бизнес. Думаю, что Кремль уже рассматривает Беларусь как свою вотчину. Маховик реимпериализации запущен, и остановить его сможет только глубокий внутриполитический кризис в самой России.

- Есть ли веский повод у Путина вообще приезжать в Беларусь сейчас? Открытие музея Великой Отечественной войны – не то мероприятие, которое может заинтересовать российского руководителя.

- Визит носит скорее символический характер и приурочен ко "дню независимости" - 70-летию освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков. Тематика Великой Отечественной войны стала основным пропагандистским и мобилизирующим элементом во внешней политике России – как особая идеологическая форма противостояния Западу и сплочения постсоветского пространства. Поэтому участие Путина в празднествах в Беларуси встраивается в общую идеологическую концепцию России.

Возможно, что Путин приготовил послание белорусскому обществу, которое будет касаться восстановления величия русского народа в границах ЕАЭС, частью которого являются белорусы, а также всеобщего сплочения для борьбы с «поднимающим голову фашизмом», который, как утверждает Москва, уже захватил Украину. Полагаю, что и для Путина этот визит будет иметь особое значение, ведь он приедет в Минск в статусе "объединителя", нового вождя на постсоветском пространстве.

- Совсем недавно, на финале чемпионата мира по хоккею, Путин уже приезжал в Минск. Не расценят ли такую частоту визитов как знак особого внимания к Лукашенко?

- Как я уже говорил, Москва не боится потерять Беларусь. Российские политики четко осознают всестороннюю зависимость Беларуси от России. Такие визиты больше нужны Путину, чем Лукашенко, так как для российского президента это дополнительная возможность поддержать динамизм геополитического успеха России.

Конечно, Кремль заинтересован в том, чтобы "союз", как глобальное стратегическое образование, заработал как можно скорее, поэтому давление на Лукашенко будет нарастать.

Очевидно также и то, что белорусский президент не может не понимать последствий для собственной власти в случае, если "союз" заработает при полном контроле России. Минск предпринял некоторые шаги с тем, чтобы разобрать завалы на западном направлении, перезапустить диалог с ЕС и попытаться притормозить создание ЕАЭС. Но простого диалога с Западом, дружеских визитов европейских политиков уже недостаточно чтобы сохранить хотя бы видимость независимости.

-На днях Казахстан и Беларусь не поддержали Россию в вопросе совместного введения импортных пошлин в отношении украинских товаров. Не станет ли украинский вопрос главным на встрече Путина и Лукашенко?

-Безусловно, Москва желает навязать своим сателлитам общий подход во внешнеполитических вопросах. Во многих аспектах она уже преуспела, это касается, прежде всего, Беларуси, в некоторых Минск еще проявляет собственную волю. Это не нравится России, но уже и не раздражает так сильно, как это было в 2008 году. Я уверен в том, что чем глубже будет интеграционный процесс, тем более консолидированной станет внешнеполитическая позиция.

А в вопросе Украины Лукашенко пока останется на тех позициях, на которых он стоит сейчас, хотя бы для того, чтобы показать, что он сохраняет самостоятельность.

- Не связан ли визит с разногласиями между Минском и Москвой относительно Евразийского экономического союза?

- Обычно, если в серьезных проектах есть разногласия, то партнеры от них отказываются. Тем не менее, формально союз создан, и я убежден, что он начнет функционировать в 2015 году. Данное обстоятельство говорит о том, что в проекте участвуют не партнеры, а господствующим в нем является один интерес – российский, который интенсивно продавливается Москвой, не смотря на "обиды" и "непонимание" остальных участников. Главные разногласия не касаются деталей, единых тарифов и цен, а лежат в сути самого идеологического подхода и целей союза. Для Москвы – это политический и только политический проект. Ведь кроме собственных территорий и полной лояльности, ни Казахстан, ни Беларусь, и уж тем более Армения и Кыргызстан предложить России ничего не могут. Собственно говоря, ей больше ничего и не нужно.

В свою очередь, президенты бывших советских республик хотят использовать союз исключительно в качестве ресурсной базы для подпитки политических режимов. Россия же навязывает другую формулу - имперскую, в которой места для самостоятельности нет, и всё, на что могут рассчитывать нынешние руководители бывших советских республик – это выполнение формальных функций «держателя территории».

Понимает ли это белорусский президент? Думаю, да. Есть ли у него выход из сложившейся ситуации? Думаю, нет! Если только он не решится на масштабный геополитический разворот, но лично для него в этом развороте больше угроз, чем выгоды.

Новости по теме

Новости других СМИ