Был начальник – нет начальника

Федор Костров, "Товарищ.online"

Президент Беларусь Александр Лукашенко принял в понедельник громкое кадровое решение. Своим Указом глава государства освободил Александра Якобсона от должности председателя Комитета государственного контроля в связи с переводом на другую работу. 63-летний чиновник находился на своей должности с декабря 2010 года.

С чем это связано? Какую "другую работу" уготовили экс-контролеру? Пойдет ли он на повышение? Нужен ли он вообще белорусской экономике? На эти и другие вопросы корреспондента сайта "Товарищ.online" ответил руководитель Центра Мизеса Ярослав Романчук.

- Начнем с того, что Александр Якобсон – это 100-процентно лояльный боец "вертикали". Ни генерал, ни даже член близкой команды президента по принятию ключевых решений, а просто боец. Да, он занимал высокую должность – один из главных коллекторов компромата. Копал там, где безопасно для карьеры и для вышестоящего начальства. Копал так, чтобы у главы государства были все козыри в руках. Не у прокуратуры или судебной системы, а именно у главы государства. Размахивал шашкой по строго определенной траектории. Прекрасно понимал правила игры. Он – не стратег, не идеолог. Якобсон не лез на рожон. Не пижонился без надобности. Не был замечен на "Ламборгини" или в компаниях с сомнительной для "Семьи" репутацией.

- И все же его отправили в отставку.

- Да, уволили. Что изменилось? Какие издержки понесла "Система" и "Семья"? Расходы на новые таблички, визитки, протоколы и постановления об изменении кадрового состава разных органов власти. И все! Был начальник – нет начальника. Таких из "вертикали" уходили уже тысячи. Ну, может быть, уровня Александра Якобсона, сотни. Причин увольнения с интересной формулировкой "в связи с переводом на другую работу" может быть много.

- Какие вы видите основные?

- Первая – гуманная. Семейная драма, здоровье – человека можно понять и отпустить на более щадящую работу. Можно в органы СНГ, ЕАЭС. Не исключено, что неким инспектором или станционным "смотрящим". На пенсию более $1000 в месяц Александр Серафимович, вероятно, наработал.

- Но ходят разговоры, что он первый кандидат на должность премьера…

- Если уходить на повышение, то только на вторую должность в стране. В структуре исполнительной власти Якобсон может занять место только премьер-министра или в случае ротации – главы Администрации президента. В этом раскладе Андрей Кобяков может уйти на должность премьера.

- Каким будет, если будет, конечно, премьер Якобсон?

- Если Александр Серафимович возглавит Правительство, это будет означать ставку на зажимание гаек, выжимание последних соков из слабеющей системы, а также очищение органов госуправления от людей Михаила Мясниковича. Они для Александра Лукашенко в новом президентском сроке не нужны. Понятное дело, что Михаил Владимирович рассчитывает не только на почетную грамоту и медаль «За заслуги перед Отечеством». Он очень хотел бы поучаствовать в распределении госактивов. В этой связи Якобсону может быть поручено расчистить поле от «концов» старой мясниковичско-прокоповичской номенклатуры. Из-за своего возраста и отношения к быту Александр Серафимович гораздо лучше подходит на роль чистильщика, чем привыкший к комфорту и респектабельности Михаил Владимирович. Якобсон не обиделся бы, если бы после президентских выборов 2015 года он пошел бы на почетную работу в Совете Республики или Палате представителей.

- Но хватит ли знаний Якобсону, чтобы руководить Правительством?

- Понятное дело, что уволенный глава КГК понятия не имеет, что такое макроэкономическая стабильность. Он едва ли быстро определит понятие "инфляция", но от человека в должности премьера этого и не нужно. На данном этапе он должен быть безукоризненным ретранслятором воли Александра Лукашенко, исполнителем приказов из Администрации президента и Управления делами президента. Такую работу Якобсон знает. Он всю жизнь ею занимается.

- Еще одна из версий отставки: главный контролер страны сам не чист на руку.

- Да, одной из причин увольнения мог стать компромат против Якобсона. За почти четыре года в КГК он «накопал» себе много недоброжелателей, в том числе в высоких кругах. Нет сомнения, что они вели работу против него. Не исключено, что капля за каплей доносы и специфически подаваемые факты могли пошатнуть доверие президента к главе КГК. Его сын – в «нефтянке». В руководстве Гомельской области – коррупция и бардак. «Слив» компромата было обеспечить несложно.

- Но насколько, по вашему мнению, эта версия реальна?

- Мне она кажется маловероятной. Лукашенко уже при назначении Якобсона знал все про его деятельность. Ничего нового признания высокопоставленных подсудимых не дадут. Возбуждение уголовного дела по старым делам означало бы удар по кадровой работе самого главы страны. Мол, как же вы кадры такого уровня проверяли? Кого назначали на должность главного контролера страны?

- Еще возможные причины можете назвать?

- Можно рассмотреть и такую: Якобсон случайно или почти случайно начал копать так, что наткнулся на чувствительную информацию явно не его уровня. Его сняли с работы с формулировкой, которая предполагает как хорошее, так и плохое развитие ситуации. В общем, подвесили, чтобы поговорить по душам и расставить акценты. Душевные беседы с представителями высших органов власти могут быстро стереть чип памяти любого чиновника страны.

- Да, сценарии разные…

- Какой бы из них не сработал, Якобсон – это уходящая натура. Лукашенко выбирает скорость и качество этого ухода. Экс-глава КГК не может быть реформатором и созидателем нового. Он не обладает некими козырями для реализации новых проектов с Россией, тем более с Евросоюзом. Александр Серафимович уже не успеет принести пользу новой Беларуси, а вот ускорить кризис старой путем ужесточения государственного контроля ему под силу.

Новости по теме

Новости других СМИ