Павел Усов: Диктаторы ведут переговоры не ради мира, а ради войны


Прямое участие Беларуси в военном конфликте на стороне России – это чистая авантюра и самоубийство.

Путин объявил войну, назвав часть Украины Новороссией, которая является жизненным пространством России. В свое время именно так действовал Гитлер, называя территории восточной Европы lebensraum великой Германии.

Открытое вторжение в Украину являлось делом времени. Кремль, очевидно, решил, что оно наступило после минского саммита: боевики измотали и обескровили силы украинской армии, после чего, введя свежие резервы, Россия рассчитывает окончательно сломить сопротивление украинцев с минимальными потерями для себя.

Об этом заявил доктор политических наук Павел Усов в интервью Беларускай праўдзе.

- Россия вторглась в Украину. Можно ли утверждать, что Россия начала полномасштабную войну без ее объявления?

- Вторжение в Украину началось еще в конце февраля 2014 года, когда Москва поставила своей целью захват Крыма и дестабилизацию юго-восточных регионов Украины. Но почему-то мировое сообщество предпочитало воспринимать российскую агрессию как проявление местного сепаратизма, хотя как в Крыму, так и на Донбассе открыто действовали российские военизированные группы, офицеры ФСБ и ГРУ.

Что же касается вопроса «объявления войны», то это произошло тогда, когда Путин заявил, что часть территории Украины – это Новороссия, которая является жизненным пространством России. В свое время, точно также действовал Гитлер, называя территории восточной Европы lebensraum великой Германии. Я думаю, что открытое введение войск в Украину было делом времени. Для местных сепаратистов и «добровольцев» ставилась тактическая задача – измотать и обескровить силы украинской армии, после чего, введя свежие резервы, Россия сможет окончательно сломить сопротивление украинцев с минимальными потерями для себя.

- Вторжение российских войск произошло 27 августа – через день после минского саммита. Случайность?

- Изначально было понятно, что Путин не собирается уступать. Как правило, диктаторы используют переговоры только, чтобы приготовиться к новому удару, другим словами, они договариваются для того, чтобы начать войну.

- Что может противопоставить Запад российской агрессии? Уже даже слепой видит, что громкие и напыщенные заявления бессильны против российских войск. Грубо говоря, против лома нет приема, окромя другого лома. Способен ли Запад оказать реальную помощь Украине?

- Запад способен, но для этого нужна решительность. Формат такой помощи в нынешних условиях может быть самым широким. Во-первых, военно-техническая поддержка, поставки новейшего вооружения и амуниции для украинской армии. Во-вторых, размещение военных кораблей у берегов Украины. Одесса, Мариуполь, Бердянск – ключевые точки, которые должны быть защищены с тем, чтобы предотвратить российское вторжение с моря. В конечном итоге Запад (НАТО) имеет полное право выслать военный контингент для поддержания боеспособности украинской армии.

Дипломатически Запад потерпел полное поражение, теперь вопрос в том, потерпит ли он военное.

- Поведение Европы в сложившихся условиях вы назвали самоубийством. Насколько я понял, в 2014 году Европа взрастила нового фюрера в России, равно как породила в 30-е годы Гитлера.

- Невмешательство Европы, ее пацифизм, сознательное игнорирование Зла в 30-е стало причиной большой войны. При этом невмешательство в процесс немецкой экспансии оправдывалось экономическими и социальными проблемами (мировой кризис 30-х), внутренними проблемами стран Западной Европы и т.д. Также такая позиция объяснялась надеждой на то, что политические игры европейских политиков столкнут и приведут к взаимному уничтожению двух тоталитаризмов. Думая, что Европа спасает себя, она себя убивала.

Почти такой же подход использует Запад и в отношении российской экспансии.

А) "Забота" о благополучии собственных граждан более приоритетна, чем вмешательство в конфликт.

Б) Европа должна решать собственные проблемы, связанные с последствиями экономического кризиса.

В) Запад надеется на то, что экономически Россия зависит от Европы и не осмелиться вступить в "новую холодную войну".

Думая таким образом, европейские политики обманывают только себя, расширяя возможности России для дальнейшей военной экспансии.

- Очевидно, что Лукашенко уже не сможет воспользоваться своими лаврами миротворца. Подошел момент, когда официальный Минск должен определиться – с кем он. Насколько велика вероятность втягивания Беларуси в реальную войну?

- Беларусь уже давно определилась с кем она – она с Россией. И наивно надеяться на то, что она изменит свои ориентации. Авторитарный режим Лукашенко – надежный союзник Москвы. По-моему, наличие российских военных объектов на территории Беларуси, членство в военном блоке (ОДКБ), широкомасштабная экономическая интеграция – все это ясно показывает, где и с кем Беларусь.

- Достаточно ли сил и политической воли у Беларуси отказаться от участия в российско-украинской войне?

- Прямое участие Беларуси в военном конфликте на стороне России – это чистая авантюра и самоубийство. Лукашенко это прекрасно понимает. "Неучастие" Беларуси – это важный политический козырь белорусского режима, и Лукашенко будет стараться использовать такое положение с максимальной для себя выгодой. Если предположить, что российская экспансия охватит весь юго-восток Украины, то Москва (как в свое время Гитлер в решении чешского вопроса), может использовать довольно хитрый ход для вовлечения Беларуси в войну, предложив Минску как союзнику осуществлять свой протекторат над частью оторванной от Украины территории.

Новости по теме

Новости других СМИ