Виктор Корнеенко: Без "единого" я не вижу никаких эффективных сценариев, стратегий и форматов


Повторение сценария 2010 года возможно только по решению официального Минска, что, однако не входит в его планы.

Без единого кандидата от оппозиции нет эффективных сценариев, стратегий и форматов, считает сопредседатель кампании "За справедливые выборы". Однако консультации по определению единого проходят по формуле "кто кого перехитрит", что деморализует не только актив, но и сторонников перемен.

Случись "выборы" завтра, оппозиция вряд ли сумеет победить. Но даже если не удастся добиться серьезных перемен, оппозиция не должна позволить авторитарному правителю "победить элегантно".

Гость "Белорусского партизана" - сопредседатель кампании "За справедливые выборы" Виктор Корнеенко.

- Президентская кампания стартовала. Лукашенко недвусмысленно дал понять это на экономическом совещании, подчеркнув, что «нам с вами на ближайшем Всебелорусском собрании предстоит отчитаться перед народом за 5 лет”. Благоприятствуют ли звезды и экономическая ситуация накануне президентской кампании Лукашенко?

- Из всех последних изменений, которые повлияли на внешние и внутренние оценки авторитарного белорусского режима, можно выделить несколько. Во-первых, в Европе появился еще более одиозный правитель - Путин. В отличие от Лукашенко, он куролесит не только на своей территории, но и несет прямую угрозу всему миру. Иначе говоря, у Запада сегодня есть дела важнее, нежели Беларусь.

Во-вторых, многие клюнули на миротворческую миссию Минска и немного неожиданную риторику Лукашенко в оценках украинских событий. Возможно, это немного смягчает сердца западных политиков по отношению к нему.

Что же касается экономики – сравнение с прошлыми кампаниями не в пользу режима, и здесь надежда на терпение белорусов и "лишь бы не было войны!".

- Власть не собирается проводить даже косметические изменения в избирательное законодательство, хотя накануне каждой предыдущей кампании под давлением международного сообщества вносила ужесточающие правки. Чем же нынешняя кампания отличается от предыдущей?

- Закон как свод обязательных норм и правил имеет все меньшее и меньшее значение в Беларуси. Есть отработанная практика, исполнители и механизм неправовых методов удержания власти. Откровенно говоря, мне сложно представить, что еще нужно внести в законодательство, чтобы фальсификаторам было еще удобнее выполнять свою работу.

- Нужны ли изменения в Избирательный кодекс?

- Нужны, но это не панацея. Главная проблема не в законах, а в отсутствии механизмов его защиты. В одной из электоральных кампаний подписи граждан за мое выдвижение избирательные комиссии признали поддельными. Сами же граждане, чьи подписи забраковали, в суде свидетельствовали, что нет, это именно они, находясь в добром здравии, воспользовались своим конституционным правом. Но суд с ними не согласился, посчитав мнение комиссий более веским, чем утверждение самих подписантов. Скажите, что надо изменить в законодательстве, чтобы исключить такой абсурд?

- Власти планируют потратить на президентскую кампанию 100 миллиардов рублей из расчета на 15 кандидатов в президенты. Действительно ли официальный Минск рассматривает повторение сценария 2010 года?

- Повторение сценария 2010 года возможно только по решению этого самого официального Минска, но я не думаю, что это входит в его планы.

- Готова ли оппозиция к президентским выборам?

- Еще в 2010 году стало очевидно, что, выдвигая своего кандидата, каждая из политических организаций не помышляла о борьбе за власть, а укрепляла в общем болоте свою партийную “кочку”. Разговоры о том, что таким образом сумели донести в десять раз больше архиважной информации – чепуха! Основное, что сумели таким образом “донести”, - это приоритет корпоративных интересов и недоговороспособность на этой почве.

Казалось бы, нужно сделать выводы, но и сегодня подготовка к кампании не отличается от предыдущей. Лишь ОГП на съезде внятно и конкретно предложила кандидатуру для переговорного процесса и всевозможных согласований. Некоторые вроде тоже выдвинули кандидатов, но потом “задвинули”, а значит, с какой-то целью подвесили ситуацию. Иные провели рейтинговое голосование за возможных претендентов, но не объяснили, что же это означает.

Можно предположить, что начатый еще весной переговорный процесс по “единому” больше посвящен процедуре, которая проводится по формуле "кто кого перехитрит". Все это деморализует не только потенциальных сторонников перемен, но и актив. Чего в этом процессе больше - амбиций, личных интересов, или влияния спецслужб, я утверждать не берусь.

Немного лучше обстоит дело с договоренностями о совместной работе по контролю за фальсификаторами, но, понятно, что в 2015 году это не может и не должно стать самостоятельными кампаниями. Ну а определенная часть оппозиции, как всегда, готова заявить о бойкоте и с дивана объявить о своей очередной победе в интернет-пространстве.

- Единого кандидата от оппозиции на горизонте не видно, и вряд ли он уже появится. При отсутствии единства оппозиции какой формат участия в президентской кампании вам представляется наиболее оптимальным?


- Без "единого" я не вижу никаких эффективных сценариев, стратегий и форматов.

- Оппозиция не способна и не хочет бороться за власть в Беларуси. Имеет ли право такая оппозиция на существование? Какие варианты переформатирования демократических сил существуют?

- Не согласен с обобщением. Часть оппозиции борется, конечно, в меру своих возможностей и способностей. И как это понимать - "имеет ли она право на существование"? Разве оппозиционеры заняли должности в утвержденном штатном расписании, и теперь отсутствие вакансий не позволяет более способным развернуться? Конкуренция нужна везде, и политическая деятельность - не исключение.

Если говорить о переформатировании, оно постоянно происходит, но иногда в этих процессах немало странного, граничащего с абсурдом. Например, когда из членов разных партий создается еще одна партия "двучленов", некой "нетрадиционной" политической ориентации. Разумеется, это мое субъективное мнение, но смысл этого структуротворчества только в портфелях для размножающегося начальства.

Всегда считал, что классическая многопартийность на голову Беларуси свалилась очень преждевременно, и для достижения более-менее значимого результата придется объединять усилия. После 2010 года главными консолидирующими факторами стали не идеологическая или программная близость организаций, а доверие друг к другу и принципиальность по вопросу перспектив сотрудничества с белорусским режимом.

- Сохранилась ли интрига в предстоящей президентской кампании, или ее результаты предрешены?

- Конечно, ожидать победы оппозиции на «выборах», если бы они были завтра, наивно. Но динамика развития событий сегодня такова, что все может резко измениться. В первую очередь имею в виду последствия войны в Украине для основного политического донора белорусского режима - России. Не утверждаю, что это позволит оппозиции победить, но может значительно изменить ситуацию, в том числе поменять конфигурацию политических сил, стимулировать приход новых лидеров, радикального изменения общественного мнения. Но если существенных изменений и не произойдет, в любом случае оппозиция не должна позволить авторитарному правителю "победить элегантно".

- Режим надеется на признание президентской кампании европейскими структурами, хотя ради этого официальный Минск и пальцем не пошевелил. На чем базируются такие надежды?

- Расчет на некую особую миссию Беларуси в российско-украинском конфликте, на усталость западных политиков от неудач в "белорусском вопросе", на изменения отношений демократических стран и международных организаций к оппозиции. Белорусские власти, упорно не желающие сближение с Европой обычным путем "через дверь", как бы говорят – никуда не денетесь! Сделаете исключение для нашей страны и начнете сотрудничество через "черный ход". Все это должны принимать во внимание и сторонники демократических перемен. В этой связи, как говорил Конфуций, "сидеть на берегу реки и ждать, пока проплывет труп врага", опасно и контрпродуктивно.

Новости по теме

Новости других СМИ