Янукевич: Среди лидеров оппозиции кризис доверия, и он не исчезнет за месяц

Змитер Лукашук, Еврорадио

Об амбициях и недоразумениях в деле выбора единого оппозиционного кандидата в президенты рассказывает председатель Партии БНФ Алексей Янукевич.

17 ноября разразился скандал — часть оппозиционеров фактически ставит ультиматум Анатолию Лебедько. Либо присоединяешься к нам и проводим Конгресс по выборам единого кандидата, либо Конгресс пройдет без кандидата от ОГП. Лебедько обвиняет партнеров в срыве договоренностей. Еврорадио приглашает в студию всех героев истории, чтобы выяснить, кто прав. На этот раз у нас в гостях побывал председатель Партии БНФ Алексей Янукевич.

- Вопрос лично к вам как к человеку, который не только много лет был с Павлом Северинцем в "Молодом фронте" и Партии БНФ, но и действительно с ним дружит: зачем вы своей пресс-конференцией по случаю подписания соглашения о проведении Конгресса демсил так подставили Павла?

- Я не согласен, что здесь была подстава. Я убежден, что Павел действительно хочет, чтобы единый кандидат был, искренне хочет. И он искренне хочет, чтобы это произошло как можно раньше. А эта пресс-конференция в краткосрочной перспективе, может, и создала проблемы для Павла, но глобально она увеличивает шанс того, что единый кандидат будет, и будет быстрее. Поэтому это не подстава — стратегически это в том русле, в котором и Павел свою политику строит.

- Вы мне ответьте просто — договоренность не озвучивать факт подписания 5 субъектами переговоров этого соглашения до 1 декабря была или нет?

- Ну, как договоренность... Была такая фраза Павла, который председательствует на наших заседаниях: "Даем время Сергею Калякину, раз у них 30 ноября будет своя партийная встреча, определиться относительно подписания, определяется также ОГП, и мы до следующей встречи это в СМИ не даем — есть согласие?" В принципе, никто не высказал возражений. И с этой точки зрения можно считать, что для представителей "Справедливого мира" и ОГП наша пресс-конференция была неожиданной, но Павлу по окончании той встречи 17 ноября я рассказал, что у нас есть планы провести эту пресс-конференцию, и даже пригласил на нее.

- Перед началом понедельничной встречи переговорщиков, или когда стало понятно, что "Справедливый мир" и ОГП соглашение не подписывают, пресс-конференция уже была в планах?

- Планы такие были относительно пресс-конференции, но не было понятно, что мы на ней сможем объявить: будет ли достигнуто это подписание в принципе, будет ли там стоят определенное количество подписей? В течение выходных и даже еще утром понедельника у нас проходили интенсивные консультации, и мы согласились: переговоры у нас раз в две недели, на каждых всплывает какой-то новый вариант действий, а вариант, принятый на прошлой встрече, отбрасывается, и это становится уже таким беспомощным, слабым и безнадежным, что нужно эту ситуацию переводить в публичное пространство. Еще на Сойме Партии БНФ я озвучил предложение, что для создания ситуации общественного давления на "Справедливый мир" и ОГП ход переговоров нужно озвучить. И сейчас мы имеем такую ситуацию: если вы говорите, что детали переговоров — неинтересные мелочи для общественности, то поясните людям, зачем вы за них цепляетесь!

- Пока я не о вашей геополитике, а о человеческих отношениях: если решение о проведении пресс-конференции было частью переговорщиков принято до начала встречи 17 ноября, то зачем было на слова Северинца об ожидании и неозвучивании результатов до 1 декабря молча кивать головой?

- Нет, ну головой никто не кивал — эта фраза Павла повисла в воздухе. Да, молчание было расценено как согласие не давать в СМИ, но пойми: к сожалению, мы не находимся с коллегами в такой степени доверия, чтобы сильно заботиться о том, что они будут чувствовать себя непредупрежденными или...

- Короче, вы решили с ними не деликатничать?

- Естественно! Но для меня важна и позиция Павла, и наши личные отношения, поэтому повторю: я лично Павла пригласил на пресс-конференцию с согласия других участников. Но он сказал, что не планировал свое участие, что приглашение слишком поздно поступило, и отказался. Естественно, никаких обид на Павла у нас из-за этого не было.

- Почему давление на коллег-неподписантов было не начать с момента подписания соглашения 17 ноября: "Вы подумайте, прежде чем не подписывать: у нас здесь уже пресс-конференция запланирована и мы вашу позицию расскажем журналистам"?

- Это уже был бы шантаж...

- Нормальный политический шантаж с целью достижения общей цели — что плохого?

- Шантаж и общественное давление — разные вещи. Сколько раз уже говорили: "Ставьте подпись, так как перевод стрелок и затягивание выглядят совершенно нелепо!" И перенос этих нелепых внутренних разборок в публичную плоскость полезен тем, что уже не мы о чем-то спрашиваем, а приходят журналисты и говорят тому же Лебедько: "Поясните вашу позицию". И это уже ответственность перед значительной частью белорусского общества.

- Я спросил у Лебедько о нежелании ставить подпись под соглашением. Услышал: "Пусть назовут имя претендента на единого от "Народного референдума" — подпишу!" Почему не называете — кандидата нет?

- "Народный референдум" — это не коалиция под президентские выборы. Мы это говорили и год назад, и неделю. Если бы Лебедько сказал: "Пусть каждый конкретный субъект "Народного референдума" предлагает своего кандидата", — я бы понимал логику этого. Требование выдвинуть кандидата от "Народного референдума" выглядит очень дико. Организации, которые делают "Народный референдум", всегда говорили: "Народный референдум" направлен не на совместное участие в президентской кампании, а на гораздо больший срок и на другие цели. Мы же не требуем назвать кандидата от "Толоки": мол, пусть Калякин и Лебедько выберут и назовут такого кандидата, а пока они этого не сделают, мы с ними не будем разговаривать! Мы тоже можем занять такую же тупиковую позицию, какую занял Лебедько с требованием кандидата от "Народного референдума". Может, это красивая зацепка, чтобы выпрыгнуть из процесса, но по нашему мнению, кандидат от "Народного референдума" — это необязательное условие, чтобы двигаться дальше.

- Так будет кандидат от "Народного референдума" плюс Лебедько или вы хотите исключительно на единого от 7 структур договориться?

- Еще есть шанс договориться в кругу семи. И пока в кругу семерки на это шанс остается, мы хоть ситуацию и обсуждаем, но пока не ведем детальных сепаратных переговоров, чтобы на двоих, троих или четверых выдвинуть одного кандидата. Нет, я не исключаю, что в результате может быть кандидат от двух структур и от четырех, будут два кандидата от организаций, которые представляют "Народный референдум", или какой-то другой вариант. Восемь месяцев у нас ведутся консультации по единому, и только на предпоследнем заседании несколько недель назад Лебедько впервые сказал: "Давайте каждая из семи организаций скажет, есть ли у них претендент, чтобы была ясность". Восемь месяцев мы обсуждаем процедуру, договорились, что сначала мы ее запускаем, потом даем время кандидатам от структур, самовыдвиженцам подключиться, попробовать зарегистрироваться в качестве претендента на единого, потом окончательный список, чтобы исключить из него возможных сумасшедших, утверждает семерка, и начинается борьба за голоса возможных делегатов и за делегатские мандаты. Такой план действий 8 месяцев казался Лебедько нормальным, а когда мы подошли к черте, когда можно запустить процедуру, начались какие-то игры с кандидатами. Идею "Давайте пойдем от кандидатов" можно было озвучивать почти год назад!

- Почему тогда Дмитриев говорит, что именно у "Народного референдума" есть как минимум четыре потенциальных кандидата?

- Каждый кандидат от структур, входящих в "Народный референдум", наверное, может рассматриваться как потенциальный кандидат от "Народного референдума". К тому же есть имена, озвученные на разных этапах: Милинкевича и Лонгвинца от Движения "За свободу", Некляева от "Говори правду", есть и другие имена, но поскольку они нигде не фигурировали, я не буду их озвучивать. Внутри Партии БНФ также идет обсуждение возможных кандидатов от партии. Но сегодня план "А" таков: запускается процедура единого кандидата, единый избирается, и мы все вместе на единого работаем. Разумеется, этот план последние пару месяцев дышит на ладан. После недавних событий шансы на избрание такого единого увеличились, и можно твердо говорить: до Нового года или сразу после него станет совершенно ясно, будет ли этот единый кандидат от семи структур или нет. Если его не будет, то будем и дальше работать. Но понятно, что задачи, которые мы могли бы решить с помощью единого, с каждым по отдельности или двумя колоннами решить не удастся. Тогда будут работать другие планы, но пока план "А" остается актуальным.

- Дмитриев озвучил через Еврорадио ответ Лебедько: "Поставь подпись — услышишь имя кандидата от "Народного референдума". Если завтра Лебедько поставит подпись, услышит он послезавтра это имя?

- Нет. Это невозможно даже технически. Имя кандидата, которого поддержит БНФ, будет утверждать Сойм. Ради Лебедько за ночь Сойм никто не будет собирать. Если Лебедько ставит подпись, это означает, что процедура запускается. Чем дольше Лебедько думает, тем дальше смещается перспектива времени проведения Конгресса и выхода единого кандидата на финишную прямую компании. Но если подпись ставится, то в течение двух недель по процедуре все потенциальные кандидаты должны заявиться. Тогда надо будет и Анатолию формально заявиться. Теперь он говорит: "Давайте, пока я не передумал, поддержите меня!" Но это предложение нелепо выглядит. На съезде БНФ в рейтинговом голосовании "Кого поддерживать, если не своего?" Анатолий Лебедько набрал один голос. Сегодня прийти к БНФ и сказать: "Поддержите меня"... С такой же вероятностью мог бы прийти Гайдукевич и сказать, чтобы БНФ его поддержала. Если Конгресс выберет единым кандидатом Лебедько, мы будем на него работать. Но говорить сегодня "Кроме меня никого нет"... Прекрасно, если кроме тебя никого нет, значит, ты легче победишь, может даже какие этапы кампании можно будет сократить. Подпиши, и двинемся дальше! Если ты один, то ты фактически уже сейчас начинаешь свою пиар-кампанию единого, ведь ты один — в чем проблема? А то он говорит, чтобы ему показали конкурента, он его оценит и тогда или пойдет с ним в бой за звание единого, или нет. Придумает еще что-то и откажется подписывать — так это выглядит. Если ты уверен в себе, если хочешь идти до конца, а не просто обозначить амбиции и позже "слиться", то почему тебя в этой конкретной процедуре волнует, кто у тебя будет конкурент? А действовать по логике "В политической карьере главы одной из партий сейчас последний шанс стать единым кандидатом, поэтому давайте мы его поддержим без процедуры" абсолютно несерьезно.

- А у Алексея Янукевича амбиции единого есть?

- И я могу сказать: "Если Конгресс поддержит, то я буду единым!" Но я понимаю, что единому нужно не просто победить на Конгрессе, но еще и объединить вокруг себя часть общества, которая пока что недружелюбна по отношению к оппозиции. Объединить вокруг себя демократический электорат мало — необходимо объединить большинство. А представителю Партии БНФ в сегодняшних условиях информационной войны для этого необходимо было бы отказаться от ряда наших программных положений — в свете российской пропаганды некоторые наши программные моменты выглядят сегодня слишком радикально для белорусского общества. Поэтому амбиции, разумеется, есть, но время для них теперь абсолютно неподходящее.

- От программных моментов отказываться не хотите даже ради амбиций, а с бывшими коммунистами из "Справедливого мира" сотрудничаете — как так?

- Действительно, со времени российского вторжения в Украину Калякин наговорил много неприемлемых вещей. Например, сразу после появления "зеленых человечков" в Крыму заявил, что там Россия защищает своих потенциальных граждан. Это возмутительно, и совершенно очевидно, что стратегически нам не по пути. Но сегодня очевидно: у представителя "Справедливого мира" нет шансов быть поддержанным как единый кандидат демократическим сообществом. Ведь единый должен не только отстаивать независимость Беларуси, но и, среди прочего, выступать за европейское будущее. Есть такой критерий среди утвержденных. Этому критерию ни Калякин, ни какой-то другой представитель его партии не соответствовал бы. Но эта партия считается демократической, и сегодня начинать споры по поводу того, может ли Калякин быть в семерке, нелепо и гораздо хуже, чем его присутствие там.

- После 17 ноября встречался ли, к примеру, Алексей Янукевич с Анатолием Лебедько, чтобы найти взаимопонимание и выйти из конфликтной ситуации?

- Есть кризис доверия, и мне слабо верится, что такие двусторонние переговоры могут произойти в течение ближайшего месяца. Мы готовы участвовать в таких переговорах. Но, честно говоря, предмета для этих встреч сейчас я не вижу. Уровень межличностных договоренностей был исчерпан, и мы вышли на общество после того, как перестали верить, что такие двусторонние договоренности или многосторонние, но внутренние, могут поспособствовать прогрессу в продвижении идеи и процедуры, как выбирать единого кандидата. Мы процедуру 8 месяцев обсуждали, и сначала было впечатление, что действительно идет борьба за какие-то процедурные моменты. Что также нельзя осуждать, потому что тот же Лебедько в 2006 году проиграл Милинкевичу с разницей в 8 голосов. И он понимает, что несколько голосов могут кардинально изменить результаты Конгресса. Но чем дальше шли переговоры, тем больше становилось понятно, что борьба идет не за процедурные моменты, а за то, будет ОГП играть самостоятельную игру или склонится к участию в процедуре выдвижения единого кандидата. Я думаю, что это затягивание процесса обусловлено тем, что есть надежды самостоятельно найти опору, в том числе финансовую, и сыграть самостоятельную игру. Пока такая надежда остается, нет желания брать на себя какие-то обязанности, так как можно перечеркнуть свои перспективы для единоличной игры. А если с этими планами все станет совершенно ясно ближе к выборам, то можно принимать решение по участию в избрании единого. Если посыл таков (а похоже на то, что он таков), то договаривайся, не договаривайся — все равно постоянно будут всплывать какие-то предложения.

- Проходит 1 декабря, которого так ждет Павел Северинец, но подписей ни ОГП, ни "Справедливого мира" под соглашением нет — что дальше?

- Ну, 1 декабря, может быть, не последняя дата. Естественно, если коллеги скажут, что они не подпишутся ни при каких условиях, этот момент может прийти и раньше 1 декабря. Мы можем ждать ответа до Нового года. Когда становится понятно, что в рамках семерки невозможно добиться согласия, то есть другие планы, предусматривающие и переговоры в "Народном референдуме", и переговоры с БХД или с теми субъектами, которые сегодня не находятся в составе семерки. Будем добиваться, чтобы был общий кандидат от максимально широкого круга субъектов. Но нам действительно необходим один голос в защиту независимости и европейского будущего страны.

Новости по теме

Новости других СМИ