Павел Усов: Оппозиция боится революции не меньше Лукашенко


Оппозиция в нынешнем ее виде не способна к объединению и эффективному действию. Соответственно, без нового оппозиционного движения изменения в Беларуси невозможны.

Оппозиция должна объединиться на основе общего символа (символом политического сопротивления мог бы стать политзаключенный Николай Статкевич), а не вокруг формы чисто технического участия в политических ритуалах. Но единство стало бы возможным только в том случае, если бы оппозицией действительно бы двигало желание борьбы за свободу и демократию. Однако оппозиции просто нечего предложить "протестному электорату", так как она боится революции не меньше, чем Лукашенко.

Доктор политических наук Павел Усов рассказал "Белорусскому партизану" о причинах раздрая в лагере оппозиции и возможных сценариях президентской кампании-2015.

- Годовые переговоры оппозиции по выдвижению единого кандидата закончились подписанием процедуры, которая в тот же день рассорила оппозицию вдрызг. Кажется, оппозиция продемонстрировала свою полную несостоятельность, неспособность не только объединить протестный электорат, но самую себя.

- В том, что сейчас происходит в оппозиции, нет ничего удивительного. Недоумение по поводу постоянных внутренних конфликтов, неурядиц, нежелания объединяться может возникнуть только у тех, кто не знает внутреннего состояния белорусской оппозиции.

Проблема тотальной дезинтеграции преследует оппозицию с того самого момента, как она появилась на белорусском политическом поле. В этом сила правящего режима, и что самое смешное, все в оппозиции это понимают. А если все это понимают и в тоже время ничего не делают, чтобы проблему решить, то это означает, что оппозиция состоит либо из глупцов, либо из людей, которые выполняют определенный политический заказ. Так или иначе, на сегодняшний день нет таких внутренних и внешних факторов, процедур, договоренностей, которые могли бы не только объединить оппозицию, но сделать это объединение эффективным. И дело не в процедурах, а во внутреннем состоянии оппозиции. Оппозиция в нынешнем ее виде не способна к объединению и эффективному действию. Соответственно, без нового оппозиционного движения изменения в стране невозможны.

- Постоянно звучат обвинения, что "Народный референдум" подыгрывает Лукашенко. В чем никак нельзя заподозрить Павла Северинца, который также подписал проект процедуры выдвижения единого кандидата. "Лично я считаю приемлемым проведение КДС по тем критериям, которые прописаны в проекте процедуры", - подчеркнул Северинец. Чем же не устраивает документ Лебедько и Калякина?

- Как я уже говорил, дело не в процедурах, а во внутреннем состоянии самой оппозиции, моральных качествах тех, кто считает себя лидером демократических партий и организаций. Невозможно, да и не имеет смысла объединять тех, для кого собственное слово – пустой звук, тех, кто не верен принципам, за которые борется, тех, кто не отвечает за свои действия. Любое политическое объединение зиждется на доверии, а объединение в условиях авторитарного режима на двойном доверии. А данного цементирующего фактора в оппозиционном лагере нет. Поэтому Павел Северинец, который позиционирует себя как политик нового поколения, совершает большую ошибку, договариваясь с теми, для кого такого понятия как договор просто не существует.

Что касается Лебедько и Калякина, то не нужно забывать, что это опытные оппозиционные деятели, которые понимают, с кем и в какую игру они играют. Включение в процесс, инициированный и контролируемый "Говори правду" и "Рухом за Свободу", означает только то, что ОГП и "Справедливый мир" будут "на подхвате" в качестве статистов. Лебедько это уже проходил в 2005 году при выдвижении единого.

Сама организация и проведение оппозиционных конгрессов далеки от реальных демократических стандартов, этот механизм пронизан интригами и манипуляциями и, соответственно, победить в процессе "избрания" без наличия определенных ресурсов просто невозможно. В данной конфигурации на "конгрессе" победит фигура, которая будет выставлена "ГП" или "Рухом за Свободу". Лебедько и другие желающие побывать в роли "единого" ужи изначально являются аутсайдерами.

- Каждый из семерки играет свою игру. А может, пора уже применить на деле ленинский принцип: меньшинство подчиняется большинству? Или просто разбежаться в разные стороны, чтобы не смешить людей? При таком подходе к президентской кампании пожизненный срок Лукашенко все равно обеспечен.

- Ошибка в том, что журналисты и публицисты в очередной оппозиционной суете пытаются увидеть серьезный политический проект. А это даже уже не комедия, а скорее, плохая пародия на комедию. Объединенная или разъединенная, оппозиция будет оставаться слабой и нерепрезентативной. В оппозиционных политических структурах нет авторитетов, нет лидеров и ничего нового оппозиция предложить не в состоянии.

- Выдвижение единым кандидатом Николая Статкевича оппозиция отвергла, бойкот тоже. Какие стратегии остаются в запаснике оппозиции?

- На самом деле, если бы оппозиция объединилась вокруг фигуры того же Николая Статкевича как единого кандидата, она могла бы провести эффективную информационную кампанию, не участвуя при этом в "избирательном процессе" в качестве политического попугая. Другими словами, оппозиция должна объединиться на основе общего символа, а не вокруг формы чисто технического участия в политических ритуалах. Но это было бы возможно только в том случае, если бы оппозицией действительно бы двигало желание борьбы за свободу и демократию. При нормальном подходе к кампании 2015 года, оппозиция могла бы достичь ряда конкретных целей.

Статкевич мог бы стать символом политического сопротивления, что дало бы толчок к реальному объединению оппозиции. Стоит вспомнить таких политических деятелей, как Аун Сан Су Чжи или Нельсон Мандела, их подвижничество и консолидация демократических сил вокруг них и было важным элементом политических перемен. На выборах победить нельзя, следовательно, нужно восстановить и укрепить, по крайней мере, свой авторитет. Поэтому выставляя политического заключенного в качестве лидера, оппозиция: а) улучшила бы свой имидж в глазах демократически настроенной части общества, которое уже давно устало от нелепых действий оппозиции; б) показало бы населению, что выборов нет и быть не может в условиях политических репрессий; с) такое движение стало бы категоричным отказом от участия в легитимизации политического режима и дало бы возможность оппозиции играть в свою игру.

Но проблема вся в том, что оппозиция в нынешнем ее виде не может не участвовать в выборах, фактически она существует, пока участвует в выборах, на реализацию неких иных стратегий она не способна.

- Владимир Мацкевич лаконично сформулировал сегодняшние реалии: нет выборов - нет кампании, нет кампании - нет кандидатов, нет кандидатов - не нужна процедура их выдвижения. Но оппозиция упорно лезет туда, чего нет в природе. Почему?

- Скажем так: если бы в стране были выборы, то в едином кандидате и единой оппозиции не было бы смысла. В свою очередь, объединение демократического сообщества как раз и является необходимым условием для того, чтобы при отсутствии прозрачных избирательных процедур принудить власть к признанию позиции оппонентов. Нужно понимать, что ни в одной авторитарной стране нет выборов, и ни один автократ добровольно не согласится на проведение демократических выборов. За это необходимо бороться. Поэтому во многих недемократических странах избирательные кампании рассматривались как точка сосредоточения общественной энергии (недовольства) и использовалась для смены власти путем прямого действия - революции. Поэтому единый фронт, как и единый кандидат, в условиях диктатуры необходимы исключительно для того, чтобы мобилизировать общество и путем протестов сменить власть. Участие оппозиции в избирательных кампаниях должно было легитимизировать политическую альтернативу, а фальсификации на выборах - дать обществу моральное и политическое право на протест и революцию, так как других средств при авторитаризме просто нет. Это можно выразить в формуле: объединение оппозиции – выборы – революция. В Беларуси фактически до 2010 года революция рассматривалась как составляющий элемент избирательной кампании (конечная фаза), с которой и связывалась возможность воздействовать на власть. После 2010 года, а в особенности после событий в Украине 2014 года, революция как главный механизм политической борьбы в Беларуси была полностью снята с повестки дня. Соответственно, если оппозиция отказывается от открытой борьбы, то в едином кандидате, в объединении оппозиции, как и в ее участии в избирательной кампании 2015 года – смысла нет.

- Уже очевидно, что на президентской кампании-2015 не будет ни единого кандидата, ни единой стратегии и действий; в лучшем случае, оппозиция рванет на "выборы" двумя колоннами. А если под воздействием внешних факторов формальное единство и появится, оно принесет больше вреда, чем пользы. Что в этом случае делать так называеемому "протестному электорату"?

- События этого года в Украине очень сильно повлияли на политическое сознание нашего общества, усилило убеждение в том, что революция чревата кровопролитием. Поэтому пассивность населения будет только возрастать, а радикальные идеи – отторгаться. Фактически оппозиции просто нечего предложить "протестному электорату", так как она боится революции не меньше, чем Лукашенко. В нынешних условиях остается работать только на перспективу.

Новости по теме

Новости других СМИ