Эксперт: В Беларуси много слабых мест для начала гибридной войны

euroradio.fm

Как определить, что гибридная война против вас началась, угрожает ли она Беларуси и что в таком случае делать, советует политолог Евгений Магда.


Справка


Евгений Магда, кандидат политических наук, руководитель украинского Центра общественных отношений, автор книги-анализа "гибридной войны" в Украине.

- Много разговоров о "гибридной войне" в Украине, но точного определения, что же это за война такая, нету...

- Гибридная война — это совокупность военных, информационных, экономических и иных действий одного государства по подчинению себе другого государства, которая не предусматривает полной ликвидации суверенитета государства. Но при этом и не предполагает объявления войны в том виде, как это предусмотрено нормами международного права. Можно сказать, что "гибридная война" — это следствие развития информационных технологий, которые усилили инструменты влияния. На мой взгляд, гибридная война идёт не за территории, а за ум и сознание людей. Потому что ещё одна особенность гибридной войны в том, что большая ставка делается на внутренние выступления, раскачивание ситуации, чем на танковые клинья и авиаудары.

- И начинается такая война именно с информационного нападения на жертву?

- Естественно. В случае с Украиной мы видим, что благодаря тому информационному цунами, которое обрушилось и на нас, и на граждан России, Беларуси, и активно распространялось по всему миру, мы стали вторыми после американцев врагами россиян. Причём, ещё во время Евромайдана было достаточно серьёзное воздействие на разум и украинцев, и россиян. К примеру, год назад, во время аннексии Крыма, и телеканалы, и информационные агентства России не брезговали распространением явной дезинформации о состоянии дел в Крыму.

- На примере Украины попытаемся определить долгосрочность планов в гибридной войне — когда начались информационные атаки на вашу страну?

- Различные элементы гибридной войны испытывались на Украине ещё после "оранжевого Майдана" 2004 года. Когда в России появились различные движения вроде "Наших" и так далее, которые действовали в интересах Кремля. А с другой стороны появились различные элементы государственно-частного партнёрства в информационной сфере. Потом были заявления Путина о том, что "Россия бы выиграла Вторую мировую войну и без Украины". Внутри Украины во время президентства Януковича активно поднималась тема русского языка и его ущемления. Таких фактов есть много, и я их достаточно подробно описываю в своей книге, которая выйдет в конце апреля.

- Вы сейчас внимательно изучаете российское информационное пространство — не заметили признаков начала первой, информационной фазы гибридной войны против Беларуси?

- В Беларуси уже долгое время находится у власти один человек. Причём, Лукашенко постоянно маневрирует между Востоком и Западом и можно говорить, что против него применяются не элементы информационной войны, а, скорее, ограниченные информационные вбросы. В те моменты, когда Лукашенко пытается демонстрировать своё видение той или иной позиции, ему быстро в информационной сфере грозят пальцем и пытаются поставить на место. Полагаю, что если в ближайшее время он будет последовательным в своём колебании между Евросоюзом и Россией, то российские СМИ будут пытаться ставить его на место. Этого я жду в контексте саммита Восточного партнёрства, на котором, не исключено, Александр Григорьевич всё же появится в качестве "дорогого гостя".

Как известно, Евросоюз не собирается закрывать двери для вашей страны и будет идти достаточно интересная дипломатическая игра. А Россия в этом случае максимально заинтересована в том, чтобы Беларусь оставалась в сфере её влияния. А я слышу о том, что у вас якобы происходит постепенная белорусизация школ, что в военном руководстве произошли изменения в пользу этнических белорусов — это свидетельство того, что официальный Минск наблюдает за ситуацией в Украине и пытается её изучать и использовать в своих интересах.

- А те скандальные фильмы "Крёстный батька" вы тоже считаете именно "ограниченным информационным вбросом", а не элементом и началом гибридной войны против Беларуси?

- По большому счёту, одно другого не исключает. Ведь сказать, что есть чёткие параметры ведения гибридной войны, нельзя. Она тем и отличается от традиционной войны, что может быть не похожей на войну. На войну она становится похожей по факту открытой агрессии. И пока Лукашенко в силу своего характера находится в обмене заявлениями с российским руководством, он может быть достаточно спокойным. Да и Россия не рискнёт ввязываться в ещё одну такую войну пока происходит активная фаза противостояния на востоке Украины. Вести войну на несколько фронтов, даже гибридную, — проблематично.

- На каком этапе и по каким признакам можно узнать, что против вас развязана гибридная война?

- В Украине мы это увидели вместе с появлением "зелёных человечков" в Крыму. К сожалению, в большей степени по вине украинской власти за годы независимости Крым так и не стал полностью украинским — он был слабым звеном, и поэтому не удивительно, что произошла такая агрессия. И Беларуси стоит подумать: есть ли у неё слабое звено, и какое. Я понимаю, что для части белорусской оппозиции самое слабое звено — это Лукашенко, но давайте исходить из того, что в условиях внешней агрессии придётся стать патриотом для защиты своей родины. Если они, конечно, считают это необходимым.

- Но есть какой-то знак, по которому начало войны можно вычислить?

- Когда вы увидите, что резко выросло число негативных упоминаний Беларуси в российских СМИ, когда вы будете видеть публикации в белорусских СМИ очевидно пророссийские, когда вы будете видеть информационные вбросы, которые не имеют реального основания, но тем не менее, которые искусственно впрыскиваются в информационное пространство — это признаки гибридной войны, которых следует опасаться.

- На фоне событий в Украине и в преддверии саммита Восточного партнёрства существует ли опасность начала гибридной войны под флагом расширения границ "русского мира" против Беларуси, Казахстана или других постсоветских стран?

- Опасность достаточно велика, в том числе, даже и для стран Балтии. Напомню, что осенью 2014 страны Балтии посетили Брак Обама и Ангела Меркель. Думаю, вы понимаете, что при всём уважении к Литве, Латвии и Эстонии, эти страны не являются первоочередными во внешнеполитической повестке дня США и Германии. Но там возможно раскачивание ситуации, уже идут разговоры о создании "народной республики" на территории Латвии, могут разыгрывать "польскую карту" в Литве. Просто не стоит забывать, что 5-ая статья Вашингтонского договора о взаимной обороне стран NATO не предусматривает такой взаимной помощи в случае внутреннего конфликта. Поэтому и Россия продвигает тему именно гражданской войны на Донбассе. Поэтому и белорусам я посоветовал бы внимательно посмотреть на ситуацию внутри страны на тему появления признаков какой-нибудь Гродненской народной республики или Слонимской.

- Нашли мы свой белорусский Крым, и что с ним делать?

- Делать более понятной, более прозрачной и более демократичной государственную политику. Я понимаю, что этот рецепт выглядит сегодня довольно утопическим, но он на самом деле не имеет альтернативы.

- Пересажать всех — чем не альтернатива?

- Понимаете, закручивание гаек, как мы видим на примере России, где 86% населения довольны Путиным, свидетельствует о том, что там планируют строить или автобан, или концлагерь. Причём, шансы на концлагерь выше. Я бы не хотел, чтобы белорусы из-под власти одного авторитарного правителя попали под власть другого авторитарного правителя, где у них не будет вообще никаких шансов на национальную идентичность. Нужно такие вопросы не пытаться решить репрессивными мерами, а создавать разумную альтернативу. Вы видели, каким жёлто-голубым стал Киев? Это инициатива не государственная, а снизу. Думаю, если бы Лукашенко нашёл возможность вернуть Погоню и бело-красно-белый флаг, то он бы продемонстрировал то, что он видит определённые угрозы, и что не хочет стать субъектом федерации в составе России.

- Заметили мы, что против нас началась гибридная война — что делать?

- Не только заниматься усилением белорусского компонента в общественно-политической жизни в качестве определённого противоядия, но нужно и более активное участие граждан в управлении страной. Замечу, что с 2010 года президент Янукович имел почти такие же мощные президентские полномочия, как и Александр Лукашенко. Но это не помешало Украине стать жертвой гибридной войны. А в Беларуси много слабых мест. Те же очередные президентские выборы — это достаточно критический момент для любого государства, это всегда кризис. Таким слабым местом может стать политика государства в отношении католиков, большинство которых находится на западе страны. Также это отношения в газовой и энергетической сферах. Знаете, для того, кто хочет развязать гибридную войну, есть десятки путей и десятки слабых мест страны-жертвы, а противодействовать этому можно только путём внутренних изменений страны. Объект гибридной войны должен научиться меняться так, чтобы вести против него гибридные боевые действия было проблематично.

Разумеется, нужно соответственно готовить армию, но дело не только в военной составляющей. Дело и дипломатической составляющей — борьбе на международной арене, повышении собственного авторитета. Беларуси необходимо усиливать свои позиции на международной арене и избавляться той блестящей изоляции, в которой она находится. Экономическая составляющая — поиски новых рынков и уменьшение зависимости от российских рынков и российских энергоресурсов. Информационная составляющая — для украинских СМИ их финансовые интересы оказались важнее интересов национальных и государственных. Всё необходимо использовать, и делать так, чтобы тема защиты страны была очевидной и понятной как можно большему числу её граждан. Особенно в условиях того, что Беларусь, к примеру, не контролирует свою газотранспортную систему, что есть сильное влияние российских телеканалов, что в стране доминирующие позиции русского языка. Это для России факторы влияния на Беларусь, а для Беларуси — факторы угрозы. Вам необходимо решать эти вопросы и искать на них ответы.

- Но перечисленные факторы есть, а чтобы государство пыталось их решать — этого не видно...

- Но избавляться от этих угроз обязательно необходимо. Историческая ошибка Украины в том, что элиты были уверены — Россия на нас никогда не нападёт. И эта ошибка должна быть поучительной для Беларуси. Я понимаю, что в один момент все эти угрозы не решатся, и очень высока вероятность того, что начав что-то делать, можно спровоцировать негативную реакцию со стороны России, но с другой стороны, если не принимать какие превентивные меры, то Россия точно возьмёт своё по полной программе.

Новости по теме

Новости других СМИ