Константин Боровой: У России не осталось сил продолжать войну


Российский оппозиционный политик, глава партии "Западный выбор" считает, что Украина должна дать достойный отпор агрессии РФ.

Об этом Константин Боровой рассказал изданию "Апостроф".

— Константин Натанович, вы недавно были в США, что можете сказать об отношении проживающих там россиян к политике Кремля?

— Оказалось, и для меня это стало большой неожиданностью, что почти 50% бывших граждан РФ, в связи с тем, что слишком много смотрят российское телевидение, являются сторонниками Кремля. Именно поэтому я начал там проект на радиостанции "Премьер" (круглосуточное радио, вещающее на русском языке во всех городах США.– "Апостроф"), чтобы хоть как-то противодействовать российской пропаганде. Программа называется "Политинформация". Народ слушает, спорит, ругается. Насмотревшись пропаганды, люди кричат, что я предатель. В общем, стандартный набор.

— А рядовые американцы как относятся к россиянам?

— Их отношение сейчас очень плохое. И, к сожалению, это относится даже к тем, кто пытается сопротивляться режиму Путина. На примере это можно показать, если вернуться к теме проекта на радио, когда мы пытались найти для него финансирование. Именно из-за того, что там плохое отношение к россиянам и к России вообще, это оказалось очень трудно сделать.

— Насколько сильна российская пропаганда в США?

— Она оказывает влияние только на тех, кто смотрит российское телевидение. В основном это неадаптировавшиеся к местным условиям выходцы из России и постсоветских республик.

— Судя по вашим словам, а также учитывая принятые в Конгрессе США резолюции, можно сделать вывод, что большая часть американского общества выступает за поддержку Украины, в том числе и с помощью предоставления летального оружия. Почему соответствующее решение не торопится принять Барак Обама?

— Это все из-за опасений того, что конфликт может расшириться. Обама пытается синхронизировать свою позицию с видением Европейского союза, который сейчас расколот. Купленные Путиным венгры, чехи, греки и французы – тут мы говорим не о всей стране, а о конкретных политиках – уже сейчас оказывают серьезное влияние на ЕС. Кроме того, не стоит забывать также о деятельности путинских лоббистских сил в самой Америке.

— Что может изменить мнение господина Обамы?

— В Конгрессе США считают, что предоставление Украине оружия может снизить градус противостояния. Фактически, это политическое решение в поддержку Украины. Техническое присутствие самого оружия менее важно, чем поддержка идеи его предоставления. Кроме того, Украина может получать военную помощь и от других стран. Я думаю, что иностранное летальное оружие в Украине появится раньше, чем соответствующее решение примет США.

— Чего, по вашему мнению, пытается добиться Владимир Путин? Не готов ли он смягчить свою позицию в связи со спадом экономических показателей РФ?

— Он вынужден если не смягчить свою политику, то хотя бы снизить ее агрессивность. Потому что его "проекты" уже просто не по карману стране. Санкции оказали разрушительное воздействие на экономику России.

— Как долго РФ сможет продолжать войну?

— Я думаю, что разговоры о возможности применения ядерного оружия свидетельствуют о том, что сил у России уже просто нет. Сейчас речь идет о каких-то последних усилиях. Если Украина будет достаточно серьезно отвечать на эти военные усилия, то все может быстро прекратиться.

— А для чего Владимир Путин развязал конфликт? Какая у него цель?

— У него цель – остаться у власти. Это можно сделать, пользуясь поддержкой своих сограждан. Для того чтобы эту поддержку обеспечить, была развернута очень сильная националистическая кампания. Это заставило многих говорить о возрождении в России фашизма. Тем временем Путин начал реализацию имперских проектов вроде захвата Крыма. Этот полуостров в нынешнем виде России совсем не нужен, даже в качестве военной базы. Это стоит слишком дорого.

— Как долго может продолжаться режим Владимира Путина, и каким будет его конец?

— Возможных сценариев этого существует очень много. Впрочем, в данном случае нужно говорить не об отстранении Путина от власти, а о состоянии умов россиян. Сознание большинства из них отравлено пропагандой. Они восприняли империалистическую идею, и сегодня можно говорить о массовом больном сознании. Это основная проблема на данный момент. Самый простой способ разрешения этой ситуации – последовать примеру Германии. То есть, прибегнуть к российскому варианту Нюрнбергского процесса (международный судебный процесс над руководителями гитлеровской Германии.– "Апостроф").

— Как, по вашему мнению, будут развиваться события на Донбассе? Какие планы в отношении этого региона есть у Владимира Путина?

— На эту тему можно говорить много, однако нужно учитывать также тот аспект, который большинство экспертов почему-то пропускает. Это действия Украины в целом и Петра Порошенко в частности. То, когда будет освобождена восточная часть Украины и Крым, это вопрос не к Путину и не к бандитам, которые сегодня занимаются разбоем на территории Донбасса. Это вопрос к Порошенко: когда украинские власти всерьез возьмутся за решение этой проблемы? Если будет четкое решение освободить эти земли, то действия Путина и сепаратистов не смогут этому помешать. Здесь можно провести параллели со Второй мировой войной. Представьте себе, что Сталин, Рузвельт и Черчилль сидят и думают: "А чего нам ожидать от Гитлера?". А ничего не ожидать. Рассчитывать на то, что это – садист, зверь, угроза всему человечеству. Нужно действовать. Без применения силы ничего не добиться. Попытка дипломатического урегулирования конфликта только создаст Приднестровье-2, Абхазию-2 и так далее.

— То есть, перспектив для возвращения Крыма Украине дипломатическим путем нет? Что для этого нужно сделать?

— В данном случае красноречивым остается пример Сербии. Слободан Милошевич был отстранен от власти, оказался в Гааге, но вопросы Косово для Сербии остаются таковыми, которые власти не готовы решить окончательно и по сей день. Таким же станет вопрос Крыма для РФ, когда Россия станет демократическим государством. Это будет очень болезненной темой.

— Что вы думаете о текущем положении российской оппозиции? Не усилилось ли оно в связи со сложной экономической ситуацией в стране и убийством Бориса Немцова?

— Убийство Немцова действительно привело к некой консолидации российских оппозиционеров. Впрочем, оппозиция в РФ – это малая часть населения страны, порядка 10-15%. Кроме того, "вирус империализма" потихоньку просачивается и туда. Сегодня радикальные и умеренные националисты, находящиеся в оппозиции, являются носителями этого вируса. Как пример можно взять высказывания Алексея Навального, который заявил, что Крым – это не пирожок, чтобы его туда-сюда передавать. Многие оппозиционеры в противостоянии с Западом поддерживают позицию Путина. Именно поэтому часть оппозиции, которую в частности представляю я, борется с националистическими и левоцентристскими веяниями. Но это очень малая часть.

— А возможен ли "российский майдан"? Что может этому поспособствовать?

— Я уверен, что это возможно. Но при нынешнем состоянии умов, вот эта националистическая, антизападная составляющая возможного "российского майдана" будет очень сильной. Это будет не только выступление против Путина, но еще и против капитализма и, возможно, даже против недостаточной агрессивности Путина и его окружения. Рассчитывать на эффективность "российского майдана" и на то, что он приблизит общество к демократии, я бы не стал.

— Говоря об убийстве Бориса Немцова. Официально существуют различные версии, но многие эксперты склоняются к причастности к этому спецслужб. Что по этому поводу думаете вы?

— Официальные версии следствия можно сравнить с информацией, которая циркулирует в пропагандистских потоках. Никакого отношения к реальности она не имеет. Речь идет о том, чтобы использовать это в политических целях. Недаром самые "сумасшедшие версии" включали "Правый сектор", американцев и тому подобное. В России больше нет судов, нет правоохранительных органов и нет следствия. Это не следствие, это группа, которая реализует политические цели Кремля с помощью инструментов "следствия".

— А кто на самом деле мог стоять за убийством?

— Владимир Путин – это инициатор данного процесса. Он ведет пропагандистскую кампанию против оппозиции, "пятой колонны". Главная ответственность за происшедшее – на нем. Впрочем, реализация убийства, с моей точки зрения, лежит на окружении Рамзана Кадырова.

— А вот если говорить о еще одной скандальной смерти – о Валерии Новодворской. Не было ли там некоего подтекста?

— Мы были очень близки, поэтому я с уверенностью могу сказать, что здесь политической составляющей не было никакой. Это обычная беспечность политика, который не очень следит за своим здоровьем. В тот момент, когда ей нужно было заниматься собой, спасать свою жизнь, она продолжала работать, писать статьи, давать интервью. Температура повышалась, она сбивала ее лекарствами и довела себя до состояния, когда начался сепсис. Врачи просто не успели ей помочь.

— Каким вы видите дальнейшее развитие украинско-российских отношений?

— Я искренне надеюсь, что граждане Украины будут ненавидеть, по-настоящему ненавидеть имперскую составляющую, этих фашистов и империалистов, которые сегодня у власти в России и которые занимаются пропагандой. Я думаю, в этом смысле примирения с российским фашизмом не произойдет. Хотя если взглянуть на это с точки зрения дипломатических отношений, то видно, что сегодня ведутся переговоры в Минске. Но с кем они ведутся? С агрессором, который оккупировал часть территории? Украинцы, пострадавшие от этого, должны стать главными свидетелями на трибунале против русского фашизма. Тем временем отношения на межличностном уровне между россиянами и украинцами останутся на прежнем дружелюбном и взаимоуважительном уровне. Нормально относясь к гражданам Германии, никто из нас не забывает о фашизме, который чуть не погубил весь остальной мир.

— Что побудило вас к оппозиционной деятельности? Чувствуете ли вы в этой связи какое-то давление, повышенное внимание со стороны спецслужб?

— Политической деятельностью я занимаюсь давно. Уже в 1990-м году я активно выступал против идей коммунизма, еще тогда советские спецслужбы достаточно активно мной занимались. И, конечно, я испытываю давление со стороны сейчас. В день мне приходят до 10 угроз. Звонят, пишут. Звучат откровенные призывы типа "Убирайся в свою Америку", "в свою Украину". Но такова политическая борьба, что же делать.

Новости по теме

Новости других СМИ