Зимовский: Беларусь сегодня не обладает ресурсами для противодействия российской пропаганде

Дмитрий Яненко, специально для Mediakritika.by

В Беларуси не редки призывы запретить российское ТВ. Дескать, с "голубого экрана" в подсознание белорусов внедряется пропаганда "русского мира", что несет угрозу нашей независимости.

Косвенно наличие "угроз" подтвердил и глава Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько. В частности, в своем ответе на призыв прекратить в Беларуси вещание телеканала "НТВ-Беларусь" он отметил, что руководство НГТРК принимает меры для смягчения риторики НТВ.

Так ли опасны российские пропагандисты и что отечественные «говорящие головы» могут им противопоставить, будет ли в ходе избирательной кампании 2015 года БТ играть заметную роль и как влияет на умы белорусов украинский фактор?

Об этом и не только в интервью Mediakritika.by рассказал пионер белорусского телевизионного пропагандистского жанра, бывший руководитель НГТРК Александр Зимовский.

- В последние несколько лет на российском телевидении появился целый ряд пропагандистских передач. Особенное значение они приобрели в связи с Революцией Достоинства и событиями на востоке Украины. Как оцениваете работу российских пропагандистов?

- Больших претензий к российским коллегам, думаю, предъявить нельзя, потому что они располагают несоизмеримо большим финансово-техническим ресурсом, по сравнению с программой "Резонанс", которую я вел 15-20 лет назад. Хотя они и работают, скажем так, по моим лекалам, технически это вообще трудно сопоставимые вещи.

Что же касается главных телеперсон, фронтменов телепередач, то сегодня в главных программах работают, на мой взгляд, как раз те, кто нужен России. Я не вижу диссонанса между ведущими и тем, что они транслируют. Они очень хорошо, гармонично, вписаны в информационную российскую среду. Проще говоря, наблюдается единство цели и средства. Поэтому я не считаю, что российская пропаганда не эффективна. Более того, я считаю, что она настолько эффективна, что ее боятся даже американцы.

- Почему вы так думаете?

- Я не думаю, а знаю.

Если вы следите за медиаситуацией в контрпропагандистской борьбе, то видите: началось массированное финансирование пражской редакции Радио "Свобода"; при различных разведывательных ведомствах США создаются "информационные войска"; усиливается этот сегмент и в структуре Госдепартамента; европейцы высказывают озабоченность и занимаются поиском путей противодействия российской пропаганде.


Очевидно, что Россия сегодня мощно подавляет англо-саксов на том поле, где они привыкли безраздельно хозяйничать. Приходит некая Маргарита Симоньян (главный редактор телеканала RT и международного информационного агентства "Россия сегодня") и начинает периодически их "макать".

Работа ведется не только на Западе, но и по другим векторам. Недавно, к примеру, участвовал в проекте, ориентированном на Турцию и тюркоязычную Азию, совсем другая медиасреда, много нового опыта поднабрался…

Поэтому, повторюсь, считаю, что российские коллеги находятся на своих местах, работают активно, с огоньком. Как медиаконсультант, работающий в том числе и в пропагандистском сегменте информационного пространства, не могу предъявить им каких-то серьезных претензий – ко всему прислушиваются, пусть и на свой манер адаптируют, но очень хорошо работают.

- В вашу бытность ведущим "Резонанса" программу смотрели практически все – и сторонники, и оппоненты режима. Люди ждали воскресенья, чтобы узнать – что еще "отчебучит" Зимовский. Ваши же сменщики хоть по сути и продолжили "генеральную линию", но не были такими запоминающимися. Это вы такой умный или просто программа такого формата единственная была на ТВ?

- Конечно, это я такой умный (смеется). Не согласен, что ребята, которые пришли мне на смену, были менее талантливы.

Когда я уже не работал в эфире, но, тем не менее занимался организацией всяких медиавойн, курировал медиапроекты в рамках наших избирательных кампаний, то были другие ребята – умные и талантливые, не хуже меня.


Могу вспомнить и Александра Мартыненко, и Юрия Козиятко, и Юрия Прокопова… Еще были хорошие журналисты в группе обозревателей (было у нас такое подразделение) Белорусского телевидения. Многие из них поуезжали, кто в Россию, кто на Украину, кто просто с телевидения ушел, но я не могу в их адрес сказать чего-то плохого.

А что касается нынешнего состояния государственной пропаганды в Беларуси, то могу сказать, что в России в последние лет пять никто о ней ничего не слышал. Сейчас, признаюсь, я с белорусскими коллегами в этой области не общаюсь.

- События в Украине раскололи белорусское общество. Есть сторонники воссоединения Крыма и РФ, а есть ярые противники аннексии полуострова. Последние говорят, что такими белорусов сделала именно российская пропаганда. Как вы считаете, есть исходит ли от российского ТВ опасность Беларуси?

- Да, есть такая опасность. Ко мне обращались белорусские компетентные товарищи с просьбой эту проблему проанализировать, "разжевать".

Мой ответ был бесплатен, но краток: Беларусь сегодня не обладает ресурсами для противодействия российской пропаганде. Российские каналы, даже в сильно усеченном виде, доминируют в Беларуси.


В настоящее время, с учетом того, что публике про яркие, да и про блеклые проявления белорусской пропаганды ничего не известно, она никакой конкуренции российской не составляет. Во-первых, развито спутниковое ТВ и можно запросто смотреть российские телеканалы без белорусских врезок. Во-вторых, в Беларуси и не пытаются противодействовать. Если в сетке вещания будет заявлен какой-то фильм, к примеру, очередной "Крестный Батька", то Беларусь просто сработает рубильником и не пустит в белорусское медиапространство этот продукт.

- И это, по вашему мнению, хорошо?

- Кому хорошо? Батьке – конечно! А вот вы скажите, Лукашенко смотрит российские телеканалы?

- В ходе недавнего послания народу и Национальному собрания он заявил, что смотрит российские сериалы и призвал белорусов снимать "постенькие фильмы", как это делают на российском телевидении…

- Я вас понял. Значит, можно предположить, что он получает информацию от российских телеканалов и является их постоянным зрителем. Это и есть его ответ на ваш вопрос.

Если Лукашенко махнул рукой на собственное телевидение, то какие могут быть к нему претензии? Что-то они делают, что-то снимают, как говорится детишкам на молочишко, но… Если президент их не смотрит, это означает, что в пропагандистском плане на выборах они никакой роли играть не будут.


- И все же, как, по вашему мнению, украинский фактор повлиял на отношение белорусов к России?

- На моей памяти за последние пять лет отношение белорусов к России менялось в виде синусоиды. Так, в 2011-м, когда накрылся белорусский рубль, отношение к России было очень хорошее – туда очень много белорусов уехало на заработки. В свою очередь, русских все любили, так как они приезжали в Беларусь с полными кошельками, отдыхали здесь, набивали полные тележки нашими товарами… Конечно, были среди белорусов и злопыхатели, которые царапали машины с российскими номерами, называли русских хамами. Потом, когда уже российский рубль посыпался, перестали Россию любить. Но полюбили российские магазины и поехали туда массово скупать всё – от электроники до автомобилей. Говоря же о любви и ненависти, хочу отметить, что белорусы, находящиеся с одной стороны под колпаком российской пропаганды, а с другой – имеющие возможность получать альтернативную информацию, просто не понимают, что происходит.

- Как это не понимают?

- Развалилась целостная система взглядов. Вот русский – это и есть белорус, на сегодняшний день. А украинец для белоруса друг или враг? Местная пропаганда, как я понимаю, не особо это объясняет. С точки же зрения российской пропаганды, он вроде бы и не враг и не друг, а так, блудный сын… Белорусы же, живущие в южных областях и имеющие возможность смотреть украинское ТВ, знают, что русские для украинцев смертельные враги, которых надо уничтожать. И вот, когда у простого человека в голове сходятся три эти информационные волны, наступает коллапс.

- Есть люди в Беларуси, которые считают, что вслед за Крымом Путин возьмется за присоединение к России нашей страны. Есть ли в России такие настроения?

- Если и есть такие, то они точно исходят не от Путина. Когда в России было все хорошо и с рублем, и с ценами на нефть, то эта идея поднималась на достаточно высокий уровень. Более того, звучали такие призывы: дескать, братья-белорусы, чего вы ломаетесь, после присоединения мы сделаем из вашей республики витрину, как хорошо жить в Союзном государстве. Лукашенко неоднократно высказывался по этому поводу – и добродушно, и раздраженно, что Беларусь ни целиком, ни шестью областями не войдет в состав России.

Поэтому еще раз повторю: Путин не интересуется Беларусью, как потенциальным новым субъектом Российской Федерации. Это могу утверждать на 100%.


- Официально считается, что между Беларусью и Россией дружба, однако мы регулярно можем наблюдать информационные вбросы, направленные против белорусского президента. Россияне хотят пощекотать нервы многолетнему союзнику?

- Александр Лукашенко уже взрослый политик и, думаю, у него уже давно появился иммунитет к такого рода щекотке.

- Так, а зачем тогда это делается?

- Представьте, мы ведем с вами переговоры, и я хочу ухудшить ваши позиции. Я могу сделать это различными способами, в том числе и через СМИ. Если будут идти какие-то серьезные переговоры, например, о крупных активах, и одна из сторон будет демонстрировать несговорчивость, могут появиться некие информационные инструменты, делающие эту сторону более сговорчивой. Это обычная практика – она совершенно не нова.

- Как действуют российские СМИ в отношении Беларуси? Какой-нибудь Сурков или Песков звонят Эрнсту и Добродееву и делают "заказ"?

- Разумеется, это не решается по телефонному звонку: все, мы завтра начинаем "мочить" Лукашенко. Если планируются какие-то информационные действия, то они разрабатываются загодя. Сначала собирается материал, решается в каком ключе будет строиться кампания… Информкампании тоже бывают разные – они способны убить, унизить, разозлить, напугать… Все зависит от уровня задач.

К примеру, хотим унизить. Соответственно под это будет выбираться и тональность. Сначала в дело вступит какой-нибудь имперский интернет-ресурс, затем эстафету подхватят телеканалы, после аналитики поизголяются, дескать, некто размечтался о короне Витовта Великого. Дальше в бой вступят пародийные шоу. Хоть «Кукол» уже и нет, но есть программа того же Ивана Урганта, где появляются хохмы, юмористические бомбочки… Этого хватит для того, чтобы нагнать солидную «волну». Примерно так.


- Почему вы уехали из Беларуси?

- Это частный вопрос, не имеющий отношения к интервью. Но раз хотите, могу кратко сказать: после того, как некоторое время просидел в Беларуси без работы, я нашел ее в России. Я же не мальчик, который может сидеть и ждать чего-то, мне семью кормить надо, делом заниматься.

- О вашей сегодняшней деятельности известно, что вы работаете медиаконсультантом. Можете рассказать, кого консультируете?

- Рассказать о клиентах? Нет, конечно. У нас это не принято. Вы правы, я работаю медиаконсультантом в Санкт-Петербурге, при этом есть определенный круг клиентов и заказчиков, которые обращаются ко мне с просьбой помочь в той или иной ситуации, связанной с медиа. Как они следуют советам, которые я им даю, и за которые они мне платят – это уже их дело. Куда дальше идут мои аналитические записки – меня не заботит.

Поэтому, чтобы не было каких-то кривотолков, сразу подчеркну: я никому в Кремле ничего не нашептываю, и ни за какие нитки там я не дергаю.


- Вы довольны сегодня своим статусом?

- Да, вполне. Я не говорю, что являюсь очень влиятельным человеком в России, но статус очень уважаемый. Этот статус не делает меня миллионером или воротилой медийного бизнеса, но он меня устраивает. Это достаточно увлекательно и достаточно беззаботно, поверьте.

- А сегодня вы бы вернулись в Беларусь, если бы команда президента позвала?

- Я не могу обсуждать такие вопросы в сослагательном наклонении. Мне предложений не было, поэтому категорично ответить не могу – вернулся бы или нет. Я очень сильно обогатился за прошедшие пять лет. С точки зрения профессионального роста. Просто не знаю: что я могу сегодня предложить Беларуси, чтобы она не обанкротилась на моих гонорарах (смеется).

- Хорошо, зайдем с другой стороны. Ради какой должности вы бы бросили все и вернулись домой?

- Поймите, я нахожусь не в той позиции, чтобы ставить условия: дайте мне такую-то должность, и я вернусь. Выдвигать такие условия довольно глупо и самонадеянно. Я же – нормальный, адекватный, человек. Зачем мне с кем-то торговаться?

Да, я сегодня не работаю в Беларуси, но это совершенно не означает, что я работаю против нее. Я не лоббирую интересы Беларуси в России – оставил этот кусок работы в прошлом. Отслужил и отслужил. Сегодня у меня другая работа.

Новости по теме

Новости других СМИ