Андрей Федоров: Вокруг Беларуси идет большая геополитическая игра

Эдуард Геваркин, UDF.BY

Участившиеся визиты в Минск европейских чиновников и пропагандистские сюжеты на отечественном телевидении могут ввести в заблуждение доверчивый электорат. Дескать, вот, смотрите, к Беларуси прислушиваются, за Беларусью следят, Беларусь в центре внимания.

Что же происходит на самом деле? Как можно трактовать вояжи европейцев в белорусскую столицу. Об этом и не только корреспондент UDF.BY поговорил с международным экспернтом Андреем Федоровым.

- По обилию визитов, пусть не самых высоких представителей Евросоюза, можно сделать вывод, что такого как раньше отрицания белорусских властей в Европе уже нет. Конечно, это не самый высокий ранг (не будем брать во внимание встречу в Минске нормандской четверки), но подвижки идут. Я убежден, что такого рода вояжи – это следствие позиции, которую занял официальный Минск по украинскому вопросу. Украинский фактор, во многом, играет здесь определяющую роль. Также возможно, что европейские чиновники поняли, что та жесткая позиция, которая была занята по отношению к Беларуси, не сыграла ключевой роли, и поэтому в Брюсселе пытается переформатировать двусторонние отношения.

- Стоит ли тогда сегодня говорить, что произошел некий прорыв?

- Вряд ли. Мы видим, что, несмотря на все эти визиты, никаких серьезных сдвигов не происходит. Я уверен, что зарубежные визитеры на встречах в Минске поднимают болезненные для белорусских властей вопросы, но, как видим, официальный Минск не готов идти на уступки, если можно так сказать.

- Эти визиты, по вашему мнение, являются благодарностьюза «украинскую позицию» официального Минска илипроработка почвы накануне
президентских выборов?


- Ну, а почему это надо противопоставлять? Я думаю, и то и другое. Что в большей степени? Трудно сказать. Благодарность, безусловно, присутствует, но пока она проявляется лишь в намерениях. Впрочем, не стоит отрицать и тот факт, что Беларусь уже не считается самым главным изгоем в Старом свете. Что же касается президентских выборов, то мне трудно представить, что Запад настолько наивен, чтобы предполагать, что в Беларуси на политическом поле что-то может кардинально измениться в сравнении с предыдущей кампанией 2010 года. Да и белорусская оппозиция сегодня не готова хотя бы к тем действиям, которые были пять лет назад.

- Вы вспомнили выборы-2010. Тогда тоже в Минск заезжали иностранные визитеры. Можно ли, по вашему мнению, сравнивать эти визиты?

- Сравнивать, конечно, можно. Но, надо иметь в виду, что 100-процентных аналогий не бывает. Схожесть ситуации в чем? Тогда была агрессия России против Грузии, сейчас агрессия России против Украины. Но тогда, буквально через несколько дней после российско-грузинской войны, белорусские власти освободили всех политзаключенных во главе с экс-кандидатом в президенты Александром Козулиным. Далее в стране пошла, по нашим понятиям, демократизация. Это было хоть что-то. Сейчас же мы не видим пока никаких шагов власти навстречу, а наоборот наблюдаем ужесточение действий по отношению к тем же политзаключенным. Недавний суд над Николаем Статкевичем яркое тому подтверждение. Возможно, власти помнят прежние свои шаги на встречу, которые ни к чему, с их точки зрения, не привели и сейчас пытаются действовать иными методами. Тем более, думаю, существует надежда, что в благодарность за внешнюю политику официального Минска, Запад закроет глаза на ситуацию внутри страны.

- Вы считаете, что у Брюсселя и Вашингтона сегодня нет механизмом влияния на официальный Минск?

- Были попытки жесткого давления на Минск. Конечно, не самого жесткого, которое могло бы быть, но все же. Но все понимают, что Беларусь не та страна, которую можно взять и «задушить», так как у нас есть серьезный союзник в лице России, способный в любой момент подставить плечо. И на Западе это прекрасно понимают. Более того, всегда есть опасность, что чрезмерное давление может вдавить Беларусь в Россию. Просто у Минска не будет другого выхода, кроме как пойти на все условия, выдвигаемые Москвой. В Брюсселе и Вашингтоне это понимают, поэтому и не хотят оказывать более сильное давление.

- А что изменилось, ведь союзнические отношения между Беларусью и Россией появились не вчера?

- Во главе угла, тем более в нашей ситуации, всегда стоит экономика. Политические санкции (прежде всего визовые ограничения), которые были введены против белорусских чиновников, Москву не сильно волновали, а, возможно, даже и радовали, так как способствовали дальнейшему отдалению Беларуси от Европы. А вот, что касается экономики, то если бы Запад начал более сильно давить на Беларусь, то у нашего руководства, зная, как оно относится к демократии, точно бы не осталось выходов, кроме как упасть в распростертые объятия России. Поэтому можно констатировать, что вокруг Беларуси идет большая геополитическая игра: с одной стороны Запад не намерен мириться с тем, что у нас есть, к примеру, политические заключенные, что проводятся нетранспарентные выборы, а с другой – не может включить весь объем санкций.

- Станут ли предстоящие президентские выборы неким катализатором для улучшения отношений Беларуси и Запада?

- На сегодняшний день трудно предположить, что в Беларуси в этом году произойдут события, похожие на 2010 год. Соответственно, если не будет брутального разгона мирной акции протеста, то и у Европы не будет повода для того, чтобы по-прежнему сильно давить на Минск, не признавать официальные власти и т.д. Но, я думаю, у Европы все же есть моральные принципы, через которые она не будет переступать. Касаясь выборов, надо отметить, что у Запада есть параметры для определения качества, скажем так, избирательного процесса, который, разумеется, не заключается только днем голосования и подсчетом голосов. Все будет зависеть от того, насколько белорусские власти смогут сделать вид, что выборы соответствуют общедемократическим критериям.

- Это возможно?

- У меня, если честно, есть большие сомнения в том, что это им удастся, все таки за 20 лет они научились «правильно» проводить выборы и референдумы. Более того, очень хорошо налажена система, чтобы от нее так просто отказаться. Поэтому, мне не кажется, что после выборов произойдет полная нормализация отношений с Минском.

- Существует такое мнение, что сегодня у Запада в Беларуси нет сильных партнеров, кроме официальных властей. Так ли это?

- Как обычному гражданину Беларуси, интересующемуся политикой, мне не видно сил, которые способны радикально изменить ситуацию внутри страны. Не говоря уже о том, чтобы консолидировать общество. Конечно, здесь играют значительную роль и внутренние и внешние факторы. В частности, наше общество, если и созрело для перемен (в чем тоже большой вопрос), то точно не готово содействовать этим переменам. Думаю, на Западе это прекрасно видят и, соответственно, не будут слишком рассчитывать, что здесь что-то изменится.

Новости по теме

Новости других СМИ