Денис Мельянцов: "Восточное партнерство" полезно, хотя те цели, которые она ставит перед собой, для Беларуси сегодня недостижимы

Эдуард Геваркин, UDF.BY

Сама европейская политика соседства, в рамках которой действует программа "Восточное партнерство", реформируется и результаты этой реформы мы сможем увидеть только осенью. Поэтому о реформировании "ВП" на Рижском саммите не представляется возможным.

Такое мнение в интервью корреспонденту UDF.BY высказал старший аналитик независимого аналитического центра BISS, магистр политологии Денис Мельянцов.

- Выгодна ли Беларуси программа "Восточное партнерство"?

- Если смотреть с точки зрения белорусских властей, то эта программа не особо полезна, но все равно нужна. Никаких серьезных экономических прибылей она не несет, прорывных отношений с ЕС тоже не наблюдается.

Но если говорить с точки зрения баланса сил, то "Восточное партнерство" полезно тем, что оно дает возможность официальному Минску "играть" с Москвой, говорить, что у нас есть альтернатива и, в принципе, мы можем ее рассматривать.

Ну и плюс "ВП" является площадкой для взаимодействия и двусторонних коммуникаций с ЕС, потому что базового договора между Беларусью и ЕС нет, какого-то двустороннего измерения взаимоотношений тоже нет.

- Так для чего тогда нужен властям этот "балласт" во внешнеполитических отношениях?

- Получается, что можно и нужно использовать эту площадку для, скажем так, сверки часов.

- Но не властью единой живет Беларусь…

- Если же говорить об обществе в целом, то, я думаю, здесь пользы больше, чем вреда.

Во-первых, потому что в рамках "ВП" ведутся консультации по упрощению визового режима, по вопросам модернизации Беларуси.

Во-вторых, для гражданского общества очень полезно участие в Форуме гражданского общества "ВП", где участвуют десятки неправительственных организаций. Эта площадка позволяет донести до европейского сообщества (и косвенно до белорусских властей) свое видение складывающейся ситуации и положения дел.

Резюмируя выше сказанное, можно сказать, что инициатива «ВП» полезна, хотя те цели, которые она ставит перед собой, для Беларуси сегодня недостижимы – это и зона свободной торговли с ЕС, и политическая интеграция со странами-участницами программы, и безвизовый режим.

- Вы отметили, что "ВП" хороший инструмент для того, чтобы можно было играть на нервах Кремля…

- Если называть вещи своими именами, то так оно и есть. Когда программа только разрабатывалась, когда она начинала работать, Москва несколько раз заявляла, что "ВП" - это антироссийская инициатива.

В свою очередь белорусский МИД отвечал, что эта программа очень полезна Беларуси. Сегодня очевидно, что программа используется официальным Минском для шантажа России. Как только ухудшаются отношения с Россией, белорусской стороной поднимается вопрос о более тесном сотрудничестве с Западом. И наоборот – как только улучшаются отношения между Москвой и Минском, Брюсселю заявляется: если вы не готовы на более серьезные шаги, то мы подождем.

- Накануне саммитов официальный Минск постоянно темнит и держит не только возможность своего участия в тайне, но и не отвечает на вопрос: кто будет представлять Беларусь. Почему так происходит?

- На ваш вопрос есть как минимум три ответа.

Во-первых, приглашения осуществляются таким странным образом, чтобы избежать приглашения последнего диктатора Европы, приглашается страна. Для белорусского официоза это не совсем понятно. Поэтому постоянно и тянут с ответом, коль не приглашено какое-то конкретное лицо, надо встать в позу и дотянуть до последнего.

Во-вторых, это боязнь реакции Москвы, которая, повторюсь, не раз уже заявляла, что программа носит антироссийский характер.

В-третьих, после получения приглашения, соответствующие службы проводят зандаж на предмет того, какой будет поездка, к примеру, главы государства – с кем он сможет официально встретиться, кому сможет пожать руку.

Поэтому и сохраняется такая интрига до самых последних дней.

- Многими экспертами уже не раз заявлялось, что "Восточному партнерству" нужно переформатирование. Согласны ли вы с такой точкой зрения?

- По моему мнению, если смотреть на изначальную задумку "ВП", то на сегодняшний день можно констатировать, что "ВП" мертво. Надо признать, что изначально были заложены противоречия, поскольку регион разнообразный – и географически, и политически. Кроме этого, у стран-участниц программы разное видения своей интеграции в европейское сообщество – кто-то ставит целью вступление в ЕС, а кто-то, как, например, Беларусь, никогда даже не заикались о своем желании вступить в ЕС.

Поэтому и получается такая странная ситуация. К примеру, две страны (Армения и Беларусь) являются участниками евразийской интеграции и, соответственно, для них большинство целей и задач "ВП" уже не достижимы.

В то же время мы видим Украину, которая сегодня в очень серьезном кризисе (в т.ч. и из-за программы "ВП", которая поставила страну перед выбором – или евразийская, или европейская интеграция). Поэтому мы и видим, что подходы ко всем странам-участницам сегодня разные.

- Что-то может меняться?

- Если и дальше следовать этим принципам, то от "ВП" нужно вообще отказаться и перевести сотрудничество на двусторонние отношения, удовлетворяющие оба субъекта, либо "ВП" должна остаться чисто дискуссионной площадкой.

Надо отметить, что сама европейская политика соседства, в рамках которой действует "ВП", реформируется и результаты этой реформы мы сможем увидеть только осенью. Поэтому о реформировании программы "ВП" на Рижском саммите не представляется возможным.

Новости по теме

Новости других СМИ