Станислав Богданкевич: После выборов белорусские власти пойдут на повышение пенсионного возраста

Эдуард Геваркин, UDF.BY

В России вновь задумались о повышении пенсионного возраста. В частности, министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что это разумная идея. Он отметил, что важно обсуждать сроки проведения данной реформы.

В середине прошлой недели российские СМИ сообщили, что Минфин РФ выступил с предложением о повышении пенсионного возраста в 2016 году до 65 лет для мужчин и женщин.

Там подсчитали, что данная мера сэкономит бюджету от 620 миллиардов до 1,3 триллиона рублей за три года.

Тема повышения пенсионного возраста регулярно появляется и в белорусском медийном пространстве. Даже президент Беларуси признает наличие этой проблемы. Однако подчеркивает, что в настоящее время вопрос повышения на повестке дня не стоит.

Но это сегодня. А что будет после выборов? Надо ли по такому непопулярному для власти вопросу провести республиканский референдум? Сколько нужно работающих на одного пенсионера?

С этими и другими вопросами корреспондент UDF.BY обратился к бывшему председателю Правления Национального банка, профессору Станиславу Богданкевичу.

- На мой взгляд, без всякого сомнения, надо повышать пенсионный возраст. По крайней мере, женщинам до 60 лет. Вероятно, необходимо это делать поэтапно, но повышать просто необходимо.

Ситуация в Беларуси такая, что пенсионеров становится все больше и больше, а количество работающих по удельному весу – все меньше и меньше. Поэтому при нынешней системе такое положение дел непосильно для экономики.

Пенсионную реформу необходимо проводить, но без шока. Я считаю, сегодня нужно сохранить и старую систему, только улучшив ее содержание, сделав одинаковый подход ко всем гражданам-пенсионерам независимо от того, где они работают. При этом оставив исключения для людей, которые работают во вредных условиях, а также для особо выдающихся, заслуженных деятелей. Это первый уровень. Одновременно с этим создавать накопительную систему пенсий.

Подчеркну, я не за то, чтобы все взять и поломать, тем более учитывая состояние экономики. А повышать пенсионный возраст, повторюсь, надо. Весь мир повышает. Как-будто, мы какое-то исключительное явление на Земле. Это объективный процесс.

- Понятно, что перед выборами о повышении пенсионного возраста даже речи вестись не будет. Как вы считаете, а после выборов?

- Я думаю, что после выборов белорусские власти пойдут на этот шаг. Волевым путем и административными мерами не исправишь объективную ситуацию.
Понятно, что не на следующий день и не через месяц… Я думаю, после выборов новое правительство и президент объявят народу, что ситуация критическая и нужно принимать такие непопулярные решения, в том числе и в области социальной защиты.

Но это мои, как всегда, радужные надежды на то, что в нашей власти находятся несумасшедшие люди. Нормальные люди будут вынуждены пойти на переход к естественному пути развития экономики, навсегда уйдя от административно-командного регулирования. Регулирования, когда в огромных объемах поддерживается убыточный сектор за счет высокорентабельных предприятий.

Поэтому я надеюсь, что реформы наконец-то начнутся. И одной из составляющих здесь будут преобразования в пенсионной сфере.

- Не секрет, что повышение пенсионного возраста – это очень болезненная тема для белорусского руководства. Так может власти следует сделать «ход конем» и провести республиканский референдум по этому вопросу. Пока ЦИК возглавляет Лидия Ермошина можно провести любой угодный тому же Лукашенко вопрос? Потом будет повод сказать: белорусы, вы сами этого захотели.

- Я занимаю позицию государственника, а поэтому считаю, что есть вопросы, которые на референдум выносить не нужно. Ведь можно вынести вопрос о снижении налогов, о повышении зарплат и так далее. Конечно, народ проголосует и за снижение налогов и за повышение себе зарплат.
Во всякой нации есть элита, которая должна брать на себя ответственность и предлагать те или иные преобразования. Элита должна вести за собой народ, а не плестись в хвосте. Поэтому, такие вопросы, в частности, как пенсионная реформа, не должны выноситься на референдум.

- Как-то не верите вы в народ…

- Вопрос здесь не в вере. Другое дело, что широко и разносторонне обсудить этот вопрос в обществе, конечно, необходимо. Такие обсуждения проходили, к примеру, в Литве. Почему у нас такое невозможно? Но обсуждать надо не с эмоциями, а с аргументами.

Надо объяснить людям: сегодня работающая часть ужимается, доля пенсионеров увеличивается, поэтому такое положение непосильно для экономики. Более того, сохранение статус кво не выгодно и для населения, потому что пенсии очень низкие.

- Надо признать, что не у всех они маленькие.

- Да, у нас в стране президент может назначить индивидуальную величину довольствия бывшим, скажем, депутатам-палаточникам и то не всем, а самым лояльным.

Вот и получается, что одни всю жизнь честно добросовестно работали и получают 100-150 долларов, в эквиваленте. Другие же молча обслуживали эту власть, а получают 1000 долларов и более. Поэтому существует очень большая несправедливость.

Или когда профессор получает меньше лейтенанта милиции. Это же ненормально. Я, как бывший госчиновник, получаю пенсию одну, а профессор Сергей Семенович Ткачук из БГЭУ (бывший нархоз) получает другую, совершенно обычную, которая ниже милицейской.

Поэтому перекосы есть и их надо решать. Если бы у нас был нормальный парламент, то он бы эти вопросы рассмотрел в оперативном порядке, а не сидел бы и не ждал, за что прикажет голосовать Администрация президента или Совмин.

- Меня не поймут, если не спрошу: какая у вас пенсия?

- Я неоднократно озвучивал свою пенсию. Это обычная пенсия государственного служащего. Сегодня она составляет немного выше средней зарплаты по стране – 8-10 миллионов рублей.

Конечно, во многих странах лица, которые занимали самые высокие должности, они и получают больше. Ведь будь он бизнесменом, а не госслужащим, заработал бы гораздо больше. Но, надо отметить, это явление (повышенные пенсии) не носит массовый характер.

А у нас человек молча четыре года просидел в Палате представителей и уже имеет право на повышенный статус. Чиновники, которые экономику до ручки довели, тоже претендуют на особый статус.

Поэтому надо рассматривать, сколько ты сил и энергии вложил в процветание государства, что, благодаря твоим усилиям, изменилось в лучшую сторону…

- В этой связи, вспоминается история с фактически первым президентом страны Станиславом Шушкевичем (до введения в 1994 году в Беларуси поста президента высшим должностным лицом в государстве считался председатель Верховного Совета – прим. UDF.BY), которую даже анекдотом не назовешь.

- Это просто дикость. Дикая страна у нас. Это неуважение власти к самой себе. Больше сказать здесь нечего.

- Вы говорили выше, что нужно постепенно вводить накопительную систему. Если в двух словах, чем она лучше?

- Она является более разумной и справедливой. Кроме этого, это и огромные фонды. Если бы люди начали откладывать в персональный пенсионный фонд, то в целом по стране набежала бы цифра в миллиарды долларов. И их можно было бы использовать в качестве инвестиций, а значит приумножать свои сбережения.

Но для того, чтобы это делать, мало просто взять и перейти на накопительную систему. Надо, чтобы в стране не было двузначной инфляции, чтобы не было обвалов валютного курса – нужна комплексная модернизация экономической системы страны. А при нынешней власти это вряд ли можно сделать.

- Значит все плохо?

- У нас 4,5 миллиона работающих и 2,5 миллиона пенсионеров – такое соотношение (1,8 к 1) никуда не годится. Лучше всего, если бы было три работающих на одного пенсионера. Все зависит от состояния экономики.

Вы спрашиваете: все ли плохо? Судите сами. В Беларуси никогда не делают сравнения доходов на душу населения, к примеру, с Германией. У нас сегодня по официальным данным на душу населения приходится 8000 долларов ВВП, а в Германии – более 40000. У тех же поляков, с которыми у нас были практически одинаковые стартовые возможности, сегодня этот показатель равняется более 20000 долларов. В 2,5 раза больше! Так почему мы дошли до такой жизни?

А если мы посчитаем покупательскую способность, так увидим еще большую разницу. Считается, что у нас цены низкие, но почему тогда белорусы ежегодно вывозят в ту же Литву и Польшу миллиарды долларов, закупая там практически все – от продуктов питания, до бытовой техники?

- Как вам кажется, бунт будет, если повышение все же состоится?

- Не думаю. Вообще, я считаю, что народ должен нести ответственность за свои решения. Он избрал этого президента, а тот назначил это правительство. Нам же его не из космоса, не из-за границы привезли. Именно народ сегодня молчаливо («а бы не было войны») поддерживает эту власть, которая привела Беларусь к отставанию от цивилизованных стран с демократией и рыночной экономикой.

Сегодня при наличии интернета можно найти практически все статистические данные – откройте, посмотрите, сравните! Это же не я клевещу на страну, это объективные цифры.

- Несмотря на ваши надежды, связанные с лучшим, с началом проведения реформ, все же кажется, что к рынку мы так и не придем и будем продолжать руководить экономикой вручную.

- Ручное управление не очень плохое, если бы все делалось на основании научных исследований, анализа и прогноза. Но наши же власти не могут прогнозировать. О чем говорить, если они даже не предвидели обвал в России покупательской способности.

Что мы научились, так это брать займы. Я всегда говорю: вот власть получила миллиарды долларов внешних займов, покажите, куда вы их дели, какие заводы построили, сколько создали новых рабочих мест, или кредиты получили только для того, чтобы их проесть? Ответ очевиден.

Новости по теме

Новости других СМИ