Дэвид Кремер: Ситуация в Беларуси напоминает "День сурка"


Санкции против диктаторов необходимы, чтобы освобождать политзаключенных. Об этом в интервью главному редактору charter97.org Наталье Радиной заявил старший директор по правам человека и демократии в Институте Маккейна Дэвид Кремер, который в этом году возглавил американскую делегацию на Конференции ОБСЕ по человеческому измерению.

- Дэвид, политика США в отношении Беларуси всегда отличалась от политики ЕС твердостью и принципиальностью. Но сейчас подходы почти не отличаются. С чем вы это связываете?

- Я думаю, что все еще есть некоторые различия. По моему мнению, Евросоюз идет дальше и планирует снять санкции или временно приостановить их. Они все еще ждут выборов, как и США. Хотя, откровенно говоря, я не думаю, что с выборами в Беларуси будут какие-то сюрпризы. Я думаю, что причина ожидания – для того, чтобы посмотреть, будут ли репрессии после выборов, как это было в декабре 2010 года.

Но то, что действительно отличает эти выборы от 2010 года – это ситуация в Украине и России. Как вы знаете, на протяжении многих лет, был ли я правительстве США или когда его покинул, я утверждал, что мы не должны рассматривать Беларусь через призму России, мы должны смотреть на то, что происходит в Беларуси как таковой.

Недавнее освобождение в стране политзаключенных – это очень важный шаг. Освобождение из тюрьмы тех, кто не должен там быть, очень важно, но мы все еще ожидаем политической реабилитации всех политзаключенных, ведь ни один из них не получил этого. Я надеюсь, что Запад поймет необходимость иметь в запасе некоторые шаги, которые можно использовать как рычаги давления, чтобы добиться политической реабилитации, возможностей для беспрепятственной работы независимых СМИ, включая сайт charter97.org.

- Почему в Беларусь из США в последнее время зачастили визитеры высокого уровня?

- Я знаю, что был интерес в восстановлении работы посольства США в полном объеме. Как вы знаете, в 2008 году посол США был выслан из Беларуси, а количество американских сотрудников уменьшилось примерно с 45 до 5-6. Поэтому уже давно была заинтересованность в восстановлении количества сотрудников посольства США.

Сложность задачи всегда в том, чтобы это не стало целью, за которую Лукашенко получит награду. Честно говоря, Лукашенко очень легко разрешить послу США вернуться, разрешить 45 американским сотрудникам снова работать в Минске.

- Уже 21 год в Беларуси правит жесткий репрессивный режим, который, кстати, именно в США назвали «последней диктатурой Европы». Почему же сегодня Запад выдает Лукашенко такие авансы?

– Одна из проблем – сейчас в Евразии появился еще один диктатор. Это президент Ильхам Алиев в Азербайджане, где ситуация, к сожалению, хуже, чем в Беларуси. Я думаю, что на Западе в целом есть чувство усталости от санкций, так как санкции не дали того результата, на который мы надеялись. Я всегда утверждал, что мы должны уменьшить наши ожидания от того, чего можно достичь санкциями.

Первое, к чему должны привести санкции – остановить репрессии. Второе, на что они нацелены – освобождение политзаключенных. Санкции созданы, чтобы принести демократию, и здесь нет легких путей. Мы должны уменьшить наши ожидания, и начать с того, чтобы остановить репрессии в Беларуси, которые не прекращаются с 2010 года, со дня выборов.

Я думаю, если у нас будет лучшее понимание того, чего можно достичь санкциями, к ним будут относиться более терпеливо. Однако в свете того, что произошло с Украиной, со стороны Европы и даже США есть желание установить контакты и проверить, заинтересован ли Лукашенко в том, чтобы найти общий язык с Западом.

Но мы должны быть осторожны, чтобы не попасть в ловушку. Лукашенко – мастер стравливать Запад и Россию в своих интересах. И мы не должны покупаться на эти игры.

- В том числе благодаря вашей работе на должности заместителя помощника госсекретаря США в Беларуси в 2008 году освободили политзаключенных. Однако в 2010 году в Беларуси снова прошли массовые аресты, и число политзаключенных выросло в разы. Сегодня Запад приветствует то, что спустя пять лет пыток в тюрьмах освобождены последние 6 узников совести. Когда, по вашим прогнозам, Лукашенко возьмет новых заложников?

- Я действительно уверен, что санкции, которые мы ввели в 2006 году и усилили в 2007-м, привели к освобождению политзаключенных. Бывший кандидат в президенты Александр Козулин был последним, и это заняло еще несколько месяцев, а также понадобились еще санкции в марте 2008 года. Это стоило нам посла США в Минске Карен Стюарт. Но мы имели в виду конкретные цели для этих санкций, и я бы сказал, что цель освободить людей из тюрьмы была достигнута. Реабилитации не дождались, никто из тех политзаключенных не был реабилитирован.

Но затем началась чуть ли не гонка, соревнование, особенно среди европейских министров, завязать контакты с белорусскими властями, хотя и не произошло политической реабилитации. С конца 2009 года и до выборов 2010-го Беларусь встречали с распростертыми объятьями. Затем маятник качнулся назад, и мы увидели насилие, репрессии, одни из самых сильных за все время.

Итак, мы должны быть уверены, что снова не попадемся в эту ловушку. Это напоминает фильм «День сурка» - мы уже видели такое раньше. Никто не хочет повторения того, что было в 2010 году. Это значит, что мы должны оставаться верным своим принципам, должны рассматривать события в Беларуси сами по себе, не через призму России. И мы должны прямо заявлять, во что мы верим, и возвращаться к тому, что мы считаем, должно быть сделано в Беларуси. Это включает политическую реабилитацию, создание более открытой атмосферы для журналистов, блоггеров, оппозиционеров, чтобы они могли действовать, не опасаясь арестов, преследования, запугивания или изгнания.

Это требует терпеливого подхода. Этот парень во власти уже 21 год. И я не думаю, что кто-то ожидает изменений на этих выборах. Он собирается быть переизбранным. Это выборы, итог которых отчасти предрешен. Но я думаю, что Запад хочет посмотреть, что произойдет, будут ли репрессии снова, будут ли протесты и демонстрации против выборов.

По большей части оппозиция избрала позицию неучастия в этих выборах. То есть это отличается от 2010 года, когда несколько человек баллотировались в президенты, и большинство из них оказалось в тюрьме.

Мы должны подождать и посмотреть, что будет. Надеюсь, что у Запада в запасе есть некоторые стимулы, которые в перспективе пригодятся, как рычаг воздействия на Лукашенко. Он должен сделать еще многое перед тем, как произойдет нормализация отношений. А мы должны убедиться, что он делает это не как косметические или поверхностные меры, а на постоянной основе. Думаю ли я, что Лукашенко может измениться? Едва ли. Но в конечном итоге он – тот, кто прямо сейчас еще у руля, и Запад старается разобраться, как нам вести с ним дела.

- Россия открывает на территории Беларуси военную базу. Осознают ли США угрозу, которую она несет?

- В наше время появления российских военных где угодно – это повод для беспокойства. По-моему, Путин так действует неслучайно. По-видимому, он оказывал давление на Лукашенко - тот не кажется таким уж заинтересованным в наличии этой базы в то время, когда пытается вновь налаживать отношения с Западом. Поэтому я думаю, что это попытки Путина спутать карты Лукашенко на Западе.

Думаю, что со стороны Запада будет некоторое понимание того, что это не идея Лукашенко, а решение Путина. И это часть геополитических игр российского президента, в которые он играет уже достаточно долго, хотя это и не приветствуется другими. Размещение в Беларуси российской военной базы вызовет беспокойство в странах Балтии и Польше.

- Сегодня очевидно, что Путин восстанавливает СССР. Что США могут противопоставить новой «империи зла»?

- США не признают идею сфер влияния, которая отражается в желании Путина восстановить империю, восстановить Советский Союз. США выступают за независимость и суверенитет, за территориальную целостность всех стран региона. Вторжение в Украину, оккупация и аннексия Крыма – такое произошло впервые после Второй Мировой войны, так что это серьезный вызов Западу, Европе и США. То, что мы хотим сделать – подтвердить, что мы выступаем за независимость всех стран региона, включая Беларусь, и блокировать попытки вмешательства России, не говоря уже о вторжении, в соседние государства.

Я был в Грузии несколько недель назад. Грузины все еще нервничают по поводу своего большого соседа на севере. Попытки передвинуть демаркационную линию происходят регулярно. И у Грузии уже есть опыт вторжения российских сил в 2008 году. Эстония становилась мишенью кибер-атак в 2007 году. То есть в наши дни даже страны-члены НАТО встревожены.

И мы должны приложить все силы, чтобы подтвердить, что мы с нашими союзниками по НАТО, мы поддерживаем гарантии пятой статьи НАТО и должны сделать все, чтобы поддержать другие страны региона, которые хотят сохранить суверенитет и территориальную целостность.

Новости по теме

Новости других СМИ