Эксперт: Вас кормили и продолжают кормить радиационными продуктами

Ольга Шуманская, Intex-press.by

Известный белорусский ученый Юрий Бандажевский, автор исследований о влиянии радиации на организм человека, рассказал Intex-press, почему он считает, что белорусские продукты питания нельзя считать безопасными.

Неделю назад информационное агентство «Ассошиэйтед Пресс» опубликовало расследование, в котором говорится, что ферма, расположенная близ чернобыльской зоны, производит молоко с недопустимым уровнем радионуклидов и поставляет его на молочный завод «Милкавита» в Гомеле. Информацию о наличии стронция в белорусском молоке первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Леонид Маринич назвал ложной.

Ученый Юрий Бандажевский рассказал, чем отличаются белорусские нормы от европейских, как влияет употребление продуктов с радиацией на организм и почему житель Брестской области, питаясь продуктами местного производства, не может быть спокоен за их безопасность.


– Можно ли считать белорусские продукты безопасными по содержанию радиации?

– Нельзя. Потому что, по существующим в стране нормам, разрешено употребление продуктов, которые содержат значительное количество радиоактивных элементов.

Если вы употребляете продукты с радионуклидами каждый день, то они естественно накапливаются. И выводятся не так уж и быстро. Для того, чтобы вывести цезий из организма, нужно 100 дней. Часть его за это время распадется и вызовет патологические состояния во внутренних органах.

Так что о безопасности продуктов питания на территории Беларуси в настоящее время, на мой взгляд, говорить не приходится. Во-первых, их нужно строго проверять, а во-вторых, нужно ужесточать нормы, чтобы они были совершенно минимальными и не несли угрозу людям.

– Чем отличаются белорусские нормы от, например, европейских?

– Существуют европейские стандарты, применяемые для экстренных ситуаций. Да, они выше, но они кратковременные, то есть используются только в случае аварии. Наши же нормы – постоянные. Вне экстренных ситуаций те продукты, которые у нас считаются безопасными, в Европе не пройдут никаких проверок. Если там находят какое-либо содержание радионуклидов в продуктах, начинают искать откуда они. Постоянных норм в Европе нет, потому что радионуклиды в продуктах не должны содержаться.

Даже с Украиной есть разница по некоторым нормам. Для всего мяса в Украине существует норма по цезию – 200 бк/кг. А в Беларуси в говядине разрешено 500 бк/кг. Такие нормы приняли, потому что посчитали, что белорусы едят мало говядины. Я такую концепцию не поддерживаю, ведь любое количество радиации опасно.

– Как должен быть организован контроль за безопасностью продуктов?

– Когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, необходимо было создать систему контроля. Произошла трагедия для страны. Это нужно было понять сразу, а не очертить карандашом на карте: вот это чистая территория, вот эта – грязная. Продуктами питания с этих, так называемых «чистых территорий», кормили тогда и продолжают сейчас кормить людей.

Я могу рассказать о результатах обследования детей в двух одинаковых садиках Гомеля и Гродно. Удивительно, но содержание цезия оказалось одинаково, как у детей из Гродно, так и из Гомеля: по 30 беккерелей на килограмм. Это не так уж и мало. Мы поставили руководство области в известность, но оно отстранилось. Даже не приехало. Я писал об этом в Совет Министров. Тогда в Гомель приехал целый автобус функционеров, которые меня воспитывали, говорили, чтобы я не лез в эти вопросы.

И тогда белорусов кормили радиоактивными продуктами, и теперь продолжают кормить. А я хочу подчеркнуть, что сейчас (после аварии. – прим. Ред.) выросло второе поколение людей. Оно больше подвержено влиянию радиации. Страну нужно было объявить зоной бедствия. Люди, которые остались жить на условно загрязненной и загрязненной территории, должны быть обеспечены чистыми продуктами и соответствующим медицинским обеспечением. Ни первого, ни второго не было сделано.

Я об этом говорил, когда был ректором университета. Нужна мощная система контроля. Но тогда у государства сразу появится вопрос: «Как же кормить людей?». Поэтому власти вынуждены соглашаться с существующим положением. Иначе окажется, что большинство продуктов грязные.

– То есть даже житель Брестской области, употребляя только продукты питания местного производства, не может быть спокоен?

– Несомненно. Потому что в Брестской области много мест с большими уровнями радиации. Кроме того, существует информация о закрытых полигонах, на которых проводили ядерные испытания до чернобыльского происхождения. Есть книга «Глобальное выпадение цезия и человек», изданная в 1974 году, с картой загрязнений Полесья до Чернобыля еще в 60-е годы. Эти радионуклиды никуда не ушли из Брестской области. То есть здесь живет не второе поколение (подверженное радиационному облучению. – прим. Ред.), а уже четвертое. Этот вопрос поднимался еще во времена СССР. Но на Афганистан нашли деньги, а на ликвидацию чернобыльских последствий денег не нашлось. Поэтому я начал кричать везде. Не говорить об этой проблеме, а кричать. Но мне пытались всячески мешать.

– Чем тогда питаться?

– Это вы у властей спросите. Пусть они вам расскажут. Они же говорят, что все хорошо, все отлично, никаких проблем нет.

– А сейчас что-то можно сделать?

– А что уже сейчас? Голову отрубили человеку и спрашивают: будет жить? Во-первых, целые семьи попали под огромное воздействие радиации. Во-вторых, у страны совершенно нет желания этим заниматься. Мало того, она заканчивает строительство АЭС. Даже без катаклизмов АЭС будет выделять радиоактивные элементы: с воздухом, с водой.

А для тех людей, которые подверглись радиационному воздействию на протяжении нескольких десятилетий, необходимо потребление только чистых продуктов питания, чтобы минимизировать те нарушения, которые возникли в их репродуктивной системе и генетическом аппарате.

– Можно ли проверить продукт на содержание радиации самостоятельно?

– Руководство страны пользуется теми дозиметрами, которых нет у населения. Такие приборы производятся разными организациями в Беларуси. Это хорошие приборы. Но это недешевая аппаратура. Систему индивидуального контроля могут позволить себе только богатые люди.

– Как прокомментируете намерения президента в ближайшие пять лет освоить чернобыльские земли?

– На загрязненных территориях Гомельской области этого делать нельзя никогда. Потому что период жизни трансурановых элементов – несколько тысяч лет. Начинают рассказывать сказки о том, что там что-то перевернем, переделаем. Это идиотизм.

В Иванковском районе (Украина, зона радиационного контроля) мы кормили овсом, выращенным на территории, разрешенной для сельхоздеятельности, беременных сирийских хомячков. 40% их потомства дало врожденные пороки развития. Так что земли с высоким уровнем радиации могут использоваться только в определенных условиях. Нужно сделать глубокий анализ, чтобы понять, можно ли выращивать там продукты питания и какие именно.

Одно дело выращивать технические культуры – рапс и использовать его для машин. А другое дело, использовать продукты, которые пойдут на корм скоту, мясо которых вы будете кушать. Ведь продукты распада цезия остаются в мясе, а потом оттуда попадают в организм.

– Над чем вы сейчас работаете?

– Над продолжением европейского проекта по оказанию помощи Иванковскому и Полесскому районам Киевской области, которые были загрязнены радиоактивными элементами после аварии на Чернобыльской АЭС. Проект предусматривает обеспечение оборудованием, а также проведение обследования детей и разработку профилактических мероприятий по предупреждению заболеваний. Здесь высокая смертность населения, и мы параллельно тому, что ищем ее причины, оказываем людям помощь.


Справка Intex-press

Юрий Бандажевский родился в 1957 году в Гродненской обл. В 31 год стал доктором медицины. В 1990 году возглавил Гомельский государственный медицинский институт. Проводил исследования о воздействии радиации на человека. В 2001 году признан виновным в получении взятки и осужден на 8 лет.

«Международная амнистия» признала его узником совести, придя к выводу, что Бандажевский пострадал за критику действий белорусских властей после катастрофы на ЧАЭС.

Стал 25-м человеком в мире, получившим Паспорт свободы, который дает право жить на территории любой страны Евросоюза. Почетный гражданин 15 французских городов, в том числе Парижа.

Сейчас Юрий Бандажевский живет в Киеве. Возглавляет центр «Экология и здоровье», который занимается изучением воздействия радионуклидов на человеческий организм.

Новости по теме

Новости других СМИ