Финансовая стабильность. Как Нацбанк ее обеспечивает

Дмитрий Заяц, naviny.by

Национальный банк Беларуси считает, что большинство индикаторов финансовой стабильности находятся в безопасных диапазонах, но при этом констатирует рост необслуживаемых кредитов. За счет каких механизмов регулятору в этих условиях удается обеспечивать стабильность?

Международные финансовые организации, которые оценивали финансовый сектор Беларуси во время апрельской миссии, рекомендовали Национальному банку уделить финансовой стабильности особое внимание.

В интервью БелаПАН заместитель председателя правления Нацбанка Дмитрий Лапко рассказал, что именно регулятор в этом направлении предпринимает.

— Международные финансовые институты (в частности, МВФ) рекомендуют Нацбанку регулярно проводить стресс-тесты белорусских банков на предмет выявления возможных рисков. Регулятор разделяет это мнение?

— Мы не просто разделяем, мы проводим стресс-тестирование банков, причем как нисходящие, так и восходящие стресс-тесты. Первые заключаются в том, что стрессовый сценарий выбирает регулятор и внутри себя на статистических данных проводит оценку устойчивости участников финансового рынка. В случае восходящего стресс-тестирования регулятор направляет шоковый сценарий банкам, и последние на основании первичных данных анализируют устойчивость своего положения.

— Как Национальный банк с учетом проведенных стресс-тестов оценивает сегодня положение белорусских банков?

— Результаты стресс-тестов, которые проводила в апреле миссия МВФ совместно со Всемирным банком и анализировала устойчивость банковского сектора Беларуси вплоть до 2018 года, в целом совпадают с оценками Национального банка.

Выводы экспертов, которые занимались стресс-тестами белорусских банков, свидетельствуют о достаточной устойчивости наших финансовых институтов. В перспективе могут появиться вопросы по докапитализации отдельных банков, однако в целом можно сказать, что наш финансовый сектор обладает достаточным запасом прочности.

— На последнем расширенном правлении Нацбанка особое внимание уделялось теме кредитных рисков банков с учетом наблюдаемого роста необслуживаемых кредитов. Что со своей стороны делает сегодня Национальный банк, чтобы минимизировать кредитные риски банков?

— Национальный банк инициировал в этом году независимую оценку качества активов коммерческих банков для понимания реального положения дел в банковском секторе. Чтобы управлять рисками, необходимо их своевременно идентифицировать и четко знать величину возможных последствий их реализации. Когда независимая оценка банковских активов будет завершена, мы увидим все, в том числе возможно скрытые проблемы, и сможем определить пути их решения.

— Независимую диагностику белорусских банков планируется проводить каждый год?

— Пока однозначно ответить на этот вопрос мы не можем. Видимо, с определенной периодичностью независимую оценку качества банковских активов необходимо будет проводить.

— Если исходить из мирового опыта, регулятор может давать банкам рекомендации по докапитализации на основании результатов независимой оценки качества активов?

— Общий ответ на этот вопрос утвердительный. Недавно мы изучали опыт Польши, там центральный банк проводил оценку качества активов коммерческих банков силами надзора. В нашем случае диагностику качества активов проводят авторитетные аудиторские организаций. Затем, на основании анализа полученной от аудиторов информации, силами надзора в официальном порядке банкам могут быть направлены соответствующие рекомендации.

— Один из вариантов решения банковских проблем, связанных с ростом проблемных активов, сегодня видится в создании специализированного агентства, которому могут быть переданы необслуживаемые кредиты…

— Агентство необходимо для того, чтобы выделить предприятия, которые неспособны дальше вести финансово-хозяйственную деятельность. Затем, видимо, предстоит определить, кто из них при определенной помощи способен восстановить прибыльную работу.

К остальным субъектам хозяйствования, которые даже при поддержке со стороны государства не смогут восстановить свою жизнеспособность, могут быть применены непопулярные меры. Кредитовать тех, кто никогда не сможет вернуть взятые деньги, недопустимо. Такую практику, если она где-то используется, действительно можно считать угрозой финансовой стабильности.

— Вопросы оказания господдержки с 2015 года обсуждаются в Клубе кредиторов, куда входят представители предприятий, банков, а также министерств и ведомств. Ранее в клуб приглашались предприятия, имеющие наибольшую валютную задолженность перед банками. В каких случаях и почему на заседания клуба приглашаются заемщики сегодня?

— Закрытого перечня предприятий, которые приглашаются на заседания клуба, уже не существует. По ходатайствам министерств и ведомств на заседании Клуба кредиторов может быть рассмотрена ситуация практически любого заемщика.

Не всегда, к сожалению, представители предприятий занимают конструктивную позицию. Встречаются случаи, когда предприятия находятся в предбанкротном состоянии, не платят по банковским кредитам, обращаются за новой финансовой помощью, но при этом за собственный счет продолжают финансировать непрофильные активы и не хотят от них отказываться.

Однако в целом, если предприятие занимает конструктивную позицию, показывает бизнес-план, который может быть реально выполнен и который позволяет устранить имеющие кассовые разрывы, ему может быть оказана поддержка со стороны банков.

— Может быть, в 2016 году такая поддержка реальному сектору уже предоставлялась?

— В нынешнем году часть задолженности предприятий была рефинансирована — речь идет о сумме в 9,6 трлн рублей. К слову, на начало года суммарная задолженность компаний, которые мы рассматриваем в рамках Клуба кредиторов, составляла 135,1 трлн рублей. В 2015 году было принято решение о рефинансировании задолженности компаний на сумму 65,14 трлн рублей.

— Международные финансовые организации (в том числе МВФ) рекомендуют Нацбанку ввести более высокий коэффициент риска по валютным кредитам заемщикам, не имеющим валютной выручки. Каково мнение регулятора относительно ужесточения требований в этом направлении?

— Однозначный ответ на этот вопрос дать сегодня сложно. С одной стороны, все мы осознаем, что в условиях все еще крайне высокой стоимости рублевых кредитов валютные заимствования для предприятий остаются одним из немногих источников финансирования. Поэтому ужесточение подходов в части валютного кредитования именно сейчас — шаг достаточно дискуссионный.

С другой стороны, выдача валютных кредитов приводит к возникновению валютного риска у кредитополучателей, если они не имеют достаточной валютной выручки. А если такой кредитополучатель по каким-то причинам не сможет приобрести необходимую сумму валюты для погашения кредита, это уже повлечет повышение кредитного риска для банка.

Кроме того, избыточное валютное кредитование провоцирует долларизацию экономики, поскольку получатели валютных кредитов, чтобы рассчитаться с банком, привязывают стоимость своих товаров (услуг) к курсу иностранных валют.

Мы солидарны с экспертами международных финансовых организаций, которые рекомендуют нам проводить дедолларизацию экономики и адекватно оценивать риски по валютным кредитам.

Сегодня порядка 65% активов банков сформированы в иностранной валюте, и основные усилия Нацбанка будут направлены на снижение этой доли. Тем самым мы намерены выполнить и рекомендации международных финансовых организаций, и одновременно с этим двигаться в сторону увеличения доли рублевой составляющей в кредитном портфеле банков.

Новости по теме

Новости других СМИ