Светлана Калинкина: "Российский след" в убийстве Шеремета следует рассматривать очень серьезно


Для адептов русского мира Павел Шеремет являлся фигурой раздражающей и мог стать показательной жертвой.

Утром 20 июля в центре Киеве взорвался автомобиль главного редактора «Украинской правды» Алены Притулы. Однако за рулем автомобиля оказалась не женщина, а белорусский журналист Павел Шеремет.

Взрывное устройство мощностью 400-600 граммов тротила в эквиваленте, заложенное в дверцу машины, сработало во время движения автомобиля. Павел Шеремет скончался уже в «скорой помощи».

Генпрокурор Украины Юрий Луценко считает взрыв убийством. Следствие озвучило три версии убийства: русский след, внутриукраинская ситуация и покушение на Алену Притулу.

Что на самом деле стоит за убийством Павла Шеремета? Своим мнением со Службой информации «ЕвроБеларуси» поделилась белорусская журналистка Светлана Калинкина.

- Я не знаю. На мой взгляд, все три версии имеют право на существование: и украинский след, и российский след, и покушение на Алену Притулу, но за рулем машины оказался Павел. Мне кажется, остается только ждать выводов следствия и конкретики. Но версию о российском следе я бы, конечно, совершенно не отметала и рассматривала очень серьезно, потому что для адептов русского мира Павел являлся фигурой раздражающей и мог стать показательной жертвой.

- В этом свете следует рассматривать заявление пресс-секретаря Путина?

- Вообще к заявлениям российских официальных лиц надо относиться очень скептически. Сначала русофобы увольняли Павла с Первого канала, затем с Общественного телевидения, сейчас утверждают, что его убили в Киеве за то, что он был русофобом. Это люди могу сказать все, что угодное: белое – это черное, и наоборот. Мы неоднократно наблюдали такие трансформации.

Единственное, что объединяет Беларусь, Россию, Украину – в трех странах, в которых Павел работал, - быть честным, неконъюнктурным, иметь собственную позицию смертельно опасно.

- Убийство Шеремета серьезно ослабит и белорусскую журналистику…

- Безусловно, Павел никогда не уходил из белорусской журналистики: где бы он ни работал, всегда оставался в профессии, в белорусском медиапространстве. Конечно, он был не просто журналистом, а явлением в белорусской журналистике.

- Поддерживали ли вы лично в последнее время профессиональные контакты с Шереметом?

- Как это ни странно, в последнее время вдруг, безо всякой внятной причины Павла стала очень беспокоить судьба «Белорусского партизана». Он предлагал мне стать главным редактором «Белорусского партизана», помочь сайту. Он почему-то озаботился судьбой сайта, хотя никаких опасений за себя, за свою жизнь не высказывал. Но вдруг почему-то он стал беспокоиться о сайте «Белорусский партизан». А теперь действительно и меня тоже беспокоит судьба сайта, потому что совершенно непонятно, что станет с белорусскими медиапроектами Павла.

- Какая судьба их может постичь?

- Не знаю, но ведь все его проекты делались не для него и не ради него, медиапроекты Павла были направлены на Беларусь, на страну, и как мне кажется, надо сделать все возможное и невозможное, чтобы они сохранились, и работали еще лучше.

- Готовы ли вы взять на себя ответственность за медиапроекты Шеремета?

- Если последует предложение от его семьи, то, наверное, да.

Новости по теме

Новости других СМИ