Олександр Палий: Убийство Шеремета может стать не последним


Убийство журналиста Павла Шеремета взорвало не только Украину, но и Россию с Беларусью – в разное время журналист работал в каждой из стран. Столь громких убийств Украина не знала со времен убийства Георгия Гонгадзе в 2000 году: сейчас лидеры мнений чувствуют себя уязвимыми.

Убийство Павла Шеремета следует рассматривать на фоне других событий в стране. Московский патриархат организует в Украине провокационное шествие, с явным намерением вызвать конфликт. Глава СБУ считает, что определенным силам нужен Франц Фердинанд, намекая на начало Первой мировой.

О возможных причинах убийства Шеремета Беларускай праўдзе рассказал киевский политолог Олександр Палий.

- Что, на ваш взгляд, стоит за убийством Павла Шеремета? Выдвинуты шесть версий, две из которых пока публично не называются. Какая из них наиболее правдоподобна?

- Первое, что естественно звучит во время войны — это происки врага. Россия заинтересована в дестабилизации Украины, и громкие обвинения, которые звучат со стороны российских властей и СМИ в сторону Украины, в ее неспособности обеспечить безопасность, в преследованиях журналистов в Украине, служат определенным подтверждением российской версии. То есть главная версия — дестабилизация, и в этом ряду это преступление может быть не последним.

В то же время, нельзя исключать и профессиональную деятельность. Возможно, он действительно задел или мог задеть каких-то преступников, это следует изучить. Личные причины я бы исключил, это очень нетипично для Украины — решать вопрос личных обид таким образом, такого у нас практически нет и не было, это против всех правил украинского общества.

- Почему именно Шеремет и почему именно в Киеве?

- Достаточно много влиятельных журналистов живет в Киеве. Почему Шеремет? Возможно, потому что он иностранец и некоторыми в России рассматривался как пример предательства, сотрудничал с «хунтой», имел явные демократические, либеральные взгляды. В России сейчас либерализм, и вообще все слова, связанные с человеческой свободой — это страшное ругательство.

- Какой эффект произвело громкое убийство в Украине? Похоже, версия с дестабилизацией ситуации в Украине не так и безосновательна.

- Эффект, безусловно, громкий. У нас уже со времен Гонгадзе такого не было. Лидеры мнений чувствуют себя уязвимыми. Возможно, в этом и была цель преступления.

- Каким образом убийство журналиста, пусть и известного, может дестабилизировать ситуацию в Украине?

- Мы это увидим по следующим шагам, если они последуют. К примеру, сейчас в Украине Московский патриархат организовывает провокационное шествие, с явным намерением вызвать конфликт. Глава СБУ говорит, что кому-то нужен Франц Фердинанд, намекая на начало Первой мировой. Нельзя исключать, что это звенья одной цепи. По крайней мере, во время войны естественно во всем подозревать руку врага.

- И в Украине, и в России, и в Беларуси, где в разные годы работал Шеремет, не исключают «российского следа» убийства журналиста. Простите за цинизм, какие дивиденды может извлечь из этого убийства Москва?

- Любая дестабилизация в Украине в интересах Москвы. Собственно, Россия пыталась ее создать войной и многочисленными диверсиями, но в целом эти попытки провалились. Достаточно было уничтожить несколько ячеек диверсантов, многие из которых натаскивались в России, чтобы теракты прекратились. Это более чем яркое свидетельство того, что теракты имели внешнюю природу. Возможно, Россия нащупывает новые пути влияния через украинское общество. А возможно, просто запугивает гражданское общество.

- Говорят, что за несколько дней до убийства неназванный журналист «Украинской правды», где работал и Павел Шеремет, встречался с российским олигархом (Константином) Григоришиным. Какое отношение взаимоотношения руководства «Украинской правды» с российским олигархом могут иметь к убийству журналиста?

- Григоришин сейчас получил украинское гражданство, он активный участник приватизации. Но роль Шеремета в этом, кажется, минимальна, она сводится к обычной журналистике. Если общество правильно информировано, ни для кого из бизнес-элиты не было интереса убивать журналиста.

- Почему мишенью стал не политик, не бизнесмен, а журналист?

- Не знаю. Возможно, потому, что политика или бизнесмена общество меньше жалеет. Или это некая многоходовая операция, где роли расписаны.

Новости по теме

Новости других СМИ