Дмитриев: Говорить, что никаких связей со спецслужбами у нас нет, слишком романтично

Змитер Лукашук, Еврорадио

Андрей Дмитриев, фото Алеся Пилецкого
Один из лидеров кампании "Говори правду" Андрей Дмитриев решил публично ответить на обвинения Владимира Некляева, который считает, что бывший руководитель его штаба сотрудничал с КГБ.

Некляев: Двое из четверых руководителей "Говори правду" признались мне, что имеют кураторов в спецслужбах

Кто отдал приказ изменить маршрут подхода на Площадь-2010 колонн Некляева и Статкевича, почему их план Площади был несовершенным, чувствует ли ответственность за людей, которые пришли по их призыву на Площадь? На этот и другие вопросы в эфире Еврорадио отвечает один Андрей Дмитриев.



Лучшие цитаты из разговора

У меня нет куратора в КГБ, который говорит, что делать, куда идти и какую позицию занимать. Но Некляев говорит обратное уже два года, и это ставит меня в сложную ситуацию: в суд не пойдешь, потому что мы знаем, какой у нас суд и не подерешься с ним из-за этой лжи — человек же в возрасте.


Говорить, что никаких связей со спецслужбами у нас нет, слишком романтично — известно, в какой стране мы живем. Но никаких связей, когда говорят, что делать, когда все руководство подчинялось бы КГБ — такого в "Говори правду", безусловно, нет.


Скорее всего, в "Говори правду" действительно есть засланные агенты, но мы сейчас не делаем ничего, из-за чего нам стоило бы бояться власти.



Не вижу смысла говорить, сколько нам стоила по деньгам президентская кампания 2010 года. Одно могу сказать: серьезная президентская кампания в Беларуси примерно должна стоить от 5 и больше миллионов долларов.


От того, каким маршрутом пошли бы на Площадь Некляев и Статкевич, ни суть Площади, ни ее результат не изменился бы — сам план Площади был несовершенным, он был слишком наивным и романтичным.


Решение изменить маршрут доставки звукоусиливающей аппаратуры принимал штаб, а не я один. И нужно было это для того, чтобы с помощью публичности защитить аппаратуру.


Статкевича мы считали одной из угроз для Площади, которую мы организовывали. И его привезли к штабу Некляева, изменив таким образом его маршрут подхода на Площадь для того, чтобы мы могли его контролировать.


У нас был план — провести переговоры с правительством. А у Статкевича — идти на штурм. Мы заранее решили, что если на Площади Статкевич начнет призывать людей идти на штурм — вырубить аппаратуру и передавать слово Некляеву. Который должен был удержать Площадь от штурма.


Я чувствую себя виноватым за тот план Площади, который у нас был. Ведь этот план был сценарием, хорошим для игры, но плохим для настоящей политики. И если на Коллекторной нас положили лицом в снег — это был конец сказки. Мы неадекватно оценивали ситуацию, и поэтому план наш был неадекватным.


Каждый на Площадь пришел за себя, за свою семью. Но в том, что с ними потом случилось на Площади, есть ответственность и моя, и штаба "Говори правду" — мы не продумали хорошо план действий и не смогли защитить людей, которые пришли за нами.


Мы изучили наши ошибки и теперь действуем более ответственно.


Оппозиция и без меня хорошо справляется, чтобы постоянно ссориться, и поэтому не способна выбрать единого кандидата. Но если они говорят, что в этом виноват я, то может им лучше вообще уйти из политики — если их так легко обыграть?


Когда Некляев ушел из "Говори правду" то никто не пошел следом за ним. Это означает, что я — преданный член команды, а команда — предана мне как лидеру. А Некляев хотел, чтобы была не команда, а "фан-клуб Некляева".

Новости по теме

Новости других СМИ