Станислав Богданкевич: Начинать нужно с судебной реформы

Белорусский партизан

Станислав Богданкевич
На днях Совет министров утвердил комплекс мер по реализации Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 – 2020 годы. Некоторые пункты этой программы «Белорусский партизан» обсудил с экс-главой Нацбанка Беларуси, доктором экономических наук, профессором Станиславом Богданкевичем.

«Все время говорю, что думаю, и до сих пор на свободе!» — говорит Станислав Антонович.


Станислав Богданкевич: «Начинать нужно с судебной реформы»

— Станислав Антонович, как вы оцениваете меры по реализации программы социально-экономического развития? На первый взгляд, есть весьма толковые инициативы…

— Да, но не хватает самого главного — изменения управления госкомпаниями. Государственные предприятия нужно изъять из подчинения министерств и ведомств, Управления делами президента и передать их комитету по имуществу. Они должны управляться как обыкновенные акционерные общества и по контракту нести ответственность за рентабельность и другие важнейшие показатели. Госсобственность есть и во Франции, но там с ней нет таких проблем, огромных убытков, как у нас. Таких кардинальных вещей в этой программе, к сожалению, нет. Хотя там действительно немало правильных идей.

— Одна из них – снятие ограничений на открытие счетов в иностранных банках.

— Да, это довольно либеральный шаг. Вообще, программой предусмотрены определенные шаги реформирования, обеспечивающие свободу для предпринимателей. Будет прекращена обязательная продажа валюты теми предприятиями, которые экспортируют товары. Раньше они обязаны были продавать, кажется, 30 процентов, а сейчас эту норму отменят.

Что касается счетов в иностранных банках, то до недавнего времени их можно было открывать только по разрешению Нацбанка, предоставив доказательства, что тебе это нужно, например, для работы или проживания в зарубежной стране и так далее. А сейчас будет свободное открытие счетов.

Кстати, многие из тех либеральных шагов, изложенных в этой программе, давно реализованы в Великобритании, Германии, Швеции и других европейских странах. Для нас Беларуси они тоже весьма актуальны, но нам прежде всего необходимо поднимать экономику, создавать условия для привлечения ресурсов в страну.

— Кстати, о ресурсах. На этот год в качестве одной из мер по реализации программы обозначено привлечение в Беларусь ведущих мировых компаний с капитализацией более одного миллиарда долларов США для реализации проектов с высокой добавленной стоимостью. По-вашему, насколько это реально?

— Думаю, пока рано говорить о приходе этих компаний в Беларусь. Может быть, со временем это и случится. Но для этого властям придется потрудиться и доказать, что в нашей стране действительно есть независимая судебная система, уважение к частной собственности, что у бизнесмена не могут внезапно изъять капитал, национализировать завод, отобрать акции. Сегодня всего этого мы пока не наблюдаем.

— Думаю, приговор по де бизнесмена Муравьева станет еще одним красноречивым сигналом для инвесторов.

— Да. К сожалению, в Беларуси до сих пор не создан климат для притока иностранных инвестиций, которые нам крайне необходимы. Нужно создавать общую базу доверия к власти, условия для собственных бизнесменов, а не только обещать рай для иностранцев.

Мне кажется, сегодня прежде всего необходимо провести судебную реформу. Нужно, чтобы все видели, что белорусский суд совершенно независим, что с государством можно судиться и выигрывать судебные процессы. Но у нас же там, где есть конфликт с государством, государство всегда и во всем выигрывает.

Я внимательно слежу за процессами, которые происходят в Украине. У них проведена огромная работа по изменению законодательства! Судей там не назначает парламент. Созданы независимые объединения судей, которые профессионально будут решать, сажать судью или нет, зависим судья от какой-то партии или нет. У нас об этом речь вообще не идет! А нужно, чтобы не Александр Григорьевич был выше Бога, а закон превыше всего. И это должны на практике увидеть потенциальные инвесторы, — и внутренние, и внешние.

— Вы верите, что это может случиться в ближайшем времени?

— В конце концов, так и будет. Я всю жизнь подчеркиваю, что белорусы не хуже и не глупее немцев, поляков, чехов и других. Мы такой же народ. Европейский. Немного не повезло нам с лидерами и с правящей элитой. Элита никак не может выдвинуть настоящего лидера, не может сломать действующую избирательную систему. Казалось бы, абсолютно ясно, как нужно создавать избирательные комиссии, считать голоса. В цивилизованных странах ведь не особенно смотрят на состав избирательных комиссий, потому что есть доверие. А у нас доверие к власти нулевое.

Ну, ничего не сделаешь. Какой народ, такая и оппозиция. Какой народ, такая и власть. Многие привыкли возмущаться только на кухне…

Я на своем юбилее говорил: 80 лет прожил, из них 20 лет живу при этом диктаторском режиме и никогда не стеснялся ни по телефону, ни вслух давать оценку любым решениям власти. И до сих пор на свободе!

— Таких как вы, Станислав Антонович, к сожалению, очень мало. Многие привыкли о политике только шепотом.

— Во время последней парламентской кампании моя жена решила в нашем подъезде собрать подписи в поддержку одного из независимых кандидатов. Все соседи прекрасно знают нас, здороваются, вроде бы все за демократию, за свободу, за подотчетность власти избирателям. Но подписи поставили только единицы!

— Вы понимаете, на чем основан этот страх?

— Я вообще плохо понимаю таких людей. Как и тех, кто был при власти, имеет звания, пенсии, достаток и все равно оглядывается! Ну, вот такие мы…

Иной раз смотрю ток-шоу на телеканале ОНТ. Выступает эксперт и говорит, что, оказывается, загибаются сегодня Соединенные Штаты Америки… Так при Обаме был ежегодный рост экономики Штатов! Не минус был, а плюс! Не очень большой, порядка 3 процентов в среднем, но был ежегодный прирост валового продукта. А о кризисе в Штатах, кстати, говорит мой коллега из БГУ, профессор. И я думаю, зачем?

— Ну да, докторскую за критику режима у него все равно никто не отберет…

— Я будучи членом ученого совета по защите диссертаций всегда поддерживал тех, кто высказывал более-менее революционные взгляды на экономическую реформу. А потом узнал, что мои хорошие друзья, коллеги, члены совета, из протокола кое-что вычеркивали. Говорят, слишком жестко я сказал!

— Ого!

— А я ведь просто называл вещи своими именами. Говорил, что падает ВВП, снижается производительность труда, есть проблемы с рентабельностью. И говорил это профессионалам, которые публично мне не возражали. Вроде бы и нормальные люди, но откуда у них столько страха…

Когда завкафедрой работал, под моим руководством работало немало доцентов и кандидатов наук. Я думал, они прогрессивных взглядов. А они все по команде вступили в Белую Русь. Никто не отказался! Побоялись…

Новости по теме

Новости других СМИ