Сергей Марцелев: Оппозиция меня услышала, даже если и отмолчалась

Катерина Жукова, UDF.BY

29 апреля Сергей Марцелев отметил свое 36-летие.

Бывший руководитель избирательного штаба Николая Статкевича осужден на 2 года ограничения свободы за участие в "массовых беспорядках" 19 декабря 2010 года. Два года неволи уже истекают, впереди новый суд, а потому будущее молодого политика покрыто мраком.

Почему Сергей Марцелев связал свою жизнь с политикой? Как судьба свела его с Николаем Статкевичем? Почему лидеры оппозиции отказались пройти тест на детекторе лжи после событий 19 декабря 2010 года? Сможет ли беспринципный, жесткий и жестокий Лукашенко тягаться с женщиной-кандидатом?

Обо всем этом политик рассказал приложению UDF.BY - "ПОЛИТИКА".

- Год прошел, как Вы предложили лидерам белорусской оппозиции пройти тест на детекторе лжи. Чтобы расставить все точки над «и» в застарелом споре – кто агент КГБ, а кто не агент. Оппозиция, мягко говоря, без энтузиазма восприняла Вашу инициативу, способную содействовать восстановлению доверия в оппозиции. Почему?

- Я в принципе не ожидал другой реакции. Для того, чтобы добиться результата, мало было моего персонального обращения, необходима была артикулированная реакция экспертного сообщества, средств массовой информации, самих политиков. Этого не последовало.

Несомненный плюс моей инициативы в том, что и через три года она будет так же актуальна. Так что мы можем всегда к ней вернуться, главное, что меня услышали те политики, кому послание было адресовано. Даже если и предпочли промолчать.

- До президентской кампании 2015 года остались два года. Но разрушенного в 2010 году доверия оппозиция не сумела восстановить. Есть ли смысл идти на президентскую кампанию в таком состоянии?

- Разрушено было не доверие общества к политической оппозиции, деструкции подвергнута сама оппозиция. Четвертая волна эмиграции (2011) была самой массовой. Из-за жестоких репрессий многие политические структуры уезжали в полном составе - от рядовых до генералов. На фоне острой нехватки кадров это был сильный удар, от которого оппозиция до сих пор не отошла.

Неучастие в президентской кампании только усугубит отток человеческих ресурсов из структур политической оппозиции.


"Я не политик, я политтехнолог"


- Сергей, каким ветром Вас занесло в политику? Молодой, образованный, умный человек мог найти себе применение получше.

- В политической жизни страны принимаю участие с середины 90-х, но я не политик.

Я политтехнолог, выборы для меня - профессиональная деятельность, а не стремление к власти. У меня есть своя гражданская позиция, поэтому я и принимаю участие в политических кампаниях в Беларуси, хотя это небезопасно, в отличие от ближнего зарубежья.

- Каким образом жизнь связала Вашу судьбу с судьбой Николая Статкевича?

- Мы познакомились с Николаем Викторовичем в далеком 1996 году, во время знаменитой "Минской весны", когда протестные акции собирали десятки тысяч. Я, тогда студент факультета международных отношений БГУ, первый раз попал под административный арест во время совместной акции с "Маладой грамадой" (молодежная организация социал- демократов). Статкевич лично пришел в суд и поддерживал нас всех.

Далее была акция против принудительного распределения студентов, получил сутки. Объявил сухую голодовку, без воды. Николай сидел в камере неподалеку.

Два года возглавлял молодежную организацию партии. Потом мы около 10 лет не виделись. Я учился и работал за границей, Статкевич занимался политикой в Беларуси.

В апреле 2010 года встретились, договорились о сотрудничестве на выборах. Остальное вы знаете.

"Площадь-2010 предотвратила признание президентских выборов западными государствами"


- Все-таки давайте обновим память. Почему Вы пошли на президентские выборы 2010 года, согласившись возглавить штаб Статкевича? В итоге месяц руководства штабом обошелся Вам в полгода "американки" и 2 годам лишения свободы с испытательным сроком 2 года. За что?


- Гражданин в погонах заявил, что я наказан за то, что работал с "неправильным", с его точки зрения, кандидатом в президенты. По сути, приговор - это своеобразная оценка моих профессиональных достижений в президентской кампании -2010.

Оценка эффективности PR кампании кандидата, с которым я работал. Оценка силы образа, который мы создавали в средствах массовой информации. Оценка его президентской программы, соавтором которой я был.

- Президентская кампания закончилась кровавым воскресеньем. Не могли кандидаты в президенты не понимать, чем может закончиться для них "разгул демократии". Почему не упредили провокации на Площади?

- Предупреждать провокации во время массовых акций - задача милиции. Надо у них поинтересоваться, почему они не выполнили свои служебные обязанности.

Сейчас среди политически продвинутых сограждан в моде этакая базаровщина, нигилизм. Дескать, Площадь - это поражение, кандидаты не знали куда идти и что делать, спецслужбы всех переиграли.

Все далеко не так просто.

Разумеется, в "американке" нас ожидали заранее. Запасали глюкозу для голодовщиков, пилили свежие нары на хоздворе. Но в действиях самих спецслужб была несогласованность и сумятица.

Нападение на колонну "Говори правду", где находились кандидаты Статкевич и Владимир Некляев, власти вначале представили как агрессию демонстрантов против органов правопорядка. Показали по БТ "раненого милиционера", которому БРСМ нес цветы в палату. Потом также бравурно оказались от этой версии. Не знаем, мол, кто напал. Хулиганы какие-то. Или чуть более экзотичная версия - рука Москвы.

Финальный этап разгона Площади по своей нелепой, беспрецедентной жестокости не был похож на продуманную операцию. Складывалось впечатление, что у кого-то наверху сдали нервы, и случилась истерика.

Потом последовали массовые аресты кандидатов в президенты, разом перечеркнувшие двухлетние усилия правящего режима навязать диалог с Западом.

Не буду идеализировать тактику независимых кандидатов. Но за 9 часов эфирного времени на телевидении они сделали больше чем весь агитпроп на протяжении 15 лет. Люди, простые избиратели услышали их, и следствием стала беспрецедентная по массовости демонстрация 19 декабря. Вопреки утверждениям Александра Лукашенко, что на площадь никто не придет.

Площадь-2010 предотвратила признание президентских выборов западными государствами. Показала всю шаткость политического строя и экономической модели в РБ. Люди, пришедшие на Площадь, почувствовали себя одним Народом.

Много это или мало - судить вам.

- Площадь 2010 года оставила после себя больше тайн, чем дала ответов на вопросы. О чем продолжают молчать кандидаты в президенты и другие декабристы? Какие вопросы требуют ответов в преддверии 2015 года?

-"Тайны Площади" - хорошее название для ток-шоу. Только вряд ли приглашенные охотно приняли бы в нем участие.

Есть соображения этики, которые оставляют за кадром многие ситуации, с которыми столкнулись политзаключенные в пенитенциарных, скажем так, учреждениях. Энтузиазм тюремщиков действительно зашкаливал, особенно в январе 2011 года.

Есть другая категория неозвученных тем. Это противоречия и недопонимания политического характера, проблемы взаимоотношений между политическими субъектами в период избирательной кампании.

И наконец, то, о чем писал Николай Статкевич из-за решетки. Сомнительная чистоплотность отдельных людей, претендующих на место в высшей лиге белорусской политики. Это вопрос, ответ на который необходимо дать перед следующей кампанией, чтобы подобные ситуации не повторялись. Надеюсь, Николай Викторович вскоре выйдет на свободу и сам расставит точки над "і".


"Когда у тебя все хорошо, легко приобрести друзей, когда плохо - легко понять, кто из них настоящий"


- 29 апреля Вам исполнилось 36 лет. Почему до сих пор ходите в холостяках?

- Моя работа до приговора была связана с постоянными переездами и длительными командировками. Мало кто из моих знакомых девушек был готов терпеть такой образ жизни. Для того чтобы люди были вместе, надо быть рядом.

Мне кажется, что многие цепляются за отношения, которые их не устраивают. Просто для того, чтобы был хоть кто-то. А это похоже на насилие над самим собой.

Впрочем, здесь я скорее настроен оптимистично, тем более весна располагает. Все впереди.

- Режим осудил Вас на 2 года ограничения свободы, лишив права на работу. Подыскали хоть какую работу, хотя бы неквалифицированную? Или хождения по работам продолжаются?

- Мне отказали в приеме на работу грузчиком две крупных торговых сети, ряд других предприятий. Сценарий весьма сходный - заполняю анкету, меня просят подождать неделю, пока служба безопасности проверит данные, потом следует отказ со стандартным "нувыжепонимаете".

Нет, не понимаю. Объясните.

"Судимость, политика, мы не хотим неприятностей". Я вот думаю: ладно, я. Каким образом тысячи белорусских граждан, попавших по воле обстоятельств под колесо исправительной машины, ищут работу? Они что, с приговором навек останутся прокаженными? Им снова придется нарушать закон, чтобы прокормить себя и семью? Проблема гораздо шире, чем мой частный случай.

Что касается заработка - получаю иногда небольшие гонорары за публикации. Если бы не помощь родственников и друзей, было бы скверно. Когда у тебя все хорошо, легко приобрести друзей, когда плохо - легко понять, кто из них настоящий.

- Уголовно-исполнительная инспекция в марте отказала Вам в выезде за границу – чтобы подлечиться и встретиться с друзьями. Почему отказали?

- Написал заявление в уголовно исполнительную инспекцию, приложил медицинскую справку. Ответ получил от замначальника Партизанского РУВД, что, дескать, не нужно вам, гражданин Марцелев, за границей лечится. Сидите здесь.

Сижу...

- К слову, как продвигается скандал с лишением Вас вида на жительство, полученного еще в 2007 году в Польше? Случайно ли эту проблему подняли после Вашего участия в президентской кампании 2010 года?

- Я достаточно эмоционально воспринял инициированную польской стороной процедуру лишения вида на жительство. Всегда воспринимал Польшу как вторую родину - все-таки прожил там почти 8 лет. На поверку оказалось, что претензии польской стороны не связаны ни со шпионскими скандалами, ни с моей политической деятельностью. В марте этого года меня уведомили, что административный процесс против меня прекращен, то есть, отдел по делам иностранцев отказался от своих претензий.

Разумеется, это не гарантия, что они меня оставили в покое. При необходимости готов защищать свои права в суде, благо, в Польше судебная система действительно независима.

- Сергей, скоро очередной суд, который будет оценивать Вас – исправился, не исправился за два года. Какого приговора ожидаете?

- Я даже не знаю, как вообще выглядит эта процедура в конце срока - суд или как-то иначе. Надо будет поинтересоваться у юристов.

С формальной точки зрения - правонарушений за два года у меня не было. Хотя все это более чем условно, если пожелают, нарисуют задним числом, переходил, мол, улицу в неположенном месте. Или ругался матом.

Как верно заметил один из коллег-декабристов - если захотят посадить, то посадят, найдут для этого формальные поводы. В этой стране правовой нигилизм возведен в ранг государственной политики.


"Женщина-кандидат в президенты - это интересный социальный эксперимент"


- Вскоре после освобождения из "американки" Вы заявили, что уже продумываете стратегию кандидату, с которым будет работать на выборах 2015 года. С кем готовы работать?

- Мне представляются перспективными два направления.

Уже больше года с коллегами из медийно-политической среды обсуждаем концепцию гендерного кандидата. Сразу хочу оговориться, это не связано с конкретными претендентами на президентский пост, недавно заявившими о намерении баллотироваться. Женщина-кандидат в президенты - это интересный социальный эксперимент, попытка привлечь женскую целевую аудиторию, которая сможет себя идентифицировать с кандидатом. Это попытка отепления образа независимого кандидата на высший государственный пост, который традиционно становится инфомишенью официоза. В случае с женщиной риторика "ниже пояса" сработала бы против самих пропагандистов.

Второй концепт - преемственность. Мне малопонятно, почему за всю историю президентских выборов в Беларуси независимые кандидаты не пробовали себя повторно в этом качестве. Ведь что получается. Идет кампания, в продвижение кандидата инвестируются ресурсы - человеческие, материальные, информационные. То есть сам кандидат - это уже бренд. На следующих выборах - новые лица, в которые надо инвестировать с нуля. Поэтому узнаваемость демократических политиков среди избирателей невысока.

- Удастся ли оппозиции подойти к президентской кампании 2015 года объединенной или хотя бы с единым кандидатом? Если не удастся, есть ли смысл участвовать в очередной позорной постановке режима?

- То, что сейчас называют оппозицией - это ряд структур с весьма разными, зачастую противоположными целями и задачами. Вряд ли можно поженить ежа и ужа, нацдемов и коммунистов, эмигрантское крыло и белорусских политиков.

Проблема единого кандидата мне кажется чересчур надуманной. Во-первых, потому, что его не будет. Во-вторых, потому, что минусов в концепции "единого" не меньше, чем плюсов. Единый кандидат был бы уместен, если бы через механизм выборов действительно была возможна смена власти. В Беларуси этого нет.

Дилемма - участвовать или нет в избирательном процессе при существующем режиме - не нова. Ответ на нее в конце 90-х сформулировал Григорий Явлинский - господа, вы можете не участвовать, но тогда вы не политики, вы - диссиденты.

СПРАВКА. Во время президентской избирательной кампании 2010 года Сергей Марцелев возглавлял предвыборный штаб кандидата в президенты, а ныне политзаключенного Николая Статкевича. 23 декабря 2010 года молодого политика сняли с поезда, идущего в Варшаву. Сначала он обвинялся в организации массовых беспорядков.

16 мая 2011 года судья Заводского суда Минска Жанна Брысина признала виновными политиков Павла Северинца и Сергея Марцелева, а также журналистку Ирину Халип в грубом нарушении общественного порядка во время акции против фальсификации итогов президентских выборов, которая прошла в Минске 19 декабря.

Участник как минимум 12 национальных избирательных кампаний в Беларуси, Польше и Украине. С 1996 по 1999 год был в ЦК БСДП, в 1998-2000 годах возглавлял молодежную организацию "Маладая Грамада". 2001-2005 годы - координатор международных проектов одного из польских фондов.
-1994-1997г. факультет международных отношений БГУ (отчислен по политическим мотивам после административных арестов, факт признан в докладе Госдепа США за 1997г.), 2000-2007 - университет им. А. Мицкевича в Познани, специальность - политология.

Новости по теме

Новости других СМИ