Владимир Новосяд: Многие думают, что я до сих пор депутат

Александр Кутицкий, UDF.BY

Почему Владимир Новосяд не хочет попробовать президентского хлеба? Почему политик занимается децентрализацией государственной власти в Беларуси и к чему это приведет? Что удручает Владимира Новосяда в белорусской оппозиции? И чем хорош Николай Статкевич, которого Лукашенко фактически назначил будущим президентом страны, бросив за решетку?

Владимир Новосяд дал эксклюзивное интервью приложению UDF.BY - "ПОЛИТИКА".


"Я гражданин Республики Беларусь"


- Уже сейчас можно собрать претендентов пять, готовых побороться за президентское кресло в 2015 году. А Вы не желаете попробовать президентского хлеба?

- У меня первый класс госслужбы, поэтому перед тем, как принять решения, открываю закон и читаю его. Там написано: кандидатом в президенты может быть гражданин Республики Беларусь, рожденный в Беларуси. Я родился в Киеве, отец – украинец, мать – белоруска. Поэтому по закону я не могу выдвигать свою кандидатуру на данный государственный пост.

Думаю, это оправдано, слишком долго Москва решала – кого поставить первым секретарем, кого – вторым и третьим. Неслучайно Петр Машеров до сей поры пользуется популярностью и авторитетом, потому что прошел Вторую мировую, сам был сыном своей земли, болел за страну, хоть и носил партбилет в кармане.

- А каким ветром украинца занесло в Беларусь? Или Вы – белорус по национальности?

- Я украинец. Когда пятая графа еще была в паспортах, да и потом, по привычке спрашивали в паспортных столах: а национальность какая? Я отвечал: гражданин Республики Беларусь.

Не люблю, когда на меня надевают загодя скроенный в каком-то ателье непонятный пиджак и заставляют ходить в нем по жизни. Мне нравится иметь определенную степень свободы –в поступках, идеях, мыслях. Не случайно я возглавляю оргкомитет Партии свободы и прогресса – партии либерального толка.

- Каким образом рожденный в Киеве оказался в Минске?

Моя мама поехала в Киев – за образованием и работой, нашла мужа, поженились, а после моего рождения вернулись в Беларусь.

- За последние 19 лет не возникало желания плюнуть на вторую родину и уехать в Украину?

- Плюнуть - никогда. У всех людей, независимо от национальности и страны, одни и те же проблемы. Просто масштаб проблем разный. И в Беларуси, и в Украине, и в России проблемы идентичные. Только одни демонстрируют политическую волю на преодоление проблем и меняются, другие показывают упорство в своих собственных ошибках, которое приводит к еще большему упадку, еще большему застою. В политике нет плохих или хороших решений, есть своевременные и несвоевременные. Время принятия решений определяют цену, которые народы платят за них.


"Хотелось перемен"


- Как Вы пришли в политику?

- В конце 1980-х гг., будучи студентом Могилевского государственного педагогического института, создал студенческую организацию "Студенческий союз" — альтернативу комсомольской организации вуза. Организация добивалась развития студенческого самоуправления. Был инициатором создания (вошёл в учредители) Республиканского студенческого союза — организации, целью которой было организованное выступление против монополии ВЛКСМ и КПСС в учебных заведениях страны.

Имея статус депутата городского Совета, стал депутатом Верховного Совета 13 созыва. Через девять месяцев нас распустили. Переехал из Могилева в Минск, возглавил молодежную либеральную организацию «Гражданский форум», которая существует и сейчас, учредил газету "Молодежный проспект".

- Почему пошли в Палату представителей?

- Было очевидно, что надо использовать легальные возможности для политической деятельности, пока они еще имеются. Только демократические кандидаты, делают выборы демократическими. Главная функция демократического кандидата – дать альтернативу, выбор избирателю. Согласно ИК президиумы городских Советов формируют окружные избирательные комиссии, администрации участковые. Отказавшись от участия в выборах в местных выборах означал, что властям дается карт-бланш на формирование состава местных советов, а значит, на формирование окружных и участковых комиссий. Как показала практика, так и произошло. Политика не терпит пустоты.

- В "Республику" входили?

- Став депутатом я формально оставался членом ОГП. Рассматривал ОГП как партию, интересы которой я мог бы представлять в парламенте, не сложилось. Поэтому написал заявление о выходе из партии, создал оргкомитет Партии свободы и прогресса (ПСП). Было понятно, что работать в парламенте только четыре года. Этим объясняется моя не фракционность в парламенте.

Но с республиканцами поддерживал тесные связи и тогда, и сейчас. Мы стали друзьями, не потерялись, общаемся.


"Бойкот-2000 породил машину фальсификаций"


- А почему только четыре года? Можно назвать не один десяток депутатов, отсидевших в палате не один срок…

- Я не представляю, чьи- либо бизнес-интересы. Мы выступаем за реальное самоуправление, децентрализацию государственной власти. Кроме того, в стране была окончательно сформирована избирательная система вертикалью власти. Окно возможностей для избрания демократических кандидатов закрылось.

- Машину фальсификаций породил бойкот-2000?

- Дал возможность ее сформировать, отшлифовать и запустить в "серийное производство" в масштабах всей страны, именно бойкот. Окончательный инструмент тотальных фальсификаций создан в 1999-2000 годах как следствие бойкота демократическими партиями политических процессов в нашей стране. Сейчас мы боремся, за включение наших представителей в избирательные комиссии, собираем подписи за изменения Избирательного Кодекса.

- Откуда бойкот появился?

- Трудно сказать. Многие демократические активисты, однажды добившись успеха в политической карьере, готовы передвигаться из кресла в кресло только по горизонтали, пересаживаться из одного кресла в другое в одном ряду, но не ниже. Многие ищут страховую компанию, которая застраховала бы ее от неудачи на выборах. Но – нет такой страховой компании, которая застрахует корабль от кораблекрушения. В политике – тем более. Это заблуждение, или словоблудие, которое и привело к таким печальным последствиям. Сегодняшняя ситуация – это результат непродуманных действий оппозиции.


"Кроме Новосяда, в округе не знают других политиков"


- С 2004 года Вы практически не занимаетесь политикой, если не считать участия в избирательных кампаниях, которые не приносят успеха. Чем Вы живете, чем, грубо говоря, зарабатываете на жизнь?

- Мы действительно участвуем во всех избирательных кампаниях. Нам удалось найти своего избирателя, и это самое главное. Всякий раз на избирательных кампаниях, несмотря на то, что с 2004 года я не являюсь депутатом парламента, я занимаю в округе второе место, несмотря на тотальные фальсификации. На предыдущей парламентской кампании я в округе набрал 32% голосов – это лучший результат по стране, на этих выборах я набрал 22%. Фактически нам удалось найти, выковать из массы избирателей избирателя с гражданской позицией. Порой заходишь в квартиру – они меня не то что по фамилии, они в лицо меня знают, знают, чем закончатся очередные выборы, но все равно идут и голосуют.

Голосуют за своего кандидата. Это своего рода протест, протест против этой избирательной системы, против таких "выборов". И что самое важное, во всех избирательных кампаниях, которые я провожу, процентов 70-80 – люди, которые живут в этом округе, наблюдатели – жители округа. Усилия, которые некогда моя команда вложила, принесли свои плоды. Многие думают, что я до сих пор депутат. Сколько этого Новосяда избирать можно? По соцопросам в округе не была названа фамилия ни одного действующего парламентария.

Произошла чудовищная девальвация политической власти. Парламент стал местом ссылки чиновников предпенсионного возраста, которые не работают с избирателями и после одного-двух сроков уходят на пенсию. В истории Палаты представителей есть один только прецедент, когда депутат предложил свой собственный законопроект – один закон за 13 лет! – это закон об альтернативной службе в армии депутата Новосяда.

Проект прошел все процедуры, но не успел быть проголосованным, и первым пунктом повестки дня при открытии сессии нового созыва ныне вице-спикер Гуминский предложил: проголосовать сразу в двух чтениях против закона об альтернативной службе, так как Новосяд уже не избран депутатом.

- И все-таки: в публичную политику Вас не пускают, но жизнь ведь продолжается…

Если мы хотим добиться результата, нам надо жить одной с людьми жизнью. Работать, учиться, заниматься бизнесом. Мое место работы – юрисконсульт ГОО "Правозащита потребителей", председатель товарищества собственников в своем доме. Занимаюсь научной работой.


"Я в нашем безвоздушном пространстве нахожу возможность дышать кислородом"


- А как семья относится к таким настойчивым попыткам вернуться в официальную политику?

- Часто политикам задают вопрос: ваша цель? Часто отвечают: моя цель – стать президентом.

Знаете, в "Новинках" так много наполеонов и других исторических личностей. В этом ихнем интересе, как народ говорит, стать президентом – нет абсолютно никакого интереса простого обывателя. Что получит простой Петр, Иван от того, что некто хочет стать президентом? Стать кем-то – средство достижения цели, реализации программных установок: реформы системы ЖКХ или реформа сферы самоуправления.

Владимир Новосяд: Многие думают, что я  до сих пор депутат

То, чем я занимаюсь, - это и есть моя политическая деятельность. Я в нашем безвоздушном пространстве нахожу возможность дышать кислородом и создаю что-то, что позволяет людям по-другому смотреть на происходящее в стране: создание комитетов территориального общественного самоуправления, создание эффективной системы управления домом. Этим опытом я делюсь не только с Минском, но и другими регионами: я выезжаю в регионы и объясняю людям на пальцах, как это работает, не только у нас, но и за рубежом. На расстоянии меняется угол зрения. Стараюсь – показать людям альтернативу, дать им возможность выбора. Такой выбор, я надеюсь, в рамках оргкомитета мы людям даем.


"Надо отказаться от утопий"


- Впереди – местные выборы. Участвуете в них?

- Я сам участвовал в парламентских выборах, поэтому на местные пойдут заместители – и в Минске, и в регионах. Моя функция состоит в содействии и координации избирательного процесса. У нас нет первых, вторых, третьих – мы одна команда.

- Так что все-таки с президентской кампанией? Говорят: плох тот солдат, который не мечтает стать генералом…

- Есть триада политических кампаний: местная, парламентская, президентская. В стране – мажоритарная система. Местные выборы – прообраз одного большого мажоритарного округа на президентских выборах. Если есть успешные кандидаты, если у них есть инициативные группы, если у них есть команды наблюдателей (хотя бы в крупных индустриальных городах и областных центрах) – они могут слиться в одну большую, эффективно работающую команду. Вот они как раз и дадут результат кандидату, который будет представлять демократические силы на президентских выборах.

- Получится ли? Не успели объявить инициативу «Народный референдум», которая рассчитана именно на три электоральные кампании, как авторов объявили легитимизаторами диктатуры.

- Не хочу останавливаться на изъянах, которые есть в инициативе. Но нашей власти никакая легитимность не нужна. Те, кто делает такие заявления, должны вначале подумать: была ли нужна легитимизация режиму, когда разгоняли митинги и демонстрации в 2010 году?

Надо отказаться от утопий, надо вырастать в ответственных политиков, готовых взять на себя ответственность, а не кивать на Евросоюз, или Россию, или в других направлениях, привлекать внешних игроков для изменения ситуации в стране. Ситуацию в Беларуси решит только политический процесс, который начнут демократические силы. И только демократические силы способны превратить политический процесс в демократический. В этом состоит главная задача, которую должны решать демократические силы. Внешние факторы в условиях стагнации экономики Евросоюза не сработают, надо полагаться только на свои силы.

Тем и хорош Статкевич, я его всегда называл тутэйшым политиком: его и глава государства признал главным и единственным политиком, главным соперником.

Все остальное – оно не настоящее.

- Есть ли шанс, что на президентскую кампанию в 2015 году демократические силы выйдут с единым кандидатом?

- Трудно сейчас прогнозировать, потому что проявляются несколько стратегий: "Народный референдум", есть праймериз ОГП (правда, Анатолий уже сказал, что ему не с кем участвовать в праймериз, в общем-то, готовый кандидат уже). Главное, что надо сейчас сделать – это перестать выяснять отношения друг с другом. Надо пробовать повторить успешный опыт с выдвижением от демсил Александра Милинкевича.

Новости по теме

Новости других СМИ