Анатолий Лебедько: Я готов от имени партии участвовать в президентской кампании


Почему Анатолий Лебедько не пошел в президенты в 2010 году, хотя был готов? За какие грехи политик отсидел почти полгода в «американке»? При каком условии Лебедько готов пойти в президенты в 2015 году? И почему в глазах Лукашенко "стояла поздняя осень", когда КГБ выполнял приказ о поиске компромата на Лебедько?


"Нужен единый легитимный кандидат"

- В 2010 году я был готов участвовать в президентской кампании, если бы реализовали народное голосование – "праймериз", под которым подписалось свыше 10 структур. При реализации праймериз я готов был выдвигаться кандидатом в президенты от ОГП и бороться за поддержку избирателей.

Этого не произошло, что снизило общую заинтересованность; стало понятно, что единого кандидата не будет, а его отсутствие снижает шансы на успех. Мы тогда решили реализовать другой сценарий.

Что нас ждет впереди – покажет время. Но мы и сегодня заявляем: нужен единый легитимный кандидат, и лучше всего, чтобы в его определении приняло как можно большее количество граждан Республики Беларусь. Если бы договорились в этом году на праймериз, я готов от имени партии участвовать в президентской кампании.

- Судя по развитию событий, праймериза не будет. Значит, Вы отказываетесь от участия в президентской кампании? Или Вы все-таки сохраняете надежду на то, что удастся склонить большинство субъектов оппозиции к праймеризу?

- Сохраняем такую надежду, потому что другой альтернативы я не вижу. Только праймеризу по силам создать сильное движение, в которое вовлечено большое количество новых людей. Ведь активная часть оппозиции, по разным данным, составляет 10-15 тысяч людей. Но ни в одной президентской кампании весь актив не принимал участия. Процедуры, которые мы предлагали, не могли на все 100 процентов мобилизовать даже весь демократический электорат.

Каким образом можно добиться перемен сегодня? Либо поменять правила (это значит, нам нужны честные выборы, нужно изменить избирательное законодательство и правоприменительную практику – контрольный пакет находится у Лукашенко), либо существенно увеличить количество участников политического процесса.

Как? Людей интересуют две вещи: хлеб насущный и персональная альтернатива – кто? Когда спрашивают: "Если не Лукашенко, то кто?", мы отвечаем: "Ты решаешь – кто. Через праймериз". Мы наделяем людей ответственностью. Если люди не имеют голоса, то в ответ раздается: "Вы в Минске решили, вы и реализуйте".

- А почему вообще участвовал в президентской кампании Романчук, а сидел Лебедько?

- Это вопрос к тем, кто распределял места для оппозиции. Я к этому не был допущен. На одном из допросов мне сказали: о, Анатолий Владимирович, у Вас столько грехов!.. На десятерых хватит. Значит, я сидел за грехи.


"Лукашенко должен был уйти"

- После 2001 года оппозиции ни разу не удалось выйти с единым кандидатом в президенты. Не получится ли так, что в 2015 году ситуация сложится еще хуже, чем в 2010-ом?

- Количество кандидатов – это вопрос №2. Первый вопрос – честные выборы. Если бы в Беларуси проводились честные выборы, то и в 2010 году при наличии десятка оппозиционных кандидатов вопрос власти был бы решен, Лукашенко должен был уйти. И в 2010 году позитивного драйва было никак не меньше, чем в 2006-ом, может, больше. По крайней мере, кандидаты вовлекли в процесс большее количество людей. Поэтому самым главным вопросом остается проблема честных свободных выборов.

Поэтому мы еще в 2012 году начали кампанию "За честные выборы без "Лукашенко" - "Лукашенко" закавычили, потому что речь идет не только о персоне, но и о системе. Мы настаиваем, что главным направлением являются свободные честные выборы. Если мы вынесем за скобки проблему политзаключенных, которая является предусловием честных выборов, то вопрос №1 – это честные выборы. Это не только и не столько политический вопрос, но и экономический, социальный вопрос. Мы не можем реализовать ни одну свою программу, пока в стране не пройдут свободные честные выборы: ни "Миллион новых рабочих мест", ни Антикризисную программу.

- Но пока страной рулит Лукашенко, не видать нам честных выборов.

- Пока страной рулит Лукашенко, честных выборов не будет. Но шансы возрастают, если есть синхронное давление изнутри страны и извне. Власть очутилась в сложном положении: мы не получили китайские кредиты, уже не такой обильный падает российский финансовый дождь с неба. Проблемы властей можно использовать, если выставлять бартер: относительно свободные честные выборы в обмен на кредиты. Я думаю, это прагматичная формула, но она имеет право на существование. Я и в 1990 году избирался депутатом парламента не на честных свободных выборах; при коммунистах я смог получить поддержку избирателей, хотя факты фальсификаций наблюдались. Однако парадокс в том, что при Лукашенко даже ограниченные выборы невозможны. Если бы мне сказали: ты идешь, но изначально твоему оппоненту от власти дается фора в 15%. Я бы согласился на это, только посчитайте голоса дальше. В российской системе тоже существует порог фальсификаций, но если ты его преодолел – ты можешь получить мандат.

А в Беларуси все лишено смысла, потому что никто не считает голоса.


"У Кремля есть альтернатива"

- Похоже, что Лукашенко способен прислушаться только к голосу или другим доводам Кремля. Но Москва вынуждена поддержать Лукашенко опять, поскольку нет альтернативного пророссийского кандидата от оппозиции.

- У Кремля, думаю, есть альтернатива, и он думает о ней.

Другое дело, что Кремль не сделает ставку на кандидата от оппозиции. Разве только в случае, когда оппозиционный кандидат будет одерживать сокрушительную победу. Я думаю, Кремль сейчас прорабатывает этот вопрос. Там понимают: одно дело – поддерживать Лукашенко, за которым 60% реальной поддержки, и совсем другая ситуация, когда поддержка у него как минимум наполовину меньше. Это другой Лукашенко, другая перспектива.

Стоит ожидать, что Кремль может готовить замену Лукашенко. Но это фигура из окружения самого Лукашенко, которого Кремль знает: прогнозируемый, так или иначе связанный с российскими структурами – коммерческими либо исполнительными. Сидорский мог быть оптимальным кандидатом для Кремля.

Я думаю, у Кремля будет несколько сценариев на 2015 год, когда в Беларуси запланированы президентские выборы. Это Лукашенко и запасной вариант – на всякий случай. А случаи в жизни разные бывают.

- Если оппозиция проигрывает президентскую кампанию 2015 года, Вы готовы уйти в отставку?

- Это замыленный вопрос!

В оппозиционной среде сегодня очень слабая конкуренция, плохая конкурентная среда, потому что должность председателя оппозиционной реально действующей структуры совершенно непривлекательна. А это означает, что мы опять приходим к необходимости честных выборов. Для меня честные выборы – это честное отношение к себе и ко всем другим. Будь у нас честные выборы в 2012 году, мы на них пошли, но не получили ни одного мандата – вопрос был бы излишним, я ушел бы заниматься другим делом.

Критерий оценки только один. Поэтому мы и говорим, что вопрос №1 – "Честные выборы за лучшую жизнь", мы так подкорректировали свой лозунг. Если мы добиваемся этого, вопрос об отставке просто отпадает, это происходит автоматически.


"Вся моя политическая жизнь прошла в оппозиции"

- Как-то Вы сказали: Анатолий Лебедько: "Я на самом деле очень богатый человек, и у меня есть серьёзный капитал...". Что Вы имели в виду? Ходят слухи, что у Вас есть недвижимость в Европе…

- Я действительно имею очень серьезный капитал: это, в первую очередь, моя семья. Семью невозможно купить ни за какие деньги и коврижки. В Объединенной гражданской партии есть костяк, команда, которая прошла через все тернии достойно; мы, наверное, единственная структура, которая не пережила внутренних кризисов и расколов, благодаря наличию внутреннего стержня.

Есть, безусловно, политические ошибки и промахи.

Что касается моей политической жизни, то она вся практически прошла в оппозиции. Это не очень хорошо, но я дружу со своими принципами, представлениями о честности и порядочности – это тоже мой капитал.

Люди вспоминают в основном 1994 год: почему я поддержал Лукашенко? Других претензий за мое оппозиционное долголетие люди не предъявляют.

Не приносит оппозиционная деятельность материальных благ! Если вы хотите быть лидером такой оппозиционной структуры, как ОГП, вы должны понимать, что на вас ложится колоссальная ответственность: как обеспечить жизнедеятельность структуры? С неправительственными структурами работают многие, а вот в политической сфере приходится крутиться самому. Это большая проблема, потому что проблема политической безработицы очень актуальна: люди идут в партии, но вам трудно их занять, обладая ограниченным ресурсом.

У нас есть 11 офисов – никто никогда нам не дал ни копейки на их содержание. А их надо поддерживать: нет офисов – нет практической деятельности в регионах.

Что касается контроля, то все силовые, финансовые структуры контролируют оппозицию от "а" до "я". Это рентген, который просвечивает оппозиционных политиков насквозь. Если кого-то власть поймала на нехорошем деле – легко отследить: как люди выступают, какие заявления делают.

Помню, в 1994 году, когда Александр Лукашенко после президентской кампании сказал мне: Анатолий, я делал задание КГБ тебя проверить – на тебя ничего не нашли. И в глазах его стояла такая поздняя осень…

Думаю, если бы Лукашенко был честен, то через столько лет он сказал бы, что у него так и не появилось компромата на политика Анатолия Лебедько.

Новости по теме

Новости других СМИ