Сергей Чалый: Лукашенко на выборы придет уже проигравшим

Анастасия Зеленкова, Александр Старикевич, "Салiдарнасць"

В рамках спецпроекта "Кампания-2015" экономический обозреватель Сергей Чалый рассказал "Салідарнасці", что Россия не играет никакой роли в белорусской политике, заявил, что чиновничество уже переключилось в режим итальянской забастовки,и объяснил, почему грядущие выборы – самые удачные для смены власти.


"Чиновники переключились в режим итальянской забастовки, дословно исполняя самые дикие идеи вождя"

— Сегодня многие политики и эксперты говорят: главный враг Лукашенко — это экономика. Хотелось бы разобраться, чего в свете грядущих выборов Александру Григорьевичу от этого супостата ждать?

— Действительно, именно экономика будет отличать выборы 2015-го от всех предыдущих. Уже понятно: нельзя не то, что отрапортовать о каких-то достижениях, а даже об исполнении наказов ІV всебелорусского собрания. Нет никакой зарплаты в 1000 долларов, никакого роста в 66%. И довольно велики шансы, что можно встретить следующие выборы на уровне ниже 2010-го.

Политика сейчас заключается в том, чтобы просто постараться тупо дотянуть до 2015 года без кризиса. Но, очевидно, не удастся. По всем показателям это совершенно провальная пятилетка.

А власти с чем-то на выборы надо идти. Раньше предполагалось, что таким лозунгом может быть модернизация, но в виду негативных последствий для экономики ее уже потиху сворачивают. Остается Евразийский экономический союз. Но и тут уже ясно, что просто очередные три буквы будут придуманы, и на этом все.

Лукашенко нынешнюю посткризисную экономику не понимает. Не знает, как она работает, что с ней делать и как управлять. Прошлая была предельно понятна – тут добавили, там убрали, и все функционировало в ручном режиме. А тут после кризиса выяснилось, что при плавающем курсе это традиционное создание иллюзии богатства уже не работает.

Да и чиновничество к осени прошлого года уяснило, что образа будущего у вождя нет. Система начала работать на собственное выживание, на текущие нужды. И мы видим, что весь 2013 год — это какие-то тактические решения. Причем чем дальше, тем все более маразматические. Пошлина на выезд, принудительный труд на предприятиях, которые подвергаются этой комплексной модернизации, и т.д. — это все уже начинает приобретать совершенно анекдотические черты.

Поэтому выборы для Лукашенко несомненно будут тяжелые: достижений не видно, а все слабости налицо, и их очень легко будет использовать противникам. Что это за «уникальная модель», которая в течение пяти лет переживает три девальвации?

— Вы сказали про противников. Вы имеете в виду кого? Оппозицию?

— Мне вообще не хотелось бы произносить слово "оппозиция", поскольку на сегодняшний день она превратилась в диссидентское движение.
Все предыдущие годы оппозиция оправдывалась: "А что мы можем сделать, пока Лукашенко народ кормит? А вот как наступит кризис, мы тогда "как выпрыгнем, как выскочим — полетят клочки по закоулочкам"!"

Хорошо, вот вам кризис 2011 года. Люди в течение буквально нескольких месяцев становятся беднее в три раза. Какой еще кризис вам нужен? Очевидно, что никаких мобилизационных ресурсов у оппозиции нет.

Но, по крайней мере, если какой-то кандидат получит СМИ, уже известно, что говорить. Про то, что предыдущая власть действительно завела экономику в тупик, и выхода из него не видит.

Все, что делается, — это просто попытка "перехватить до зарплаты". Но если на этот год надо было перехватить 4 миллиарда долларов, то на следующий год дефицит финансирования — уже 8 миллиардов.

Основной вывод: система, которую выстраивали без малого 20 лет, приказала долго жить. Разрыв в благосостоянии с нашими соседями мы не закроем никогда — это потеря мозгов и рук, ловушка бедности на долгие годы вперед.

После всех этих кризисов стало ясно, что король-то голый. Я не ожидаю, что какие-то радикальные шаги наши власти успеют сделать за оставшиеся два года. Хотя это их единственный шанс.

— Радикальные – это девальвация?

— Очевидно, что она нужна. Нужно перестать упираться ногами и руками и дать рынку самому найти равновесный курс. Но у Лукашенко серьезная психологическая травма по поводу девальвации. Поэтому задача, которая сейчас поставлена Нацбанку и правительству, — придумать любые способы избежать девальвации.

Теоретически это возможно. Но пока они не осознают, что социальные издержки этого пути еще тяжелее, чем если согласиться на рыночную девальвацию.

А что нужно сделать – давным-давно написано. Есть масса документов Всемирного банка, посвященных реструктуризации крупных промышленных предприятий, известно, что сделать с пенсионной реформой, с бюджетом, что делать на макроуровне Международный валютный фонд представляет себе с 2009 года.

Даже специалисты Минфина, аппарата Совмина, Минэкономики, Нацбанка (те, что ниже политических должностей) тоже все это понимают. Есть только сомнения, что эти меры могут быть поддержаны на самом верху.

Впервые Лукашенко из части решения проблемы уже становится самой проблемой. И мне кажется, что чиновничество, которое понимает, что происходит, уже переключилось в режим итальянской забастовки, дословно исполняя самые дикие идея вождя. Как тот же декрет №9, который был сделан за 10 дней от момента появления этой идеи, и при этом в настолько вопиющей форме, что до сих пор нет ни одного случая правоприменительной практики.

То же самое с налогом на безработных, с пошлиной на выезд. Под конец уже даже Лукашенко понял, что, наверное, брякнул себе во вред. Если раньше еще какие-то фильтры были, и эти бредовые идеи волшебным рашпилем обрабатывались и приводились в какую-то более-менее удобоваримую форму, то теперь хотите – пожалуйста. Напишем вам все, что угодно. Но это ведь только увеличивает ощущение маразма происходящего.


"Смена власти не приведет к какому-то управленческому хаосу"

— Маразм маразмом, но рейтинги все же растут.

— Это потому, что зарплата растет. Но по тем же соцопросам видно: около 60% людей считают, что страна идет в неправильном направлении, требуются перемены. Теперь есть возможность побороться за "болото", которое на всех выборах присоединяется к потенциальному победителю. Решать будет не ядерный электорат Лукашенко, не 30-35%, которые все равно проголосуют за него.

— Пока выглядит, что решать будет сам Лукашенко. Какие цифры сверху спустят, такие Лидия Ермошина и озвучит.

— Понятно, что они на это рассчитывают. Но не факт, что так будет. Почему проходят фальсификации? Потому что те, кто это делает, абсолютно убеждены в своей безнаказанности. А ведь фальсификация выборов – это тяжелое уголовное преступление, как ни крути. И в какой-то момент вопросы собственной безопасности тех, кто сидит в участковых комиссиях, могут сработать в противоположную сторону: вот мы посчитаем, как есть, а вы уже там в своих окружных комиссиях и выше считайте, как хотите. И по правилам наблюдения теоретически можно выстроить технологию, которая заставит посчитать голоса хотя бы на уровне участков.

— Даже если предположить, что участковые и окружные комиссии вдруг не побоятся представить честный результат, то уж Лидии Ермошиной точно терять нечего...

— До недавнего времени Лидия Ермошина всегда могла сказать, что она всего лишь суммировала то, что ей предоставляли из регионов. Основные фальсификации действительно совершались на местном уровне.

Но мы говорим о ситуации, если появится кандидат, про которого можно сказать, что у него есть хоть какие-то призрачные шансы. И тогда
технологически многое становится возможным.

— А откуда в нашей ситуации может взяться такой человек?

— Это самый главный вопрос. Но откуда-то же взялся Лукашенко? Тоже, как черт из табакерки, выскочил. Ну да, конечно, он был депутатом, возглавлял комиссию по борьбе с коррупцией – просто роскошный подарок Кебича (в 1994 году – премьер-министр Беларуси – прим.ред. ).

Но я исхожу из того, что если истории нужно, то из воздуха материализуется эта фигура. Есть тренды, против которых не попрешь. Сложно долго мочиться против ветра.

Сейчас ситуация такова, что Лукашенко впервые не является выразителем идей никого. Вообще никого. Разве что силовиков, хотя скорее они им вертят, чем он ими.

Если раньше Лукашенко был президентом-защитником простого человека от чиновника, то в какой-то момент он оказался защитником чиновника от простого человека. Затем быстро понял, что это тоже не очень хорошо и начал борьбу с коттеджами и пр. Сейчас ситуация такова, что он для всех помеха.

Для номенклатуры Лукашенко помеха, потому что многие её представители уже в пенсионном возрасте и ждут: когда же, Остап Ибрагимович, мы начнем делить наши денежки и за верную длительную службу получим хоть какие-то кусочки народной собственности? А он этого ничего не делает.
Запад на Лукашенко давит: где приватизация, где реформы? Россия говорит: где же наши пять интеграционных проектов?

Те же самые чиновники уже с радостью бы хотели жить, как чиновники российские. Находящиеся ниже политических должностей – замы – это же все молодые люди, около 40 лет. Тот же Румас, тот же Снопков, хоть он и министр, – не самые глупые люди. Ярошенко, Ермолович из Минфина, Надомный из Нацбанка – это все люди, которые говорят на одном языке, которые прекрасно между собой общаются. Выросла уже целая контрэлита, ростки зеленые под асфальтом.

Я к тому, что смена власти не приведет к какому-то управленческому хаосу. Просто убирается слой маразматиков и оказывается, что за это время появились люди, которые умеют управлять и мыслят в категориях вполне себе разумных и рыночных. Проблема у нас – это один человек.

— Только бы после нашего интервью этот человек газонокосилку не достал для "ростков из под асфальта"...

— А кем управлять тогда? Скамейка же запасных нулевая. Никто не хочет министром быть.

— То есть у нас все будет хорошо. Вопрос только в том, когда?

— Окно возможности — буквально два-три года. Поэтому выборы 2015 года – это не выборы, которые можно пропустить. Это выборы, за которыми дальше начинается безвозвратный путь в деградацию.

А политики об этом не говорят. Их позиция: ну 2015 год, в случае чего 2020-й, 2025-й... Я думаю, что кризис 2011 года для Лукашенко был решающей травмой. И вот это обилие многочасовых интервью говорит о том, что человек хочет нащупать тему, за которую его снова полюбят, как раньше. Но нет. Всё.

И последние высказывания Лукашенко свидетельствуют, что его самого это очень достало. Идет откровенное раздражение, и летят фразы: "народец", "везете барахло", "производите дребедень", "шмотки", "мне пофиг хорошее или плохое вы делаете, где деньги?".


"Лукашенко хочет отставить Мясниковича, но не может это сделать"

— Вы описали ситуацию, при которой ну просто приходи и спокойно забирай эту власть у Лукашенко. Но нельзя же забывать и о роли России, которая приложит все силы, чтобы этого не произошло.

— Россия не играет никакой роли. Это абсолютная чушь, что она вообще умеет влиять на ситуацию в постсоветских государствах.
Вспомните: везде, где Россия пыталась вмешиваться, ее кандидаты терпели ошеломительное поражение. В Молдавии, в Абхазии (потом у Онищенко резко мандарины стали плохими), в Украине два раза Путин поздравил Януковича с президентством, а победил в итоге Ющенко. Более того. Ни о какой пророссийской силе внутри Беларуси не может быть и речи, потому что Россия всегда кидала всех, кто за нее подписывался. Вспомните Козулина, Некляева с его программой встраивания наших промышленных предприятий в технологические цепочки России. Она не имеет инструментов в Беларуси и не понимает, что здесь происходит.

— Политологи уверены, что есть кому подхватить эту власть и без оппозиции, имея в виду чиновников и силовиков...

— Что касается силовиков и чиновничества – да, несомненно, это первые кандидаты. Но в том случае, если предположить, что Лукашенко внезапно куда-то делся. Тогда включается вариант холодного лета 53 года. Условный Берия против условных Хрущева с Маленковым. Номенклатура против силовиков. С результатом совершенно предсказуемым, поскольку единственной гарантией выживания условного Хрущева с Маленковым будет моментальное быстрое разбирательство с условным Берия, иначе всем кранты. А с учетом того, что ненависть к нашим силовикам очень высока, поскольку все эти годы они вели себя крайне нагло и настроили против себя практически всех, их съедят моментально.

Да, это будет борьба не на жизнь а на смерть. Причем номенклатуры консолидированной, под Мясниковичем. Вы же видите, что Лукашенко хочет его отставить уже сколько раз, но не может это сделать. Иначе вообще некому будет управлять страной. Потому что сам президент практически самоустранился от этих вещей. Он только совещания проводит, в полях все осматривает и "плодотворные" идеи рождает.

А чиновники уже выстроили такую систему, которая ждет только стартового выстрела пистолета. В случае, если будет объявлена приватизация, либерализация и демократизация, все командные высоты автоматически оказываются у номенклатуры. Заранее установлены правила игры. Еще с 2010 года. И потом, когда они получат все, что хотят — и политические и экономические высоты — будет объявлена демократия, рынок. Запад скажет, что все отлично, как мы и хотели, и вопрос будет решен. Просто это будут такие правила игры, при которых победитель известен заранее. И это тоже не самый лучший вариант.

— А если побеждают силовики?

— Возможен и такой вариант. И тогда то, что мы сейчас называем диктатурой, будет цветочками по сравнению с тем, что нас ждет. Но это сценарии, если Лукашенко куда-то девается. На выборах же рядовых понятно, что никакого и кандидата от номенклатуры не будет. Просто в силу того, что чиновники трусливы. И напрасно Федута все время лелеет эту идею: а давайте мы какого-то кандидата Сидорского подождем или пойдем звонить в двери Дома правительства, и он выйдет к восставшему народу. Это чушь полная.

Пытаться изначально понравится номенклатуре вообще не имеет никакого смысла, это уже после победы надо делать. А до этого надо понравиться тем, кто голосует. В этом смысле "Говори правду" был не самым удачным проектом, потому что пытались подать месседж: как император Павел говорил, что при мне будет так, как при бабке Екатерине, так и они пытались говорить, что будет так, как при Лукашенко, только без Лукашенко. Это не сработает. Нужно рассчитывать на электоральную победу. И сейчас наибольшие шансы за все долгие годы.

— И как же понравиться народу?

— Действительно есть много негативных вещей, которые всему этому мешают. Это большой уровень недоверия и апатия, очень высокий уровень усталости. Причем усталости не только тех, кто на диване сидит, но и у активистов потенциальных, которые могут работать.

Плюс серьезная потеря интереса Запада к Беларуси. Это везде прослеживается. Даже риторика меняется и уже свелась примерно к следующему: ну Александр Григорьевич, давайте вы хотя бы просто перестанете в приличном обществе в скатерть сморкаться, больше мы от вас ничего не хотим. Это видно и по финансированию оппозиционному. Очевидно уже, что таких денег, как у "ГП" в 2010 году, на предстоящих выборах не будет. Проблема в том, что на Западе все мыслят политологическими категориями. В этом смысле ничего не поменялось – оппозиция такая же слабая, власть все та же.

Но на самом деле экономически это совсем иная ситуация. Лукашенко на выборы придет уже проигравшим. И будет уязвим полностью для правильно построенной критики. И тут-то как раз не сработает классический прием власти против оппозиции: вы только можете критиковать, а что вы предлагаете? Потому что как раз ответом оппонента будет: это вы ничего не предлагаете, мало того, что вы завели страну в тупик, так еще барахтаетесь в этом болоте, постепенно утаптывая в нем всю страну. А как выйти из кризиса уже известно. Можно прямо сейчас писать кампанию под неизвестного кандидата.

Новости по теме

    Сергей Чалый: Надо понравиться тем, кто голосует

    Экономический обозреватель Сергей Чалый рассказал, что Россия не играет особой роли в белорусской политике, заявил, что чиновничество уже переключилось в режим итальянской забастовки, и объяснил, почему грядущие выборы — самые удачные для сменыподробности

Новости других СМИ