"Идя на выборы 2015 года, Лукашенко откровенно подставляет Путина"

Анастасия Зеленкова, Александр Старикевич, "Салідарнасць"

В рамках спецпроекта "Кампания-2015" подполковник запаса Министерства обороны, некогда изгнанный из рядов КГБ Валерий Костко рассказал "Салідарнасці", как агентурные методики помогли ему определить близкий уход главы Беларуси, почему сейчас самое лучшее время для работы иностранных спецслужб, а также предсказал отставку еще трем губернаторам.


"19 декабря 2010 года диктатура начала свое падение"

— Вы за бойкот выборов. Почему?

— Человек, который осознает, что его в очередной раз обманут, просто не идет на этот обман — вот в чем заключается бойкот.

Я бойкотирую выборы уже со второго тура кампании 1994 года. За всю жизнь при новой власти я голосовал только один раз, когда опустил бюллетень в первом туре президентских выборов за Зенона Пазьняка. У меня даже сохранились бюллетени со всех последующих выборов, поэтому я могу доказать, что за Лукашенко в своей жизни ни разу не голосовал.

Ведь в чем проблема и ошибка всех тех, кто пытается бороться на выборах с Лукашенко? У них нет цели победить. Есть цель – принять участие в выборах, а это уже совсем другое. И получается, что они просто поучаствовали в этом спектакле, чтобы показать, что у нас проходит такой процесс, который власть называет выборы.

— И все же многие политики, с кем нам доводилось разговаривать, как тот же Павел Северинец, говорили, что победу, как задачу-максимум, с повестки дня тоже никто не снимал… Хотя, конечно, никто и не ставил её в формулировке "победа или смерть". Может, это все же своего рода честность, потому что говорить о том, что мы сейчас придем и сметем диктатора – это профанация.

— Правильно, поэтому, когда они говорят "мы идем", я задаю вопрос: "Куда вы идете?" — "На выборы". — "А выборы есть?" — "Нету". — "Так куда вы идете?"

Вы идете неизвестно куда, чтобы ставить эти задачи-минимумы и максимумы. Так определитесь сначала с тактикой и стратегией, что вы можете в этой ситуации сделать.

Лукашенко никогда не отдаст власть. Система, созданная за 20 лет, обеспечит ему тот процент, который озвучит Ермошина. Значит, задача-максимум уже отпадает.

Следовательно, надо думать о другом: как не дать победить противнику. Надо доказать, что выборы сфальсифицированы. Будучи в политике, я многому научился, работая с Геннадием Карпенко, с Зеноном Пазьняком.

Ситуация сегодня неоднозначная, мы переживаем экономический и политический кризис. Я прошел школу внешней политической разведки, где все эти процессы изучаются: система власти, приход диктатора, удержание власти, падение. И каждый этап работает по своему закону, которые надо учитывать при разработке тактики и стратегии оппозиции.

Сила – это последний аргумент диктатуры. С 19 декабря 2010 года она начала свое падение. У нее больше нет экономических и других рычагов удержания власти, нет идеологических предложений и схем. Нет ресурса финансового, а самое главное исчерпан ресурс доверия народа. Есть только сила, страх, тюрьма, кандалы. Но в какой-то момент этот страх в обществе уходит.

Рейтинг Лукашенко стремительно падает. И если в 2008 году соотношение было 50 на 50, в 2010 — 40 на 60 не в пользу власти, то сейчас соотношение уже идет 30 на 70.

— Но ведь так не бывает, что 100 процентов граждан имеют явно выраженную позицию. Есть некая часть, именуемая "болото", которая не политизирована.

— Это не означает, что "болото" не интересуется. Вот я общаюсь с простыми людьми (с 2000 года Валерий Костко занимается фермерством — прим. ред.), живу в этой среде и вижу отношение простых граждан, крестьян к этой власти. Они небезразличны, они просто не выражают никаким образом свою позицию. "Болото" — это инертная (по своей активности) часть нашего общества, но имеющая свою позицию, причем, достаточно адекватную.
С 2010 года вы не назовете ни одного действия Лукашенко, которое бы позволило ему сделать рейтинговый подъем. Даже рост зарплаты после девальвации 2011 года – это уже не есть рост зарплаты. Все уже понимают, что завтра она обвалится опять.

Фокусы с африканской чумой свиней очень ударили по крестьянам. Люди начали встречать проверяющих с вилами. И про чуму забыли. Есть она или нет? Народ поднялся. Народ, про который думали, что это электорат Лукашенко. Ситуация на селе тоже меняется.

Затем сокращение аппарата госслужащих. Ударили по чиновникам. Очередная атака на предпринимателей. "Наезд" на автолюбителей. Рост коммунальных платежей, электроэнергии. Власть пытается через мыслимые и немыслимые налоги переложить свои провалы в экономике на плечи граждан. Создана такая паразитирующая система власти, при которой общество не способно уже прокормить всю эту бюрократическую надстройку.

К 2015 году Лукашенко, при оптимистичном для него прогнозе, подойдёт с рейтингом 20 на 80. Он уже не игрок на политической арене. Фальсифицировать придется очень сильно.

Европа не признает выборов, народ будет видеть очевидные фальсификации. Остается слово за Россией. Идя на выборы 2015 года, Лукашенко откровенно подставляет Путина. Тот ведь должен будет легитимизировать избрание "де-факто": да, выборы прошли демократично, мы их признаем. И что он имеет от этого признания? Да еще после того, как Лукашенко российских олигархов бросает в тюрьму. А ведь надо будет и каких-то деньжат подкинуть под выборы. Путин окажется в противоречивом, двусмысленном положении.

— Вы предвидите какую-то новую игру со стороны России?

— Предстоящая политическая компания по выборам президента будет отличаться от предыдущих тем, что диктатура в Беларуси находится на своем последнем этапе, этапе падения. Рейтинг и доверие граждан к действующему главе государства низкие, и тенденция негативная. Системный кризис власти и в социально-экономических и в общественно-политических отношениях очевиден. В обществе нет позитивных ожиданий на перспективу. Обвал может быть спровоцирован в любой момент. Поэтому и политическая компания может пройти раньше чем в 2015 году.

Кремлю хаос и неуправляемые выборы в Беларуси чреваты крахом детской мечты Путина о создании новой империи на постсоветском пространстве. Немаловажен вопрос: кто должен подписывать соглашение о создании в конце 2014 года Евразийского экономического союза? С низким рейтингом, уходящий Лукашенко или вновь избранный (но свой, иначе не подпишет) глава государства. Факторов, которые необходимо учитывать, много. Это отдельная тема. Однозначно можно сказать, что выборы в Беларуси в 2014-2015 годах будут не только под контролем, но и при активной (несмотря на то, что скрытой) роли Кремля. Вспоминается классическая фраза Бориса Ельцина: "Вот такая, понимаешь, рокировочка!"

Вариантов у Кремля немного и в зависимости от развития ситуации они будут "читаться". Может ли повлиять Лукашенко на решения Кремля? Маловероятно. На "выборах" 2010 года Кремль апробировал принудительное подписание соглашения по Таможенному союзу и рычаги принуждения использовал далеко не все. Поэтому, вполне вероятно, что "рокировочку", хоть и при большом нежелании, но по большому принуждению Лукашенко и Кремль проведут согласовано и под гарантии безопасности первого.

Похоже, что "спектакль" по сценарию Кремля уже идет. Идет на опережение, пока национально-патриотические силы не сгруппировались и не определились, что необходимо: лидер или команда, идея или лозунг и т.д.

К сожалению, наши оппозиционеры об этом не думают. А просто так ездить по Брюсселям и говорить какие-то умные вещи, изображая из себя борцов и ничего не делать практического в Беларуси — это не политика. По делам их судите, по делам. Политик – это тот человек, за которым есть сильная идея, есть команда, которая поддерживает эту идею и активно работает по внедрению ее в массы.

— Какие тогда уроки должна вынести из прошлой кампании оппозиция, чтобы не повторять ошибок в будущем?

— Очевидно, что играть по правилам, навязанным диктаторским режимом, бессмысленно —победит всегда диктатор. Следовательно, все усилия должны быть направлены на переход от правил диктатуры к правилам демократии. Тогда появляется шанс у наиболее сильного, профессионального и морального кандидата победить на выборах.

Тайны, секреты, заговоры – это все оружие диктатуры. Демократические кандидаты должны иметь открытую, понятную избирателям позицию по ключевым вопросам политики и открыто ее пропагандировать. При диктатуре нет секретов для режима. Спецслужбы (правильнее будет сказать – политический сыск) сканируют все общество, в том числе и "посиделки" за рубежом.

Деньги не должны быть главной целью политических компаний. Вспоминаем: "Люди гибнут за металл. Сатана там правит бал". Идея, команда, организационная работа, агитация и пропаганда, информационное обеспечение. Подбор профессионалов на каждое направление работы.
А сегодня я бы не стал говорить сегодня про оппозицию как про реальных игроков. Мы все время пытаемся рассматривать классическую схему "власть — оппозиция". А мы живем при диктатуре, здесь другие законы.

Сегодня оппозиция – это народ. Сторонники перемен могут быть и среди чиновников, и среди силовиков. А среди оппозиции могут быть лица, которые тайно или полутайно работают на власть.

Не предложена новая объединительная схема для всего белорусского народа. Диктатура живет тем, что все мы разделены, все друг друга подозревают. А нужно построить дом, где все при делах, где никто никому не противостоит. Чтобы милиция воспринималась как защитница, а не как враг народа, который может посадить за то, что ты матом ругаешься на пасеке.

Тот же КГБ. Нужна спецслужба? Нужна. В самых демократических странах есть спецслужба. И если она будет выполнять свою функцию, никаких вопросов не будет. И гражданам будет плевать, кто тут агент, а кто нет.

И чиновники нам нужны. Грамотные управленцы. И у нас нет других чиновников, нет других сотрудников спецслужб.

Другое дело мораль: совершил преступление – должен за него ответить. Сегодня власти нужны лизоблюды, подхалимы, негодяи — вот они и поползли вверх. А ведь внизу сидят моральные, законопослушные люди, которые выполняют свои функции.

В этом плане я не рассматриваю лидеров «оппозиции» как реальных борцов за перемены. А изменения могут произойти в любой момент, и к ним нужно готовиться уже сейчас.


"Сейчас самое благоприятное время для работы иностранных спецслужб"

— Как вам видится развитие событий в кампании-2015?

— Кампания-2015, как вы ее называете, может пройти в любое время. Если не будут приняты демократические процедуры выборов (что маловероятно), сценарий будет кремлевский. Формально команда Лукашенко примет активное участие, несколько представителей "оппозиции", большинство которых побывают на "собеседовании" в московских кабинетах. По неофициальной информации некоторые "оппозиционеры" уже прошли эту процедуру. Будет некое политическое шоу и "избрание" того, кто по сценарию должен быть избран. Идейная оппозиция участия в "выборах" не примет. Народу это шоу поднадоело, и он в блаженстве поваляется на диванах.

При превышении предела допустимой концентрации гнева народа, детонацией может послужить любое непопулярное решение режима, и произойдет неуправляемый взрыв в общественном сознании. Ситуация может развиваться по сценарию Румынии или Туниса. В мягком варианте – акции гражданского неповиновение и игнорирование любых решений режима.

Кстати, это самое благоприятное время для спецслужб: для проведения своих схем и ставленников. Действия незаметные, но организованные и управляемые для достижения своих целей и интересов.

— А что мешало России это сделать раньше?

— Пророссийские кандидаты участвовали во всех наших политических мероприятиях, начиная с 2001 года. А 1994-й – это вообще классика жанра.
По моей информации, еще в 2010 году стоял вопрос, что Лукашенко не будет участвовать в выборах. Готовилась легкая красивая национальная борьба, где побеждал сильнейший — тот, кто нужен России.

Но в последний момент Лукашенко от этого отказался. И его тогда начали дожимать по Таможенному союзу. Эта игра в "Крёстных батек", война компроматов велась с одной целью. Но как только 9 декабря 2010 года подписан был Таможенный союз, все эти фильмы закончились, Россия признала Лукашенко победителем.

До 2008 года Лукашенко обладал реальной поддержкой электората, который ему верил. Кремль он устраивал. Какие бы ни были "войны" между Кремлем и Лукашенко, это больше напоминало пословицу: "Милые бранятся, только тешатся". Москва всегда протягивала руку помощи, начиная с парламентского кризиса 1996 года. И в 2010 году, когда соотношение поддержки народа было 40 на 60 не в пользу Лукашенко, Кремль вынужден был поддержать его, чтобы не упустить своего влияния на ситуацию в Беларуси.

В 2015 году ситуация будет совершенно иной и очевидной. Тогда как будет подписывать Путин соглашение по ЕЭС с Лукашенко, которого большинство народа не поддерживает, а международное демократическое сообщество не признает избранным? Кроме того, Путин вынужден открыто взять на себя часть ответственности за то, что происходило негативное все эти годы в Беларуси, открыто поддерживая режим.

— Вы считаете, что в 2015-м нас ждет смена власти?

— Очень вероятно. Хотя возможно также, что Лукашенко может сохранить за собой власть, но очень жестким силовым путем, который вызовет сильную обратную реакцию. В том числе и внешнеполитических игроков. И это все равно приведет к его падению.

У Лукашенко красивых перспектив нет. С 19 декабря 2010 года у него пошел третий этап, пройдена точка невозврата. Лукашенко уходит, и это надо понять.

Мы на пороге перемен. С 1999 до 2010 года тут никакая спецслужба не могла сработать – ни американская, ни российская, никакие перевороты не могли произойти. Сознание народа было на стороне Лукашенко.

А посмотрите, с 2010 года Лукашенко всегда на нервах, все время возбужден, все время кого-то казнит. Я вам могу назвать четырех губернаторов, которые в скором времени полетят со своих должностей. Сумар, Косинец, Батура (на момент нашей беседы Борис Батура был еще председателем Миноблисполкома, и ничто не предвещало его отставки — прим.ред.), и, возможно, Ладутько. Вот четыре губернатора на очереди стоят. Кого-то надо приносить в жертву.

Ситуацию сложно прогнозировать. Возможно, и это не противоречит кремлевским планам, будет какой-то кульбит внутри чиновничества, чтобы удержать систему. Ведь не Лукашенко есть сама цель. Лукашенко убрали — система осталась.

Все будет зависеть от того, будет ли это революция разума или революция эмоций. Если эмоций — нам подсунут любую кандидатуру, ее быстро склепают, дадут рекламу, и она выделится на фоне других. Если разума — то пытаться выявить лидера никто не должен, надо пытаться сформировать команду под идею. И тогда не имеет большого значения, кто лидер.

— Что нужно в этой ситуации делать противникам власти?

— Надо поменять правила игры. Как победить в условиях лжи, беззакония? Надо изменить среду, закон о выборах, чтобы был контроль.
На настоящий момент на местные "выборы" уже составлены списки членов избирательных комиссий. "Выборы" еще не объявлены, а списки есть. "Оппозиция" уже проспала, хотя собирается участвовать. Власть готовится, она борется, а "оппозиция" даже не чешется.

— Ну, мы же уже согласились, что выборов нет. Тут готовься-не готовься – один результат. Что бы сейчас изменило, если бы у оппозиции были свои кандидаты в члены комиссии, даже если бы они подали их в 9.00 того же дня, когда Ермошина объявила о выборах?

— В интервью вам Гарри Петрович Погоняйло справедливо заметил: доказательств фальсификации нет, оппозиция не работает на доказательства. Народ пусть лежит на диванах – ничего страшного. А оппозиция должна работать. Путь формально, но подготовьте списки. Девять человек власть предложила, и вы представьте 10 человек. Пусть власть выбросит ваших 10, а оставит своих – вот вам доказательство, как формировались избирательные комиссии.

Использовать кампании надо для раскрутки, для формирования структур, для информационного обеспечения, а не для участия в чужом шоу. Ну пошел Милинкевич на выборы в 2012 году, так предложи тем, кто за тебя, собраться к 18 часам на избирательном участке. Красивый ход. Пришло больше половины народа, который зарегистрирован на участке — и все козыри в твоих руках. Хотите – идите вместе забирайте свои бюллетени, хотите – рвите и кидайте половину. Вот вам доказательства!

— Должна ли быть Площадь? Что вообще должно быть после того, как участки будут закрыты?

— Это должна быть Площадь победы, а не Площадь вооруженного противостояния. Во-первых, при диктатуре у оппозиции нет той силы, которую они могут противопоставить силовикам, охраняющим это режим. Толкать народ на противостояние в этих условиях то же самое, что и на гильотину.
Революция на площади не делается. Она делается в сознании.

— Так все же участвовать в выборах, чтобы собирать доказательства фальсификаций или бойкотировать?

— Чтобы участвовать в выборах, необходимо добиться, чтобы выборы были. Участвовать или не участвовать в псевдовыборах, решают политики каждый для себя. Будет честная борьба — будет интерес и активность народа. Будет ложь — агитируй, не агитируй народ, ни на какие псевдовыборы он не пойдет.
Но тем не менее, перемены неизбежны, причем объективно неизбежны. Вопрос только в том, какие уроки, мы, граждане Республики Беларусь, извлечем из этого бурного и противоречивого 20-летия?

Новости по теме

Новости других СМИ