"Дайте мне хорошую зарплату, а путевку в санаторий я сам куплю"

Анна КРАСУЛИНА, "Свободные новости"

Трудовая миграция, недоверие к власти, и что будет после Лукашенко в беседе заместителя председателя ОГП Льва Марголина с председателем профсоюза РЭП (работников радиоэлектронной промышленности) Геннадием Федыничем.

— Начнем с вопроса трудовой миграции. По некоторым данным, количество уехавших на заработки за границу уже перевалило за миллион…

— Это очень болезненная тема для белорусской экономики. Она нарастала постепенно. Сначала начали уезжать строители, потом металлообработчики. Затем пошли специалисты других категорий, так, например, уехала из Новолукомля целая бригада на такую же ГРЭС в Россию. И контракты не помогли — они бросили трудовые книжки и уехали. Начали уезжать водители. И вот теперь, что самое страшное, уезжают врачи, учителя. И работают далеко не всегда по специальности. Это огромный минус для экономики, для страны в целом.

— Каким образом можно остановить процесс?

— Там, куда они уезжают, более весомый заработок. И большую часть денег они привозят в Беларусь. Пока никто не подсчитал, какая доля в экономике приходится на заработную плату, которую наши люди сегодня привозят из России.

По всей вероятности, этот процесс продолжится. Даже если бы удалось добиться, чтобы у нас был такой же уровень зарплаты, как в России, далеко не все вернутся. При этой власти нет уверенности в завтрашнем дне. Многие работают вахтовым методом: две-три недели отработали — неделю здесь отдыхают, потом снова едут, потому что надо привезти в семью деньги. Причем многие предпочитают привезти наличными.

— Снова получается определенное недоверие к власти…

— Никому не хочется "засвечиваться": вдруг завтра власть снова что-нибудь придумает, какие-то новые постановления или налоги, и люди пострадают из-за того, что пересылали своим семьям деньги. Сегодня работающие в России стали вербовщиками: они агитируют с собой тех, кого знают как хороших специалистов. Там, в России, тоже есть проблемы: они не защищены перед нанимателем, есть вопросы с охраной труда. Хоть мы якобы и строим союзное государство, и прописано, что должны быть одинаковые условия для работников обеих стран, на самом деле этого нет, белорусы в России оказываются в худших условиях, чем местные.

— Ну, а какой процент людей, работающих за рубежом, вернется?

— Понимаете, люди, которые уезжают на заработки, будут очень настороженно относиться и к изменениям, и к новой власти. На мой взгляд, кто бы ни пришел после Лукашенко, столкнется с массой проблем, которые нынешняя власть просто скрывает. Народ, к сожалению, не знает настоящего экономического положения страны. Через БТ, через радио, людей зомбируют, что все нормально, что мы прирастаем.

На самом деле товары неконкурентоспособны, предприятия нерентабельны, склады переполнены, в этом году пойдут задержки зарплаты. Большой вопрос, как сделать, чтобы народ поверил в реформы. Какой-то период, возможно, будет тяжелее, чем обычно. Потребуется время, чтобы экономика встала на нормальные рыночные рельсы, чтобы народ поверил, что обратного пути нет, что будет движение вперед. Вот тогда, я думаю, вернется большая часть людей. Они живут там в общежитиях, в вагончиках, снимают квартиры, оторваны от семей. И это же не 20-летние мальчишки, это люди за 40, за 50. Чем ближе пенсионный возраст, тем больше тянет домой, но тут, к сожалению, условий для работы нет.

— Как выживают сегодня предприятия, с которых эти люди уезжают?

— Ну, давайте говорить откровенно. Самые большие заводы — их в Беларуси пять, не больше — при любой ситуации получат кредиты. Потому что нельзя 18 — 20 тысяч людей оставить без зарплаты, пусть даже небольшой. Что касается предприятий, в которых по полторы, две тысячи работников, там средний возраст уже давно за 50. Станочниками работают, как правило, пенсионеры, они вынуждены подрабатывать.

Сегодня правительство даже не предлагает пенсионной реформы, несмотря на очевидное несоответствие пенсионной системы современным условиям. Кстати, для новой власти это может стать очень большим бременем. Потому что народ стареет, и если не вернется потенциальная рабочая сила, будут сложности.

Что касается МАЗа, тракторного, там текучка кадров. Люди недовольны заработной платой. Увеличилась производительность труда, а заработная плата в долларовом эквиваленте снизилась. Есть примеры, что люди выходят из профсоюзов, а их пугают страшилками, что на них, мол, даже услуги поликлиники не будут распространяться. А сами чиновники в это время готовятся к приватизации, профилактории, пионерские лагеря, поликлиники — все надо будет передать городу или продать инвестору. Это закон приватизации, от него никуда не денешься — нужно сбросить всю социальную сферу, чтобы уменьшить затраты.

— Можно представить себе 65-летнего человека, который стоит за станком… Но ему через пять лет будет семьдесят!

— Задаем вопрос: как питается сегодня пенсионер? Они ищут, что подешевле, и хороший кусок мяса раз в месяц — это праздник. Сегодня человек, который всю жизнь отдал предприятию, получает гроши, а власть говорит — это стабильная пенсия. Стабильная пенсия — это когда человек может не работать, может себе позволить, как его коллега-пенсионер за рубежом, поехать с женой отдохнуть, посмотреть мир. Наш же человек до смерти должен вкалывать, чтобы прожить да еще помогать внукам, которые где-то учатся на платной основе, или детям, которые остались здесь и тоже зарабатывают по 400 — 500 долларов.

— Ну, хорошо, восточные области уехали на заработки в Россию. А западные?

— Там приграничная торговля, и многие к этому уже привыкли. Я редко бываю там, но когда бываю — вижу, люди стоят на границе. Стоят, чтобы предложить свои услуги, им дают десять долларов, чтобы они провезли какие-то товары. Целая индустрия работает. Человек договаривается с мастером на предприятии. Тот дает ему отгулы на это время, потому что в выходные ездить проблематично — много людей. Он знает, что купить, кому предложить. В результате на предприятии нет заинтересованности в профессионализме, да и за эти деньги нельзя требовать от человека полной отдачи.

— Свою основную работу он воспринимает как какое-то благотворительное пособие...

— Место, где лежит трудовая книжка. В том же Бресте заводов, которые более или менее работают, наперечет: может, "Газоаппараты", где российский капитал, и то у них начались проблемы после вступления России в ВТО. Как бы красиво власть ни говорила про БелАЗ, но большие самосвалы тысячами не выпустишь. Только если спецзаказ, конкретно под какой-то карьер. Но государств, которые занимаются добычей карьерным способом, в мире десять максимум.

Рабочему, извините, по большому счету все равно, на кого работать. Дайте нормальные условия труда, дайте ему нормальную заработную плату. И чтобы он был уверен в завтрашнем дне. Кто там будет — Ганс, Питер, российский Иван или наш Мыкола — ему все равно. Главная беда в том, что сегодня в Беларуси нет богатых людей, нет капитала, который можно было бы вложить. У него тут родственники, знакомые, он на своей земле. Но… Кому будем продавать? России? Только Россия может помочь? Но и это еще не факт. Сегодня она скупит предприятия, а завтра перепродаст без всяких обязательств по отношению к рабочим — таких примеров в России много.

— Как вы относитесь к приходу иностранных и, в частности, западных инвесторов именно с точки зрения профсоюзов?

— Когда в Беларуси будет другая ситуация, будут соблюдаться законы, нормативные документы не будут иметь обратную силу — инвестор придет. Понятно, что ему не нужны будут ни поликлиники, ни профилактории. Но при достойном уровне зарплаты, когда я смогу купить путевку детям, внукам, сам поехать отдохнуть, меня не будет интересовать, есть ли на балансе предприятия поликлиника. Меня будет интересовать, чтобы у меня было медицинское страхование, чтобы в любой момент я мог получить необходимую помощь.

Государство должно создать условия для работы всех общественных институтов, для работы предприятий и прихода инвесторов. И не мешать, что оно последнее время делает с большим упорством.

Видеозапись беседы можно посмотреть на канале ОГП-ТВ (сайт ucpb.org).

Новости по теме

    Беларусь потеряла 10 тысяч строителей

    Согласно статистике, в первом квартале этого года в нашей стране было занято, то есть официально работало, 4 млн. 563 тысячи человек. Это на 2,2%, или на 100 тысяч человек, меньше, чем в первом квартале прошлого года.подробности

Новости других СМИ