Карбалевич: Я не удивлюсь, если рейтинг Лукашенко вырастет

Геннадий Косарев, "Завтра твоей страны"

Степень суверенитета у Беларуси невелика, сама идея оппозиционности становится в стране крамольной, отношения с Украиной напрочь испорчены, но от России за свою лояльность официальный Минск, возможно, получит бонус - политолог Валерий Карбалевич об уроках российско-украинского кризиса.

— В понедельник, 17 марта, станут известны окончательные результаты референдума о судьбе Крыма. Ввиду отсутствия международных наблюдателей и той спешки, а также обстоятельств, при которых проводилось это мероприятие, нет сомнений в его исходе. Как результаты этого плебисцита могут отразиться на нашей стране?

— На Беларуси крымский референдум уже отразился. Она фактически вынуждена продемонстрировать верность союзу с Россией и пригласить в нашу страну российские военные самолеты, на что уже отреагировал МИД Украины. В этом конфликте между Россией и Украиной, или даже между Россией и всем остальным миром, Беларусь заняла позицию союза с Россией. Стал понятен реальный статус Беларуси. Это статус сателлита.

Совершенно очевидно, что Лукашенко не хотел принимать это решение, он сам признался, что на него надавили и он был вынужден согласиться. Он всячески оправдывался и продолжает оправдываться. Но оказалось, что Беларусь не самостоятельна в такие критические международные моменты и очень сильно зависима. Выяснилось, что у Беларуси степень суверенитета невелика.

Второй вывод. В случае, если Россия попытается продемонстрировать угрозу в отношении Беларуси по примеру Украины, белорусская государственная система вряд ли сможет сопротивляться.

Третий — испорчены отношения с Украиной. Вне зависимости от того, кто будет у власти в этой стране, кто победит на президентских выборах, украинская политическая элита запомнит, что в трудную для Украины минуту Беларусь оказалась государством, которое готово ударить в спину. Это отнюдь не улучшит отношения между соседними странами.

Белорусское общество в значительной мере оказалось зомбировано российскими телеканалами и интерпретирует события вокруг Украины в духе российского взгляда на проблему. Кроме того, оно сейчас настолько запугано самой идеей Майдана, что усилится запрос на сильную власть, на твердую руку, и я не удивлюсь, если рейтинг Лукашенко вырастет.

С другой стороны, фактор Майдана повлиял на то, что сама идея оппозиционности в Беларуси становится крамольной. И оппозиционные политики или организации, которые участвуют в выборах в местные Советы, уже почувствовали на себе это изменение отношения общества к оппозиции как таковой.

— В ближайшее время Запад готов ввести различные санкции против России. Попадет ли под раздачу за компанию со своей союзницей и Беларусь?

— Санкции в отношении России, скорее всего, будут символическими, поскольку любые серьезные санкции бьют по тем государствам, которые их ввели. Я не думаю, что эти санкции непосредственно заденут Беларусь.

Другое дело, что попытки размораживания отношений с Беларусью, которые наметились еще с Вильнюсского саммита Восточного партнерства, вероятно, будут приостановлены, поскольку в этом геополитическом конфликте между Россией и Западом Беларуси не удалось удержаться на тонкой границе нейтралитета. Она оказалась в военном союзе с Россией. В такой ситуации пытаться размораживать отношения с Беларусью у ЕС особого смысла нет.

Если в 2008 году, отказавшись после российско-грузинской войны признать независимость Южной Осетии и Абхазии, Беларусь за геополитическую нелояльность к России получила бонус в виде кредитов МВФ и курса на размораживание отношений, то сейчас этого не произойдет.

Но, возможно, за свою лояльность Беларусь что-то получит от России. Это может быть дополнительный кредит, объемы нефти. И вот это реально.

— Почему же Россия повела себя столь нахальным образом, рискнув разругаться со всем цивилизованным миром?

— Первичные причины нужно искать в психологии. Путин уже во второй раз получил от Украины очень серьезную травму. В 2004-2005 годах во время Оранжевой революции Путин поставил на Януковича, три раза приезжал в Украину агитировать за него, три раза поздравил Януковича с победой и три раза с треском проиграл. Это было демонстративное унижение.

А сейчас Путин предпринял титанические усилия, чтобы не допустить подписания договора об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, он даже поставил на кон 15 миллиардов долларов. Но в результате во второй раз с треском проиграл после краха режима Януковича. Травма оказалась настолько болезненной, что Путин решил действовать.

Фактически этот кризис рукотворный. Он создан российскими государственными СМИ по указанию Кремля. Они развернули антиукраинскую истерию, шовинистический угар, который поддержала элита и поддержало российское общество. А дальше пошло по наклонной. Москва оказалась в колее, из которой выпрыгнуть невозможно, а все остальное – уже следствие.

— Как объяснить тот факт, что уже более трехсот известных представителей российского истеблишмента поддержали агрессивные в отношении Украины планы и действия Путина?

— Российское общество, российская элита заражены духом имперскости. Они не преодолели постимперский синдром после распада СССР. И теперь совершается имперский реванш.

Российское общество и российская элита оказались в значительной степени зомбированы российскими СМИ. Такой странный парадокс: российские СМИ ради политических мотивов стали рисовать искаженную картину того, что происходит в Украине. И в результате вскоре сама российская элита поверила тем мифам, которые пропагандировали российские телеканалы. И в России действительно верят, что к власти в Украине пришли фашисты.

Как это ни звучит дико и странно, сегодня в условиях свободного потока информации возможность зомбирования оказалась не меньше, а даже больше. И это тоже один из весьма интересных уроков этого кризиса.

Новости по теме

Новости других СМИ