Павел Усов: Беларусь постепенно превращается в проходной двор для России

Иван Греков, "Белорусский партизан"

Беларусь постепенно превращается в проходной двор для России. Но не за горами время, когда Россия будет вести себя здесь как полноценный хозяин.

Именно сейчас стоит исключить вооруженную агрессию России с территории Беларуси. Но только потому, что Москва после аннексии Крыма возьмет короткий тайм-аут.

Доктор политических наук Павел Усов анализирует причины недавней встречи "последнего диктатора Европы" Лукашенко и украинского революционера Александра Турчинова.

- 29 марта на Гомельщине состоялась трехчасовая встреча Лукашенко с и.о. президента Украины Александром Турчиновым. Встреча диктатора, держащего за горло Беларусь уже 20 лет, и руководителя Украины – страны победившего Майдана. Как такое стало возможным – диктатор и ненавистный им революционер оказались за одним столом?

- Конечно, отношение Лукашенко к революции и революционерам крайне негативное. Хотя в сегодняшней Беларуси есть очень много мест, посвященных именно революции, и памятников, установленных революционерам. Достаточно сказать, что в каждом городе страны есть площадь Ленина и десятки памятников "великому революционеру". Так что если Лукашенко желает быть последователен в своем неприятии к "революционному духу", то ему следовало бы начать политику по очищению страны от "революционности".

Но, как мы знаем, белорусский руководитель довольно избирателен в своей любви и ненависти, как к прошлому, так и настоящему, и его отношение зависит от того, какие политические выгоды ему может принести та или иная ситуация. Хорошие отношения с революционером Саакашвили способствовали улучшению отношений с Западом в 2008 году, а "революционер" Бакиев даже нашел комфортное убежище в Беларуси.

Поэтому встречи и заверения украинским революционерам – это всего лишь попытка получить хоть какие-то политические или имидживые дивиденды из сложившейся ситуации. Однако это совершенно не означает, что Лукашенко будет реально поддерживать новую украинскую власть.

- Диктатор обещал революционеру Турчинову, что "никогда третья сторона с территории Беларуси не будет угрожать Украине". Количество российских войск на территории Беларуси увеличивается, последние две недели в стране проводятся российско-белорусские учения. Это и понятно: Россия в свете "союзного договора" не является третьей стороной. Относится ли обещание Лукашенко к "союзному государству"?

- Украинская власть должна понимать, что заверения Лукашенко ровным счетом ничего не значат. С одной стороны, Беларусь заявляет о том, что она поддерживает территориальную целостность Украины, с другой, де-факто, признает аннексию и поддерживает Россию на международной арене. Здесь я имею в виду голосование в Генеральной ассамблее ООН против итогов референдума в Крыму, где Беларусь вместе с такими государствами как Армения, Боливия, Куба, КНДР, Никарагуа, Судан, Сирия, Венесуэла и Зимбабве заняла четко пророссийскую позицию. Поэтому я бы посоветовал украинской элите, слушая Лукашенко, ожидать противоположных результатов.

Вместе с тем, на данный момент стоит исключить вооруженную агрессию России с территории Беларуси. Москва после аннексии Крыма возьмет короткий тайм-аут, все-таки захват такой территории потребовал от России не малых усилий. Вместе с тем, она будет держать Украину в напряженном состоянии, поддерживая политическую нестабильность в стране. Следующая цель Кремля – это "федерализация" Украины или углубление территориального раскола.

- В состоянии ли Лукашенко запретить российским войскам атаковать Украину с территории Беларуси, если в Кремле созреет такое сумасшедшее решение?

- Беларусь постепенно превращается в проходной двор для России. Пока еще Москва не ведет себя открыто нагло, и белорусские власти сохраняют иллюзию контроля на своей территории. Но я думаю, что не за горами, когда Россия будет вести себя здесь как полноценный хозяин. Поэтому если бы возникла такая стратегическая необходимость, чтобы нанести удар по Украине с территории Беларуси, то это было бы сделано. Однако пока такой необходимости нет.

- Лукашенко пытается убедить Турчинова, что Россия не собирается захватывать юго-восток Украины – словно с ним кто-то советовался. Зачем?

- Лукашенко знает о планах Москвы столько, сколько и мы с вами. В данном случае он желал подчеркнуть свою значимость в роли посредника. Я также не исключаю того, что Россия может использовать Минск в своих политических и дипломатических играх с Украиной. Юго-восток Украины является важным геостратегическим пространством, которым, при возможности, Россия будет стремиться заполучить.

- Накануне Лукашенко дал пространное интервью Савику Шустеру. Очевидно, что Лукашенко примеряет украинскую ситуацию на себя ("Как только дети, жены и любовницы начинают заниматься бизнесом, жди беды", "Если бы в моей стране, я узнал, что вот так повязана вся страна, – я сошел бы с ума за один вечер", "Я уже, помните, в шутку сказал: если не можете справиться, отдайте, доверьте Украину мне до конца года, я порядок там наведу и передам вам Украину"). А что, собственно, отличает Украину Януковича от Беларуси Лукашенко?

- Подробный сравнительный анализ двух политических систем и режимов был дан мной в статье "Будущее под бетоном стабильности". Кроме недемократичности, эти режимы мало чем похожи друг на друга. Даже степень недемократичности была различна. Первое: белорусский (нео) авторитарный режим отличался своей внутренней консолидацией и централизацией политической власти, при которой автономность общества и действия оппозиции были сильно ограничены, а влияние последней вообще сведено к минимуму. В таких условиях, даже при ухудшении социально-экономического положения населения возможность широкого социального протеста крайне мала.

В Украине политический режим не достиг достаточной внутренней консолидации и оставался по своей сущности гибридным, т.е. таким при котором демократические институты (парламент, местные советы, СМИ) и политические акторы (оппозиционные партии) играли не последнюю роль в жизни страны и оказывали серьезное влияние на политические процессы. Эту "гибридность" и внутреннюю неустойчивость политической системы усиливали олигархи, которые обладали собственной политической и экономической автономией.

Второе: несмотря на все минусы авторитарного правления, вседозволенность власти, белорусский режим, по сравнению с российским или украинским, являлся менее эгоистичным и коррумпированным. Имеется в виду то, что долгое время власть стремилась поддерживать социальное благополучие общества и экономическую стабильность, что объективно снижало уровень недовольства властью.

В свою очередь, в Украине при масштабной коррупции и беспределе власти, положение населения не улучшалось. Все условия для революции были созданы, нужен был только момент, который и возник в ноябре 2014 года.

Новости по теме

Новости других СМИ