"Русскоязычный тон" в Беларуси задает Лукашенко

DELFI

Ситуация с белорусским языком в Беларуси сложная, он недостаточно представлен как рабочий и официальный язык, утверждают собеседники DELFI из Беларуси. Переход ряда интеллектуалов на белорусскую речь для обозначения своей позиции отнюдь не означает, что это становится общей тенденцией.

Кроме того, Беларусь никогда не будет только белорусской, и этнолингвистический вариант, как в Литве, уверяют философы, не для нее.

В одном из интервью DELFI культуролог Максим Жбанков утверждал, что значительная часть белорусов – это люди, лишенные исторической памяти, языковой культуры, принадлежности к родному языку титульной нации. Он также утверждал, что значительная часть белорусского населения не считает белорусский язык родным. Белорусский язык воспринимается как экзотическая интеллигентская фантазия или же как деревенский язык.

При этом приходится наблюдать тенденцию, когда именно белорусский язык в самой стране для ряда представителей неофициальной культуры становится своего рода формой обозначения позиции по отношению к белорусской, чаще всего русскоязычной, реальности. Официально в Беларуси два языка, но белорусская речь за 17 лет президентства Александра Лукашенко на государственном уровне – редкость. Рабочий язык режима – русский. В то же время оппозиционная пресса подчеркнуто «белорусская».

Некоторые белорусские историки утверждают, что если ситуация с белорусским языком не изменится в ближайшие 10 лет, то белорусов как народ ожидает катастрофа. Какова ситуация на самом деле, DELFI поинтересовался у белорусских философа Валентина Акудовича и заведующего Центром историко-философских и компаративных исследований Института философии НАН Беларуси, кандидата философских наук Валерия Еворовского.

Белорусский язык как официальный представлен недостаточно

«Проблема белорусского языка заключается в том, что он недостаточно представлен именно как рабочий и официальный язык, - утверждает Валерий Еворовский. - Если на уровне литературы и гуманитарных наук он функционирует и развивается, то в широком употреблении – нет». По его мнению, трудно оценивать возможные перспективы, изменится ситуация в языковом плане или нет, но функционирование белорусского «именно как языка элиты, для нормального существования совершенно недостаточно».

Есть утверждения, что как раз интеллектуалы в последние годы и стали намеренно переходить на белорусский язык, обозначая таким образом свою позицию в отношении официальной реальности в стране. В.Еворовский говорит, что и в этом случае вряд ли можно говорить однозначно.

«Сложно сказать, точнее это определенный маркер принадлежности к той или иной общности, в вашем случае политической, - продолжает он. - Но, например, на конференции по истории или литературе хорошим тоном является использование белорусского языка вне зависимости от политических ориентаций».

Переход на белорусский – не массовое явление

Философ и один из кураторов Белорусского коллегиума Валентин Акудович не считает, что можно называть тенденцией переход отдельных людей на белорусскую речь, а если это и происходит, то нужно говорить в первую очередь об интеллектуалах. Философ не склонен сводить отдельные случаи к общей тенденции. «Я не думаю, что это массовое явление, хотя многие молодые люди, в первую очередь интеллектуалы, начинают пользоваться белорусским языком», - утверждает он и добавляет, что таких случаев, вероятно, достаточно много, «но они не делают погоду».

По его словам, ситуация с белорусским языком по сравнению с 1990-ми года значительно ухудшилась, особенно с функционированием его как языка общения. Интеллектуальный дискурс не является доминирующим в обществе, продолжает он, а в СМИ, социальной жизни и даже топонимике наблюдается регресс.

«Ситуация очень тревожная, хотя в локальных дискурсах вполне возможны определенные тенденции. Уже 15 лет существует Белорусский коллегиум, где я курирую философию и литературу, и к нам приходят не просто за знаниями, но и потому, что здесь есть возможность говорить на белорусском языке (…) Но это, скорее, положительные рецидивы ситуации в целом», - констатирует он.

«Русскоязычный тон» в стране, по словам Валентина Акудовича, задает глава государства Александр Лукашенко. Белорусский язык для него – это язык, «на котором ничего существенного сказать нельзя и сам им практически не пользуется». Поэтому вся структура власти и государственные учреждения вплоть до институтов культуры, русскоязычные.

Беларусь никогда не будет только белорусской

В своем недавнем интервью одному из белорусских порталов историк Леонид Лыч говорил, что, если в Беларуси не изменится ситуация в отношении белорусского языка, то через 10 лет белорусы начнут считать себя русскими. Однако В.Акудович так не считает. Отождествление языка и нации он называет концептуальной ошибкой, с которой философ «сражается уже много лет».

«Связывать жизнь и смерть белорусской нации с языком – это то, что не дает нам адекватно увидеть, кем мы являемся. Плохо с языком, значит, у нации нет перспектив, ситуация с языком плохая, поэтому все плачут по нации», - говорит В.Акудович и призывает разделить проблемы нации и языка, вынести язык за скобки.

Беларусь, по его словам, никогда не будет только белорусской и этнолингвистическая модель нации ей не подходит. «Она нас только погубит», - добавляет он.

«Мы можем и будем продолжать свое существование как нация по модели гражданского сообщества, где доминирует один закон для всех, а культурные и языковые модели могут присутствовать самые разные», - говорил он DELFI.

В.Акудович подчеркнул, что борьба за тотальную белорусизацию страны заканчивается тем, что адепты белорусского языка все больше терпят поражение: «Мы идем не тем путем. Конечно, нужно приложить все силы, чтобы сохранить белорусский язык в том объеме, в котором в этих условиях он может реально существовать и генерировать себя в будущем, но его потенциала недостаточно, чтобы охватить всю Беларусь как общество и государство», - признался он.

В заключение В.Акудович заметил, что его мысли таковы не потому, что так ему нравится, а потому, что «белорусы мыслят сердцем, а мыслить нужно головой».

«Из любви к белорусскому языку они и не видят без него возможности для Беларуси, как нации, - заключил он. – Это иной тип нации, чем литовская. В мире существуют множество типов национальных обустройств. И такого, как у наших соседей не получится».

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров