Как могилевчанин руководил 50-м штатом Америки

"Рэспубліка"

Наш земляк из Могилева Николай Судзиловский сочетал в себе задатки великого авантюриста, пламенного революционера и правил в ХІХ веке Гавайскими островами.

Как могилевчанин руководил 50-м штатом АмерикиНам через века уж точно не понять "души прекрасные порывы" людей, которые семейному размеренному уюту и благополучию предпочитали самосожжение в огне великой революции. Именно из такой сумасбродной породы, искавшей себе вечных приключений, был наш земляк Николай Судзиловский.

Он родился в 1850 году в семье секретаря Могилевской палаты гражданского и уголовного суда, выходца из дворянского сословия. С младых ногтей Николай хотел сделать мир таким, каким его представляли русские демократы и классики марксизма: свергнуть самодержавие, вступить в борьбу с неравенством и бедностью, а в итоге прах нашего героя был сожжен на ритуальном костре вдали от родины.

Отец Николая, Константин Владимирович, в прошлом крупный помещик, разорившись и потеряв государеву службу, подался с семьей к родственникам в далекое Поволжье. Обедневший дворянин изо всех сил стремился дать детям приличное образование, чтобы те стали уважаемыми и богатыми людьми. Однако Николай, еще будучи студентом медицинского факультета Киевского университета, не польстился на обеспеченную жизнь и примкнул к группе народников. Отец был не в состоянии повлиять на выбор отпрыска.

Весной 1874 года, по примеру революционно настроенных ровесников, Николай приехал в Саратовскую губернию для "хождения в народ". Затем по приглашению брата перебрался в город Николаевск, где его приняли фельдшером в местную больницу. Однако лечить уездный люд не входило в планы молодого доктора. Летом того же года товарищи устроили его в арестантское отделение больницы, чтобы привлечь на сторону народников больных заключенных.

По плану Судзиловский должен был взбунтовать других узников и выпустить их из тюремных камер. Один из больных арестантов пригласил конвоиров отведать чая. Подобное чаепитие случалось и раньше. Стражи спокойно попивали чаек, не ведая того, что фельдшер Николай Судзиловский подсыпал в стаканы снотворное. Когда конвоиры погрузились в дрему, освобожденные из камер заключенные бросились к воротам тюрьмы. Воля была рядом, но в это время один из стражей пробудился и поднял тревогу. Смутьянов задержали и возвратили в камеры, а по Поволжью прокатилась волна арестов. На карандаш был взят и засветившийся в бунте доктор, над ним нависла угроза ареста.

Вот тут Николай Судзиловский впервые и проявил себя человеком, способным на решительные авантюры: он бежит в Румынию, где работает врачом и вынашивает планы покушения на Александра II, посещавшего русских солдат в Румынии. Попав под подозрение местной полиции, авантюрист и искатель приключений Николай Судзиловский подался в Турцию, чтобы подготовить восстание болгар против турецкого ига.

Но там за ним уже охотилась местная полиция. Опального Судзиловского насильно посадили на корабль, который должен был доставить пламенного революционера обратно в Россию, где ему, кроме тюрьмы и каторги, ничего не светило. Большой мастер перевоплощений бежит с корабля, переодевшись в форму морского капитана. Приняв образ немецкого колониста — с небритой бородой и курительной трубкой в зубах, он перебирается в Западную Европу, где приобретает билет на пароход до Сан-Франциско. Отныне он уже не Николай Судзиловский, а Николас Руссель, такой псевдоним ему присвоили болгарские товарищи-революционеры.

Как могилевчанин руководил 50-м штатом АмерикиБлагодаря превосходному знанию иностранных языков и медицины, Николас Руссель устраивается по специальности на работу в Сан-Франциско. Однако преуспевающая Америка его тяготит своей убогой сытостью и нравственным развратом. В 1892 году неугомонный доктор Судзиловский решает уединиться от цивилизации и селится на Гавайях. На острове Гавайо он арендует участок земли, выстраивает дом и возделывает плантацию кофе, на которой потом разводит цитрусовые и экзотические фрукты.

За короткое время могилевчанин Николай Судзиловский становится уважаемым человеком среди аборигенов, подсказывает им, как избавляться от различных болячек. Доктора Русселя посещают на Гавайях многие путешественники. К нему в гости заезжает знаменитый русский врач Боткин, а рядом с домом Николая селится приемный сын знаменитого романиста Стивенсона Ллойд Осборн, ставший впоследствии известным писателем.

Русские впервые появились на Гавайях в 1804 году, когда острова посетила кругосветная экспедиция Крузенштерна и Лисянского. Позднее там был основан русский форт, а местный король попросил коллегу Александра I взять острова под свое покровительство. Однако император счел, что присоединение этих островов "не может принести России никакой пользы…".

Экзотические Гавайи вскоре стали 50-м штатом США и важнейшей стратегической военно-морской базой.

На островах политическая жизнь на месте не стояла. В 1892 году правительство США свергает на Гавайях королеву и образовывает на основе двух партий республику, предвестницу экспортируемой демократии. Однако в политический расклад неожиданно для американцев вмешивается доктор Руссель, имеющий белорусские корни. Накопив в России немалый опыт агитационной работы, он регистрирует на Гавайях партию "независимых", которая провозгласила борьбу против национального угнетения местного населения.

Такой дерзости от чужака из Беларуси самолюбивые янки не ожидали: Николай Судзиловский сначала избирается сенатором, а затем руководителем первого республиканского правительства Гавайских островов. Действия реформатора в столь высоком ранге вызвали одобрение и поддержку местного населения, но вместе с тем негодование американцев, англичан и французов.

Особенно американцам не понравилось намерение правителя создать на Гавайях русскую колонию из переселенцев. Решение снизить налоги с местного населения и ущемление финансовых интересов западных плантаторов всерьез их разозлило. Было понятно, что противостояние Старого Света с Новым Светом завершится в итоге поражением, что вскоре и случилось. Однако за три года правления, говоря современным языком, "премьер-министр" Гавайских островов белорус Николай Судзиловский сделал немало для развития подчиненных ему островных территорий.

Все это время он внимательно следил за событиями на просторах Российской империи, получал письма от знакомых и родных из Николаевска и Самары, переписывался с давним приятелем, врачом Кадьяном, для которого революционная идея также затмила другие радости в жизни.

Утратив руководящий портфель на Гавайях, Николай Судзиловский больше не хочет возвращаться к фермерским заботам. Он делает резкий поворот в судьбе и отправляется на Филиппины, а затем в неблизкий Китай с идеей организовать там вооруженный отряд и освободить политкаторжан в Сибири. Русские эмигранты в Шанхае посмотрели на земляка как на сумасшедшего и ответили ему отказом.

Тогда Судзиловский бросается в другую крайность – он перебирается в Японию, где распространяет среди русских военнопленных (уже вовсю гремела Русско-японская война) нелегальную литературу. Все свои гавайские сбережения он здесь тратит на выкуп из японского плена российских солдат.

Любопытный факт. Одним из его активных помощников стал матрос Новиков, в будущем известный писатель и автор романа «Цусима» Новиков-Прибой. Для военного похода на самодержавную Российскую империю бывший гавайский «премьер» подготовил в Японии около сорока тысяч революционно настроенных пленных. Им предстояло высадиться с кораблей в Маньчжурии, овладеть узловыми станциями Транссибирской магистрали, а затем выдвинуться на Москву.

В пути ряды повстанческой армии Судзиловский намеревался пополнить солдатами дальневосточных дивизий и пролетарскими отрядами. Увы, великий поход на борьбу с самодержавием не состоялся. Доктор Судзиловский, известный среди военнопленных как Николас Руссель, обратился за поддержкой в ЦК партии эсеров. Это была стратегическая ошибка бесшабашного романтика. Он был разоблачен агентом царской охранки Азефом, который доложил о коварных замыслах революционера царскому правительству.

Потерпев неудачу, Николай Судзиловский через "Уссурийскую газету" начал рассказывать населению дальневосточного края о жизни и быте гавайцев, японцев, филиппинцев, писал научные и философские статьи. Чтобы более полно представить личность могилевчанина Николая Судзиловского, следует вспомнить, что он автор нескольких ценных трактатов по медицине, в частности, открыл тельца Русселя, а также обнаружил новые острова в центральной части Тихого океана и оставил географические описания Гавайев и Филиппин. Был полноправным членом Американского общества генетиков, научных обществ Японии и Китая. В круг его интересов входили этнография, энтомология, химия, биология и агрономия.

Он хотел вернуться на просторы бурлящей революционными событиями России, но в 1910 году неожиданно умирает его жена. Судзиловский берет на воспитание двоих японских мальчиков-сирот и ради их благополучия не рискует тронуться в путь. Только в 1930 году, будучи больным и старым человеком, наш земляк Николай Судзиловский бросает последний вызов судьбе и отправляется к границам России. Однако в дороге подхватывает воспаление легких, которое стало для него смертельным. Умирает Судзиловский в китайском городе Тяньцзинь, и дочь, согласно местным традициям, сжигает его тело на костре.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров