"Ликвидация" по-белорусски

Игорь Мельников, "Историческая правда"

В послевоенном Бобруйске бандиты устроили настоящую охоту на советских офицеров.

Многие из нас с удовольствием смотрели российский сериал "Ликвидация", повествующий о борьбе с бандитизмом в послевоенной Одессе. По своей сути этот фильм являлся ремейком знаменитой картины "Место встречи изменить нельзя". Параллели между Жегловым и Гоцманом напрашивались сами собой.

Однако, мало кто знает, что похожие на сюжет этих фильмов события происходили после войны и в только что освобожденном от нацистов Бобруйске.

Окончание Великой Отечественной войны в СССР сопровождалось чудовищным всплеском преступности. Ее породили не только голод и нищета, доводившие людей до последнего предела. Во-первых, после сталинской амнистии в честь победы над Германией на волю из лагерей вышли тысячи уголовников, для которых не составило большого труда вооружиться – после войны на полях боев и у населения оставалось много огнестрельного оружия. Во-вторых, в различные банды и шайки стекались толпы бывших пособников нацистов, полицаев, дезертиров.

Одним из таких не спокойных мест в восточной Беларуси стал и город на Березине. Для этого были свои предпосылки. Еще в июне 1944 г. на стол И.Сталину лег доклад народного комиссара внутренних дел Л. Берия, в котором, в частности, сообщалось, что в г. Бобруйске в феврале 1944 г. был создан "Союз борьбы против большевизма". В его задачи входило борьба с партизанами, организация вооруженных отрядов, создание т.н. "оборонных деревень" (своеобразных маленьких крепостей для борьбы с советскими партизанами – И.М.), ведение агитационной и пропагандистской работы. В документе также сообщалось, что районными руководителями союза назначались начальники районных управ, в городах – руководители предприятий и учреждений, в деревнях – старшины волостных управ.

"Ликвидация" по-белорусски

"Бобики"-полицейские из Бобруйска, 1943 г.

"Ликвидация" по-белорусски

Даже на фотографиях они боялись писать свои фамилии

В Москве, безусловно, знали, что во главе "Союза борьбы против большевизма" стоял ярый антикоммунист Михаил Октан (настоящая фамилия – Натко). Это был бывший военнослужащий РККА, который осенью 1941 г. в районе Брянских лесов перешел к немцам. Служил в 612-й роте пропаганды при 2-й немецкой танковой армии. В 1942 г. был завербован унтершарфюрером СС Эрнстом Мюккелем в качестве агента СД, затем передан на связь разведоргану "абвергруппа 107". Октан был редактором нацистской газеты "Речь", которая в последующем стала печатным органом "Союза борьбы против большевизма". В июле 1943 г. коллаборационист выехал с редакцией в Бобруйск.

Руководитель Центрального штаба партизанского движения П. Пономаренко оценивал деятельность М. Октана как крайне опасную в идеологическом плане. По данным ЦШПД Октан-Натко возглавлял Бобруйское областное отделение СБПБ, которое по своей сути играло роль фактического Центрального комитета этой пронацистской организации.

Благодаря Октану "Союз борьбы против большевизма" стал радикально антисемитской организацией и развернул активную пропагандистскую деятельность. Самоопределение СБПБ как «организованное выражение глубокой ненависти народа к иудо-большевизму» говорит о многом. Эмблемой Союза был избран Георгий Победоносец и Георгиевский Крест. Кроме Октана-Натко в деятельности СБПБ принимал участие и бургомистр Бобруйска (бывший бургомистр Смоленска) Б.Г. Меньшагин.

"Ликвидация" по-белорусски

Манифест "Союза борьбы с большевизмом", изданный в Бобруйске

"Ликвидация" по-белорусски

Коллаборационисты празднуют 1 мая 1944 г. в Бобруйске. Видна эмблема "Союза борьбы с большевизмом"

Крупной пропагандистской акцией Союза стало организованное Октаном-Натко открытие детского приюта на 700 детей. 1 апреля 1944 г. было объявлено о создании "добровольческих охранных дружин СБПБ", в которые под влиянием Октана достаточно активно вступали бойцы и командиры расквартированных в районе Бобруйска восточных батальонов. 5 мая 1944 г. на сборе пропагандистов "народных дружин СБПБ" Михаил Октан выступил с программной речью, в которой сформулировал цели и задачи Союза.

"Ликвидация" по-белорусски

Членский билет "Союза борьбы с большевизмом"

Всю эту коллаборационистскую возню пришлось спешно свернуть после начавшейся летом 1944 г. советской наступательной операции "Багратион". 29 июня 1944 г. был освобожден Бобруйск. Некоторым русским националистам во главе с Октаном-Натко, удалось бежать на запад. Другие "подались" в леса.

"Ликвидация" по-белорусски

Советские офицеры на параде в Бобруйске, август 1945 года

В августе 1945 года в Бобруйске состоялся торжественный парад советских войск, участвовавших в освобождении города от немецко-фашистских захватчиков. Казалось, что горе покинуло эти места навсегда. Но уже вскоре из Бобруйска в Минск полетели сообщения об участившихся нападениях в городе на Березине на офицеров и военнослужащих советской армии, которые чаще всего заканчивались убийствами. Неизвестные бандиты выслеживали командированных военнослужащих, и зверски расправившись с ними, забирали их военную форму, личные вещи, документы и награды.

В аппарате НКВД предполагали, что им придется встретить активное сопротивление различных антисоветски настроенных вооруженных формирований на западе Беларуси, но мало кто думал, что и на востоке республики будет на столько не спокойно.

В октябре 1946 г. со служебным заданием в Бобруйск был направлен фронтовик, капитан артиллерийских войск, заместитель начальника артиллерийских складов № 3452 в Барановичах Александр През. Этот человек начал воинскую службу еще за долго до войны на артиллерийском полигоне в Крупках. В 1938 г. он чудом избежал ареста по ложному доносу о "сокрытии кулацкого происхождения". В июне 1941 г. Александр Иосифович участвовал в эвакуации полигона. Потом было отступление. Осенью-зимой 1941 г. участвовал в героической обороне Москвы, за что был награжден двумя орденами Красной Звезды и медалью "За оборону Москвы". В боях в Восточной Пруссии в 1944 г. был ранен. Войну закончил в Кёнигсберге.

В те злополучные октябрьские дни 1946 г. капитан През прибыл в Бобруйск вместе с сопровождавшим его автоматчиком. Город был практически весь разрушен, гостиниц не было. На ночлег военнослужащие остановились, в каком-то частном доме. На следующий день, выполнив задание командования, капитан През отпустил сопровождающего, а сам зашел в офицерскую столовую.

Ближе к вечеру сопровождавший капитана солдат, обеспокоенный его отсутствием, "забил тревогу". Тело капитана А. Преза нашли в развалинах одного из бобруйских домов. Следствие показало, что офицер был убит выстрелом в лицо. Нападавшие забрали форму убитого, его личные и служебные документы, деньги и награды. Супруга убитого Нина Петровна Герасько впоследствии вспоминала, что следователь военной прокуратуры, занимавшийся делом об убийстве капитана А.Преза, сообщил ей, что это был уже не первый случай безнаказанного нападения на советских офицеров в Бобруйске.

За несколько часов до трагедии капитана видели в столовой в компании неизвестного младшего офицера. Следователь также подчеркнул, что это убийство, скорее всего, дело рук бывших немецких пособников, которые скрываются в окрестных лесах. Офицерская форма и документы для них лучшее прикрытие, поэтому-то они выслеживают и совершают нападение на одиночных офицеров.

"Ликвидация" по-белорусски

Личные вещи офицера советской армии 1946 года. Оружие, документы, награды и форма. За всем этим охотились бандиты, действовавшие в Бобруйске

Информация о деятельности организованной банды из бывших полицаев под Бобруйском не на шутку всполошило советские специальные органы. Вскоре из Москвы в Минск пришел приказ о начале высылки из Бобруйской области (такая существовала в период с 1944 по 1954 гг.) семей тех, кто во время войны служил немцам. Не забыли и о бывших коллаборационистах из "Союза борьбы против большевизма", которых, по информации НКВД было немало в бобруйских лесах.

Министр внутренних дел БССР Сергей Бельченко кричал на своих подчиненных: "В Западной Беларуси имеются условия для существования бандформирований, особенно националистического толка. А тут вооруженная банда действует в бывшем партизанском районе. Даю вам пару дней для принятия решения о способах ликвидации этих бандитов".

Наглость, с которой действовали бандиты, удивляла видавших виды оперативников. Были предположения, что банда на самом деле являлась созданным немцами отрядом для проведения организованных диверсий в тылу советских войск, а, следовательно, милиции и военным противостояли не обычные уголовники, а хорошо подготовленные диверсанты.

Во время операции по депортации семей бывших немецких пособников в руки МГБ БССР попал родственник одного из руководителей банды. Этого человека удалось завербовать и направить в лес с заданием вывести МГБ на бандитов. Прикрытием для "крота" была легенда, о том, что он сбежал от милиции во время операции по высылке семей немецких пособников. Вскоре агент оказался в отряде бобруйских "лесных братьев". Связь с ним МГБ осуществляло по средствам "тайников".


"Ликвидация" по-белорусски

Супруга капитана Преза у гроба мужа

"Ликвидация" по-белорусски

Архивная справка Министерства обороны о гибели капитана А.Преза

В итоге, агент "Родственник" навел сотрудников советских специальных органов на тайное убежище бандитов. Бой был ожесточенным. Впоследствии, следователь военной прокуратуры расскажет супруге капитана Преза, что руководители банды отстреливались до последнего патрона. Им удалось ранить нескольких солдат внутренних войск, но в итоге все они были уничтожены. При бандитах были обнаружены документы на имя убитых ими советских офицеров, да и одеты преступники были в добротную офицерскую форму, снятую, по всей видимости, с их жертв. Так закончилась белорусская "Ликвидация".

"Ликвидация" по-белорусски

Братская могила советских воинов в Барановичах, где был похоронен капитан Александр През

Тело капитана Александра Иосифовича Преза доставили в Барановичи и похоронили в братской могиле в центре города. Приехав из Бобруйска, этот человек должен был получить майорские погоны. Представление на присвоение очередного звания герою-фронтовику уже лежало в штабе. Так было предначертано судьбой, чтобы прошедший всю войну, не раз, смотревший в глаза смерти офицер-артиллерист, пал от руки нацистских прихвостней, привыкших стрелять в спину.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров