Как некультурно закапываются культурные деньги

Георгий Дань, «Ежедневник»

За последние годы в Беларуси практически ни одна реконструкция знакового культурного объекта не обошлась без коррупционного скандала. И в каждом первую скрипку играло руководство ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры.

В последнее время строительные чиновники от Министерства культуры выходят на лидирующие позиции по уровню коррупции в Беларуси. Меняются министры, меняется руководство ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов», а ситуация остается неизменной. Почему так происходит, попытался разобраться «Ежедневник».

Как песок сквозь пальцы

В феврале 2010 года Департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля объявил о возбуждении уголовно дела в отношении директора ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры. По данным финансовой милиции, подозреваемый «с января 2006 года по май 2009 года при осуществлении работ по реставрации и реконструкции здания Большого театра оперы и балета необоснованно, без документального подтверждения получил из бюджета компенсацию для восполнения расходов, понесенных при поставке на объект оборудования в размере 5,8 миллиардов рублей». Это более 1,8 миллиона долларов.

К сожалению, нам не удалось узнать, чем закончилось расследование этого громкого уголовного дела, и закончилось ли вообще. Но в любом случае, факты налицо, вне зависимости от того признан ли кто-либо в этом виновным или нет.

Ничего не меняется

После скандала вокруг реконструкции Большого театра оперы и балета, на должность директора ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры пришел новый человек. Но почему-то коррупционные скандалы после этого не закончились.

Как ранее сообщал «Ежедневник», в начале ноября 2012 года Генеральной прокуратурой было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении нового директора ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры. По данным прокуратуры подозреваемый с октября 2010 года по май 2011 года отдавал указания подчиненным сотрудникам о неправомерном подписании фиктивных актов сдачи-приемки выполненных строительно-монтажных работ, якобы произведенных ЧСУП «Милдис» при строительстве объекта «Спортивно-культурный центр Белорусского государственного университета культуры и искусств по ул.Рабкоровской, 17 в г.Минске». Ущерб нанесенный государству оценивался тогда в 3,6 миллиардов рублей, что по курсу того времени составляет около миллиона долларов.

Как не разглядывай эту ситуацию, но сам собой напрашивается вопрос: А может коррупция засела где-то повыше, а директора всего лишь выполняют чью-то волю?

Эта теория еще более кажется имеющей право на существование, если учесть, что нынешний директор ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры, подозреваемый в причинении государству ущерба почти на миллион долларов, даже не был отстранен от должности на время расследования и продолжает исполнять свои обязанности, подписывая финансово важные документы.

С одной стороны, ничего особенного в этом нет, так как только суд может определить, действительно ли данный человек виновен в инкриминируемых ему преступлениях. С другой стороны, подозрения очень серьезные, и в таких ситуациях обычно всегда на время расследования подозреваемого отстраняют от руководства. Это связано не только с пошатнувшимся доверием, но и с тем, что следствию необходимо обеспечить сохранность доказательств.

Возможно, такое эксклюзивное отношение к подозреваемому связано с тем, что 8 марта 2013 года должна быть закончена реконструкция еще одного знакового объекта – Национального академического театра им.Я.Купалы. Объект будет лично принимать Александр Лукашенко, поэтому, чтобы не срывать сроки реконструкции, лошадей на переправе решили не менять. Впрочем, у некоторых экспертов вызывает большое сомнение, что знаковая реконструкция будет закончена в срок. Более того, реконструкция может закончиться новым коррупционным скандалом.

Запах нового скандала

Согласно первоначально утвержденным планам работ, сейчас на реконструкции Национального академического театра им.Я.Купалы полным ходом должен вестись монтаж звукового и светового оборудования. Но, как метко говорят в народе, пока на объекте в этом плане даже конь не валялся.

Между тем, важная комиссия, во главе с премьер-министром, 22 декабря констатировала, что реконструкция идет, как и положено. Но вот факты это не подтверждают. Правоохранительные органы, кстати, уже проводят проверку по ним.

Так в конце 2012 года было проведено два тендера. Первый на выбор поставщиков звукового оборудования для театра, второй – на выбор поставщика постановочного осветительного оборудования.

С третьей и четвертой попытки соответственно, оба тендера выиграла компания из Мозыря – ТЧУП «Белмузпродукт», которая, по мнению комиссии, представила самые выгодные предложения по цене, качеству (марке) оборудования, форме оплаты, сроках поставки, монтажа, обучения персонала.

Стоимость контракта по звуковому оборудованию составила 17,8 миллиардов рублей (около 2 миллионов долларов), по световому – 36,4 миллиарда рублей (более 4 миллионов долларов).

Интересно, что в рамках конкурсов ЧТУП «Белмузпродукт» предоставило письма известных иностранных производителей. В письмах указывалось, что иностранные компании делегировали право ЧТУП «Белмузпродукт» на участие от своего имени в процедуре закупки оборудования для объекта «Реконструкция с частичной реставрацией здания Национального академического театра им.Я.Купалы». Это было странно, поскольку на конкурс свои предложение от имени этих же производителей предоставили и другие поставщики.

Об этом другие потенциальные поставщики предупредили членов конкурсной комиссии. Сказали, что иностранные производители не делегировали ЧТУП «Белмузпродукт» право участия от своего имени в процедуре закупки и не предоставляли спецификаций со списком оборудования и своими ценами. Вся эта информация, кстати, была подтверждена соответствующими письмами от производителей.

Однако, несмотря на указанную информацию, именно ЧТУП «Белмузпродукт» было выбрано конкурсной комиссией победителем торгов. Впрочем, право конкурсной комиссии выбирать победителя тендера, и это право у них никто не отбирает. Тем более, что вполне могло случиться так, что конкуренты таким образом просто боролись за победу в выгодном тендере. Но вот, что произошло далее, уже не укладывается ни в какие рамки и опровергает указанную версию.

Может тендер лишь прикрытие?

После того, как ЧТУП «Белмузпродукт» было выбрано победителем торгов, с ним были заключены соответствующие договора. Но по непонятной причине в этих договорах почему-то появилось оборудование, которое не значилось в конкурсном предложении. Например, ЧТУП «Белмузпродукт» в своей конкурсной спецификации предлагало поставить оборудование известной марки Yamaha, а в договоре по той же цене фигурирует значительно более дешевый китайский аналог Soundcraft. Аналогично известный бренд Summit был заменен на DBX, и так далее.

Другое не менее важное условие - срок поставки, тоже был изменен, правда, не сразу. Так договор на поставку звукового оборудования был заключен 14 сентября 2012 года. Согласно условиям конкурса, в договоре было оговорено, что ЧТУП «Белмузпродукт» должно поставить оборудование в течение 60 дней с даты авансового платежа. Однако 26 октября 2012 года с победителем торгов заключают дополнительное соглашение к договору. Согласно ему поставка дробится на партии, а общий срок всех поставок составляет уже 60 дней, но только рабочих. Кроме того, исчисляться он уже начинает с даты подписания допсоглашения.

Аналогично поступили и с договором на поставку и монтаж постановочного освещения, который был заключен 23 октября 2012 года. Согласно условиям конкурса, в договоре было оговоре, что ЧТУП «Белмузпродукт» должно поставить оборудование в течение 60 дней с даты авансового платежа. Однако через три дня, 26 октября 2012 года, с победителем конкурса заключается дополнительное соглашение, согласно которому, общий срок всех поставок по договору продлевается до 60 рабочих дней с даты заключения допсоглашения.

Что не маловажно. Условия оплаты по обоим договорам – 100% предоплата, в то время как конкуренты по тендеру предлагали поставки на условиях отсрочки платежа, правда, по реальной цене, которую им предоставили производители.

Исходя из выше сказанного, напрашивается вполне логичный вопрос: Зачем нужно было проводить тендер, если сразу после него меняются ключевые условия для победителя -- спецификация, стоимость, марка оборудования, а также сроки поставки? Или может кому-то тендер нужен был лишь в качестве прикрытия, чтобы привести на контракт нужную фирму?

Итак, кто же закапывает в Беларуси культурные деньги? Пока мы не даем ответ на этот вопрос, хотя у нас есть еще много интересных фактов о реконструкции Национального академического театра им.Я.Купалы. Мы пока предлагаем дать ответ на этот вопрос тем лицам, кто действительно уполномочен это делать.

Информация к размышлению

Вся предоставленная в статье информация доведена до сведения заместителя министра культуры Виктора Кураша, который курирует вопросы строительства и реконструкции объектов министерства, но он пока не реагирует.

Мясникович пока не курсе дела, хоть и был 22 декабря на объекте. Но если он захочет, то узнает значительно больше, чем написано в данной статье.

Интересно, как они теперь поступят?

поделиться

Новости по теме

    Культурные строители спрятали концы вводу?

    Экономический суд Гомельской области возбудил дело о банкротстве компании, которая в последнее время играла одну из ключевых ролей в реконструкции культурной недвижимости Беларуси. Именно ей в последние годы чиновники отдавали самые жирные тендеры.подробности

Новости партнёров