Запрещенный в Беларуси фильм показали в Нью-Йорке

Олег Сулькин, "Голос Америки"

В Нью-Йорке 4 марта завершает работу новый кинофестиваль "Первый фильм", начавшийся 1 марта. В конкурсной программе – 12 фильмов режиссеров-дебютантов из разных стран.

Ретроспективная программа включает дебютные фильмы ныне известных мастеров. Предполагается, что почетный приз имени Джона Хьюстона вручит режиссеру Даррену Аронофски ("Черный лебедь", "Знак Пи", "Реквием для мечты", "Борец") Мартин Скорсезе. Штаб-квартирой фестиваля стал исторический клуб Players в Грамерси-парке, основанный Эдвином Бутом, Марком Твеном и Джоном Сингером Сарджентом.

В конкурсной программе показывается художественный фильм из Беларуси "Выше неба". Это история 20-летнего минского рок-музыканта Никиты, которому врачи сообщают, что у него диагностирован ВИЧ. Любимая девушка его бросает, от него отворачиваются друзья по группе, его "выдавливают" из университета, родители обвиняют парня во всех смертных грехах...

На мировую премьеру в Нью-Йорк, как сообщил "Голосу Америки" сотрудник дирекции фестиваля Гэри Спрингер, организаторы пригласили режиссеров фильма Андрея Курейчика и Дмитрия Маринина. Но по не зависящим от них обстоятельствам приехать они не смогли.

Как отмечается в программке фестиваля, Дмитрий Маринин получил образование в Белорусской академии искусств, где изучал режиссуру драмы. Он поставил более десяти фильмов и телепроектов. Андрей Курейчик имеет юридическое и журналистское образование. Автор более 25 пьес, поставленных в нескольких странах. Работал на телевидении в Минске. Написал сценарии к популярному комедийному франчайзу "Любовь-морковь", сделавшему рекордные сборы в российском кинопрокате.

С Андреем Курейчиком по телефону побеседовал корреспондент "Голоса Америки" Олег Сулькин.

- Андрей, представьте, пожалуйста, вашу новую картину.

- "Выше неба" – первый независимый белорусский фильм, наверное, за последние десять лет. Кинематограф Беларуси контролируется государством. Из-за цензурных и финансовых проблем снимать независимое кино не представлялось возможным. И только в прошлом году, буквально чудом, нам удалось снять белорусский полнометражный независимый фильм. Мы рады, что он попал в программу нью-йоркского кинофестиваля первого фильма.

- Почему, несмотря на приглашение, вы не смогли приехать на фестивальную премьеру?

- К огромному сожалению, режим господина Лукашенко умудрился настолько испортить отношения с США, что у нас сейчас нет американского посла, не работает консульская служба. Штат американского посольства по инициативе белорусских властей сокращен настолько, что некому выполнять консульские функции, и из-за этого нет возможности получить американскую визу в Минске. Мы были вынуждены отказаться от поездки в Нью-Йорк, хотя очень хотелось представить наше кино.

- Вообще кинопроизводство в Беларуси существует? Выпускаются фильмы?

- Остался советский монстр "Беларусьфильм", который на сто процентов принадлежит государству и делает, в основном, идеологическое кино – фильмы о войне и фильмы, комплиментарно отображающие нынешнюю белорусскую действительность. Они не пользуются успехом ни у зрителей, ни у фестивалей из-за откровенно пропагандистской направленности. Мы же пошли по другому пути и получили массу проблем. Нам не разрешили выпустить "Выше неба" в кинотеатрах, мы не смогли получить на него прокатное удостоверение, он не был показан по телевидению. На территории Беларуси фильм оказался запрещенным.

- Как и где вы снимали картину?

- Мы снимали в Минске и исключительно с белорусскими актерами. Нам удалось получить финансирование от международных организаций, в первую очередь, от Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией и Программы развития ООН в Беларуси (ПРООН). Правда, когда фильм подвергся цензурному запрету, эти уважаемые организации нам не смогли помочь (По данным ряда белорусских сайтов, между съемочной группой и заказчиками проекта в лице ПРООН возник конфликт, и полнометражная версия фильма не утверждена заказчиком – О.С.).

- Фильм ни разу не показывался в Беларуси?

- Официально – ни разу. Мы провели большое количество "квартирников", то есть частных показов, как это бывало в советские времена. Его посмотрели представители разных политических партий, творческая интеллигенция, музыканты. У нас снимались многие рок-музыканты, которые входят в «черные списки» господина Лукашенко, то есть им запрещено выступать с концертами на территории Беларуси, и их песни запрещено исполнять другим артистам.

- В вашем фильме политика не затрагивается, внимание сфокусировано на судьбе музыканта, у которого обнаружен ВИЧ. Почему же, по-вашему, фильм запретили?

- Мы не ставили целью делать политическое кино. Хотели показать конфликт поколений, существующий в Беларуси, – старшего поколения, служащего системе, и младшего поколения, бунтарей, которые хотят развивать белорусский язык и национальное музыкальное искусство. Дискриминация носителей ВИЧ – реальная проблема для нашей страны. К ним относятся как к зачумленным. С другой стороны, идея фильма в том, что в современной Беларуси нужно стать по-настоящему отверженным, чтобы обрести желанную свободу. Наш молодой герой, у которого обнаружен ВИЧ, вступает в конфликт с семьей, университетом, друзьями по рок-группе, но постепенно обретает силу и становится примером для молодежи.

- Как вы делили режиссерские обязанности с Дмитрием Марининым?

- Я писатель, автор сценария, и моя функция – чтобы были правильные акценты. Дмитрий – профессиональный театральный и кинорежиссер. Он был вынужден покинуть Беларусь и только для этого проекта вернулся в Минск. Я очень доволен этим сотрудничеством, как, думаю, и Дмитрий тоже.

- Будучи коммерчески успешным сценаристом, считаете ли вы этот проект для себя принципиальным?

- Я ощущаю себя белорусским драматургом и режиссером. Если раньше для меня был особенно важен международный успех моих пьес и сценариев, то сегодня мне важно отразить белорусскую действительность. Эта последняя несвободная страна в Европе требует особого внимания. Здесь происходят процессы возрождения советских идей и канонов, часто в каких-то извращенных формах. С другой стороны, белорусы – удивительный народ с удивительной ментальностью и удивительной культурой.

- Лет семь назад я пытался получить телефонное интервью у Виктора Дашука, известного белорусского документалиста, его два фильма тогда показывались в Нью-Йорке. Он сначала согласился, а потом отказался, сказав, что хочет себя обезопасить и сослался на принятый в Беларуси закон о наказании за оскорбление властей. Сегодня выступать с критикой власти менее опасно?

- Я человек другого поколения, чем Виктор. Если уж прижмет, то я просто уеду куда-то. Не хочется заниматься дурацким обличительством, то констатировать ситуацию необходимо, в первую очередь, для белорусской молодежи.

- Год назад я интервьюировал белорусского драматурга Николая Халезина. Он дал понять, что необходимо усиливать оппозиционную власти Лукашенко культурную активность вне Беларуси. В этом ему, вероятно, видится главный путь развития национальной культуры. А вам?

- Это естественно для него как для политического беженца, который не может ничего делать внутри Беларуси. Я считаю наоборот. Прежде всего, важно пробудить белорусские умы внутри страны. Мы принципиально снимали в Минске, мы показывали тех людей, которых белорусская молодежь знает и любит. Искусство может существовать при любых режимах. Художник должен делать свое дело при любых правителях. Наш голос будет звучать всегда. Никая диктатура не может остановить настоящее искусство.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров