Молодость Беларуси

Руслан Горбачев, "Салідарнасць"

Члены правительства БНР в 1918 году: (слева направо, сидят) Алесь Бурбис (консул БНР в Москве), Ян Середа, Язэп Воронко (председатель), Василь Захарко; (стоят) Аркадий Смолич, Петр Кречевский, Кастусь Езовитов, Антон Овсянник, Лявон Заяц

Всматриваюсь в редкие фотокарточки отцов БНР. Перед глазами молодые люди, которым придется дорого расплатиться за смелость.

Вот они выходят днем 25 марта 18-го из дома на Серпуховской – ныне Володарского – после принятия третьей Уставной грамоты о провозглашениии независимости Белорусской Народной Республики. А хто там ідзе? Члены Рады и первого правительства БНР.

Главе Народного секретариата Язэпу Воронко 27 лет исполнится только на днях. Томашу Грибу – всего 23, Кастусю Езовитову – 24, Аркадию Смоличу – 26, Лявону Зайцу – 28, Палуте Бадуновой – 32. Идеологу и вдохновителю Антону Луцкевичу пока 34. Чуть постарше Ян Середа, Василь Захарка и Петр Кречевский, которым по 38-40.

Они на весь мир сказали, что Беларусь – независимая страна. Они молоды, а молодость – смелая, молодость – отчаянная. У них воодушевление от сделанного и того, что еще предстоит сделать. Забыта долгая ночь споров, грудь распирает от гордости и надежды.

Старики с высоты своего возраста снисходительно смотрят на отчаянные поступки молодых, понимая, что ничего у тех не получится и их усилия не имеют смысла. Но спокойным и честным перед собой можно остаться только в одном случае: если ты когда-то давно тоже пытался. Эти люди на Серпуховской верили в ничтожный шанс, старались изо всех сил. Они – молодость Беларуси.

Их едва наберется несколько десятков, уже практически завтра будет война, и их раскидает по миру. И не будет ежегодных встреч, парадов на круглые даты независимости БНР… Потому что и государства такого не будет. Страну разделят, и две хищные птицы, слетевшие с гербов соседних огородов, почувствуют себя здесь хозяевами.

Многие из отцов БНР будут вынуждены бегать из страны в страну, и не смогут понять тех, кто счастлив в беспамятстве. За окном Вильня, Ковно, Рига, Прага, Чикаго. Вокруг один вопрос – зачем? Но вот он (Петр, Василь, Томаш, Язэп) – один из них – упорно стучит на печатной машинке, чтобы вывести одно общее для всех слово: Беларусь, Беларусь, Беларусь.

Многие жить вне страны не смогут и вернутся в большевистскую БССР, где будут как на ладони. Увольнения, первые и вторые аресты, этапы, высылки, и, наконец, расстрелы. Чужие места и могилы: Антон Луцкевич и Вацлав Ластовский – Саратов, Аркадий Смолич – Омск, Лявон Заяц – Уфа. Палуту Бадунову и Кастуся Езовитова расстреляют в Минске.

Ян Середа – первый председатель (президент) Рады БНР – выйдет из лесоповального лагеря в Красноярском крае в ноябре 43-го. Выйдет стариком, пережившим в Краслаге голод и болезни, но едва помнящим того Яна, которым был раньше.

Вновь мороз и голод вокруг, и тут уж не до бывшего политзека, которому некуда ехать. Ему хотя бы дойти до угла в бараке. И ни памятника, ни улицы даже через много лет в независимой стране, которая так и не знает, пережил ли он ту зиму.

…Весна и молодость были в Минске 25 марта 18-го.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров