Белоруска с "Фабрики звезд" Дакота: Я счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке


Белоруска с

Белоруска с Многие помнят ее как участницу "Фабрики звезд". 17-летняя девушка в эфире российского Первого канала кричала: "Не жрите мясо! Слушайте рок!" С тех времен в жизни Риты Дакоты многое изменилось, впрочем, как и она сама, но об этом мало кто знает. Сейчас она живет в Москве, пишет песни для популярных российских исполнителей и саундтреки к фильмам и сериалам. А не так давно она собрала группу, где является фронтвумен, и вовсю пытается сама продвигать ее. Onliner.by поговорил с Дакотой о жизни на "Фабрике", о российском шоу-бизнесе, о том, сколько стоят ее песни и почему она не живет в Минске, а только приезжает сюда в гости.

* * *

Моя история попадания на "Фабрику звезд" отличается от всех остальных историй. Как правило, люди, которые приходят туда, мечтают попасть в российский шоу-бизнес со всеми вытекающими из этого последствиями, поэтому серьезно готовятся. Я же попала совершенно случайно. Приехала пробовать свои силы не как певица, а как автор. У меня была цель: добраться до московских продюсеров и отдать им диски со своими песнями. Я хотела продать их не за $200, как это было в Минске, а подороже. Чтобы дойти до заветной двери, за которой сидели большие дяди типа Кости Меладзе, мне нужно было пройти все отборочные туры как участнице.

У меня не было ни заготовленных песен, ни костюмов. Как спала в машине — в кедах, в рваных джинсах и ненакрашенная, — так и пришла на кастинг.

"Фабрика звезд" не была переломным моментом в моей жизни. Она не была моей целью и тем более мечтой. А то, что я туда попала, всего лишь помогло мне закрепиться в Москве, познакомиться с людьми, с которыми я сейчас работаю, и показать себя как автора, который пишет клевые песни. Этот проект позволил мне остаться в городе, где больше возможностей для реализации моей музыкальной мечты.

Как человека проект меня никак не изменил, но дал понять, кем я не хочу быть. Побывав в центре событий на главном российском федеральном канале, я поняла, что совершенно этого не хочу. Сейчас я очень счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке.

Белоруска с "Фабрики звезд" Дакота: Я счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке


Попав на "Фабрику" без связей, родственников и денег, я понимала, что это гигантское счастье, поэтому не рассчитывала ни на какую победу. По окончании первой недели было понятно, кто выиграет, кто какое место займет, кто блатной, а кто нет. Когда подписывала контракт, не ожидала, что все будет так цинично и нечестно.

На "Фабрике" я поняла, что все другие. То, что ты видишь по телику, — это не то, что есть в реальности. Например, я никогда не восхищалась Софией Ротару. Понятно, что 15-летняя девочка, которая катается на скейте, любит других исполнителей. А когда познакомилась с ней, поняла: она потрясающая, от нее исходит столько добра, любви, энергии и желания помочь тебе…

Будучи маленькой, была уверена, что музыканты кайфуют от того, что делают, и искренне верят в свои песни. Но оказалось, что все коммерчески успешные коллективы, которые мы видим на российских каналах, как правило, отчетливо знают, что это бизнес, и относятся к этому очень холодно и расчетливо. За время на "Фабрике" я не встретила ни одного артиста, который реально и искренне занимался бы тем, чем ему хотелось. У всех у них есть музыка, которую они хотят исполнять, но не делают этого, потому что у них уже есть некий образ.

Сейчас есть Рита Дакота — вокалистка рок группы Monroe, а есть Рита Дакота — автор песен популярных исполнителей. Я пишу музыку всем: начиная от "фабрикантов" — Зары, Насти Кочетковой, финалистов проекта "Голос" — и заканчивая топовыми артистами, например Елкой. Одну песню сочинила белорусской певице Ирине Итейре. Инна Афанасьева звонит мне, когда приезжает в Москву, тогда я ее "выгуливаю" [смеется — прим. Onliner.by] по своим любимым местам. Но песен для нее не пишу.

Были случаи, когда я задорого продавала саундтреки к фильмам, а иногда отдавала совершенно бесплатно, когда мне очень хотелось слышать свою музыку на титрах низкобюджетного артхаусного кино. И тут не в деньгах дело. Московские бизнесмены учили меня: "Рита, никогда не продавай что-то, продавай время!" Я не могу назвать определенный прайс, все зависит от сложности работы и от того, насколько мне самой интересно.

Ко мне очень часто приходят именитые продюсеры с такими разговорами: "У меня есть знакомый олигарх, и его жена хочет петь. Поэтому давай сделаем ей альбом за 70 тысяч евро". За неинтересные проекты я не берусь ни за какие деньги.

Меня очень часто спрашивают: "куда ты пропала после „Фабрики звезд“?", "почему ты не используешь раскрученный бренд „Дакота“?", "почему не зарабатываешь на корпоративах бабло, когда есть возможность?", "почему ты не работаешь с культовыми продюсерами, которые тебя звали?". Я хочу объяснить этим людям, что Дакота — это не бренд, это мое имя. Я не продаю картошку [смеется — прим. Onliner.by], я музыкант и хочу делать музыку. А если она будет собирать народ, то я не умру от голода. Задачи продать продукт у меня нет, я к музыке отношусь по-другому.



Группа Monroe играет "припанкованный рочок", а возможно, поп-панк или панк-рок. Не люблю вешать ярлыки, поэтому не могу точно определить. Все музыканты моей группы когда-то были участниками культовых рок-коллективов, которые формировали в свое время сцену панк-рока в России: "Тараканы", Double Fault, "Веселый Роджер", Spitfire.

Мы начали делать свою музыку с уверенностью в том, что она не пройдет тему "формата". Однако первый клип взяли все топовые российские телеканалы. Записали альбом в Питере на культовой студии "Добролет" с Андреем Алякринским, где делали свои записи "ДДТ", "Сплин", "Ленинград", Tequilajazzz. Пластинка получилась совершенно уникальной для России. Это западный мейнстримовый рок, только на русском языке.

На презентации в Москве люди орали песни с нашего альбома, который еще не вышел. Для нас это было непонятно. Откуда?

Группа Monroe — это я. Ее песни — это я. Если людям не нравится моя музыка, значит, им не нравлюсь я.

Я всегда хотела быть в группе. У меня никогда не было мечты под мини-диск в шикарном платье на каблуках исполнять поп-хиты. В этом случае я буду более несчастным человеком, чем играя в группе, будучи менее востребованной и зарабатывая меньше.

Белоруска с "Фабрики звезд" Дакота: Я счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке


Наши "биливеры" [участники группы Monroe так называют своих фанатов — это люди, которые в них верят — прим. Onliner.by] развернули целую войну с одним телеканалом, чтобы наш клип остался в ротации, а остальные два вылетели. Они ходили с жалобами к руководству, заспамили им всю почту, добрались до программного директора и добились-таки своего.

Нам звонят организаторы фестивалей, концертов и говорят почти одно и то же: "Господи, что у вас за фанаты? Эти люди звонят и кричат „привезите Monroe!“ или „а когда концерт Monroe? билеты уже продаются?“".

С белорусским музыкальным рынком вообще не сталкиваюсь и не знаю его. А вот российский сегодня очень сильно меняется. Раньше я и подумать не могла, что получится записать настоящую панк-песню и снять на нее клип, который будут крутить на топовых музыкальных каналах. Сегодня это возможно! В Москве много групп, которые собирают на "сольниках" по 4 тыс. человек, их вообще нет в массмедиа, кроме интернета. Мне доводилось общаться с продюсерами и менеджерами артистов, которые мелькают на всех федеральных каналах и обложках журналов, а концертов у них нет. Эти люди, которых все знают, на сольные концерты по билетам собирают 15 человек.

Если едешь по Беларуси, можно услышать роковые группы по радио, в России — нет. Там есть две роковые радиостанции: на "Нашем радио" крутят русский рок девяностых, а на радио "Максисмум" — 70% западной музыки. Нет площадок для продвижения подобных групп, поэтому все потихоньку сарафанным радио продвигаются в интернете.

Белоруска с "Фабрики звезд" Дакота: Я счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке


В российском шоу-бизнесе есть люди, которые верят и реально думают, что они дружат друг с другом. У меня есть знакомые, которые считают, что Филипп Киркоров их друг, потому что пришел к ним на презентацию и сфотографировался с ними в обнимочку. Они звонят артистам, которых видели пару раз на съемках или тусовках, и приглашают на свои дни рождения. На самом деле это очень одинокие люди, у которых, кроме шоубиз-тусовок и работы, больше ничего нет.

В продюсерском центре Макса Фадеева работают одни белорусы, с которыми я очень дружу. Мы часто собираемся вместе, устраиваем "бульба-пати": жарим драники и играем в игры.

Белоруска с "Фабрики звезд" Дакота: Я счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке


В Минске меня дико бесит езда по городу. Люди передвигаются очень медленно и создают пробки там, где в Москве была бы самая зеленая дорога. В Минске свободные дороги, зеленые светофоры, но все плетутся как черепахи. Люди в Москве быстро ходят, быстро ездят, быстро разговаривают и быстро едят фастфуд.

Я ночной человек, и мне важно, чтобы ночью я могла сделать все то же, что и днем. В Минске это невозможно! Попить кофе можно в трех заведениях, положить деньги на телефон нереально, кухня в заведениях закрывается в десять вечера, последний сеанс в кино — в девять вечера. В Москве даже маникюр можно в два часа ночи сделать.

В Минске все люди одинаково бедны, все относительно одинаково зарабатывают и у всех одинаковые возможности съездить отдохнуть. Нет такого, что едет Bentley, а рядом — грязная "девятка" с голодными бабушкой и дедушкой. В Москве это сплошь и рядом. Зато там грязно и все ненавидят друг друга.

Белоруска с "Фабрики звезд" Дакота: Я счастлива, что мне удалось уйти из шоу-бизнеса и при этом остаться в музыке


Я не верю в награды, премии, статуэтки, тарелки, обложки и медийность — это все шелуха. Если на твои концерты приходят люди, значит, ты чего-то стоишь. Я делаю музыку не для тусовки и шоу-бизнеса, я делаю ее для людей.

Фото: Влад Борисевич

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров