Сокращения в сфере культуры: тактика без стратегии

Вадим Можейко, "Белорусские новости"

Коллегия Министерства культуры приняла решение об оптимизации организаций сферы культуры. Почему оно было принято, как исполняется и к чему приведет?


Часть большой кампании

Первая реакция общественности и негосударственных СМИ на решение № 189 была предсказуемой: плохие власти опять обижают культуру, за ее счет пытаются решить экономические проблемы, продолжают наступление на национальную духовность.

Между тем кадровые сокращения, предусмотренные решением Минкульта, являются лишь составляющей реформы системы государственного управления, так или иначе проводимой в Беларуси.

Еще в декабре 2011 года на съезде БРСМ Александр Лукашенко заявил, что "даже система власти и устройство нашего общества не должны быть застывшими, ибо наступит застой, как это было в истории нашей большой страны". После президент не раз возвращался к этой теме, была сформирована государственная комиссия по реформированию органов госуправления. Но в итоге замыслы свелись к довольно банальным вещам, коснувшимся, что логично, и сферы культуры.

Во-первых, на уровне всех исполкомов и городских администраций страны изменилась структура отделов (управлений, главных управлений). В частности, были слиты воедино подразделения, занимавшиеся вопросами культуры, идеологической работы и работы с молодежью. Безусловно, такая идеологизация не может идти культуре на пользу, к тому же создана ситуация двойного подчинения новых отделов, что также не добавляет порядка работе госорганов.

Во-вторых, реформа привела к механическим сокращениям количества госслужащих на 20-25%. В ряде ведомств увольняли прежде всего тех, кого легче было уволить. Часто сокращали просто вакансии.

Решение коллегии Минкульта №189 является логичным продолжением реформы госуправления по всей стране. Никакого специфического желания властей сократить именно сферу культуры здесь не просматривается.


Кому повезло, а кому нет

Согласно тексту решения коллегии Минкульта, во всех подчиненных ему учреждениях сокращение составит 20%, в Институте культуры Беларуси — 30%, в литературных музеях Янки Купалы и Якуба Коласа — по 25%, в Национальном художественном музее — 5%. Не коснутся сокращения профессорско-преподавательского состава, музея истории Великой Отечественной войны и Национального оркестра симфонической и эстрадной музыки.

]С чем связана такая специфика?

Сокращать преподавателей вузов среди учебного года, когда уже сверстаны учебные планы и набраны студенты, было бы просто невозможно. То же относится и к оркестру: радует, что чиновники еще осознают невозможность 20-процентного сокращения оркестра за счет, например, всех струнных инструментов.

Судя по информации, полученной от работников музея Великой Отечественной войны и Национального художественного музея, им повезло благодаря влиянию руководителей этих организаций, отстоявших свои кадры на высоком уровне.

Что касается региональных организаций, то министр подчеркивал, что "сокращение численности работников будет происходить только по усмотрению руководителей учреждений культуры и будет касаться не творческих людей, а аппарата". Причем, по словам министра, "подход к сокращению служащих тоже может быть разным". Он привел пример: в Гродно в музее сократили некоторое количество смотрителей, а вместо них повесили в залах видеокамеры.

Как удалось выяснить, схема исполнения решения № 189 на местах примерно такова: недавно объединенные отделы идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкомов получили по почте просто текст приказа "такой, как он есть в интернете, без каких-то приписок". И уже на районном уровне принималось решение о том, кого же и где будут сокращать.

Например, в одном из районов решили сократить работников библиотечной сферы. В целом такая децентрализация принятия решений выглядит достаточно эффективно: на местах руководители лучше знают специфику и способны принять более разумное решение. Что, впрочем, не исключает лоббизма.


Настоящей реформы не получилось

Можно констатировать, что по крайней мере на нынешнем этапе преобразования в сфере культуры проходят логичнее, чем в ряде других сфер. Но в целом видны неэффективность, скомканность реформы.

Те системные изменения, которые предлагались, например, НИЭИ Минэкономики и рассматривались на закрытых заседаниях госкомиссии, в итоге так и не были приняты. Процесс свелся к небольшим перетасовкам в исполкомах, механическому сокращению госслужащих (сфера культуры здесь как раз позитивно выделяется хоть какой-то логикой) и к увеличению зарплат чиновников (в первую очередь — начальников).

Согласно большому исследованию реформы госуправления, проведенному "Либеральным клубом", можно констатировать ее достаточно неутешительные результаты.

Во-первых, это снижение эффективности и управляемости. В ходе реформы были сокращены сами госслужащие, но не их функции и объемы работы, так что нагрузка на работников возросла. А реформы на уровне структуры исполкомов привели к ситуации с еще одним двойным подчинением (в частности, объединенных отделов), что также не упорядочивает и не упрощает систему.

Во-вторых, реформа не оправдала ожидания многих чиновников в плане улучшения материального положения. В опросах и интервью, проведенных "Либеральным клубом", чиновники высказывали опасения, что в ближайшее время может начаться вторая волна увольнений, теперь уже добровольных, так как многие (и в первую очередь — самые способные работники) недовольны последствиями реформы для их кармана и не видят причин надеяться на улучшение ситуации в ближайшее время.

Для сферы культуры, учитывая ее и так невысокие зарплаты, это может стать еще большим вызовом. Да, министр подчеркивал, что после сокращений зарплаты увеличатся, так как фонд заработной платы остается неизменным. Впрочем, то же обещали и всем другим госслужащим, но многие разочарованы. Остается ждать и смотреть, как же изменятся зарплаты работников культуры. Как напомнил министр Борис Светлов, пока заработная плата по отрасли составляет 62% от среднереспубликанской.

В-третьих, вызывает опасения усиление клановости/кумовства/лоббизма, проявившееся в реформе. Как можно наблюдать, в сфере культуры присутствуют схожие тенденции. Полностью оценить этот фактор и его влияние на конечный результат можно будет после региональных сокращений, которые пока только начинаются.

Впрочем, любые тактические шаги не дадут сильного эффекта в ситуации, когда отсутствует четкая стратегия в виде государственной политики в сфере культуры. Ее принятие запланировано в проекте Кодекса о культуре, однако неясно, кто же и когда этим займется.

Сегодня даже неплохое (на фоне других направлений) приложение реформы системы госуправления к культуре не сможет вдохнуть в отрасль новые силы при отсутствии столь необходимых системных реформ.

Новости по теме

Новости других СМИ