Исполнитель главной роли в "Авеле": Если вам то-то не нравится, не ропщите

Анастасия Лукьянова / TUT.BY

Актер из Германии, лицо немецкого канала RTL, Евгений Шмарловский играет одного из двух братьев в национальном кинопроекте "Авель". Артист рассказал TUT.BY, какое напутствие ему дал великий клоун Олег Попов, о хорошем минском сервисе и об изменениях, произошедших в белорусах.

- "Авель" - национальный проект. Что для вас это значит?

- Я не обязан что-то вкладывать в это понятие. Я артист: сегодня здесь, завтра там, послезавтра – еще где-то. Единственное, что можно сюда вложить, это то, что у меня белорусские корни. Мой прадед приехал сюда из Польши, здесь родился мой дед и отец.

- В чем для вас вызов в фильме как для актера? Как вы готовились к роли, вникали в характер персонажа?

- Я не вдавался в анализ политической обстановки, потому что я этим не занимаюсь в принципе нигде. Я аполитичный человек. Мне важнее мой микрокосмос, мир, где я живу. Если я смогу его сделать лучше, все будет нормально. Поэтому я не изучал никакие события в Беларуси, хотя и слышал о них в новостях. Но подобное происходит во многих странах. Мне кажется, люди просто не тем занимаются. Мы тыкаем в кого-то пальцем и говорим, что он не прав, но забываем посмотреть на себя. Мне кажется, было бы лучше, если бы каждый думал о том, что он лично делает для того, чтобы было хорошо.

В этой роли мне важно было другое. Я много раз читал сценарий, пытался понять эту историю, найти назидательную суть, которая задавала бы мне вопросы. Я должен был найти зерно истории, суть конфликта и понять, кто мой герой. Для меня конфликт двух братьев – первичный конфликт всего общества. Успешные и неуспешные, богатые и бедные, счастливые и несчастные, довольные и недовольные. Кто-то кому-то завидует, кто-то кого-то ненавидит за что-то, мы вечно не можем поладить друг с другом. Для меня было важно понять, кто мой герой, почему он так себя ведет, чего он хочет добиться, куда прийти. Я копался в Писании, читал Тору, даже исламские источники - искал все, что можно было найти на эту тему.

- У вас роль Авеля? У вас типаж Авеля, а у вашего партнера Руслана Чернецкого – Каина: внешность, голос, рост. Можно предположить...

- Не хочу ничего раскрывать преждевременно. Мы показываем противоречие. Человек с внешностью Авеля может стать Каином, и наоборот. Все мы периодически сменяем один образ на другой. Иногда мы выглядим как невинные овечки, но творим такие вещи, которые никто от нас не ждет. Мы хотим по-своему взглянуть на этот конфликт.

- Как вам работается с режиссером? Какие задачи перед вами стоят?

- С Уильямом Девиталем очень комфортно работать. Он очень спокойный, рассудительный человек. Конечно, очень важна субординация. Но вообще сейчас рано об этом рассуждать, потому что мы сняли только треть фильма. По сценарию происходит много событий, поэтому мы не всегда взаимодействуем с режиссером. Я не могу сказать, что мы много общались.

- Олег Попов очень тепло к вам относится и часто дает напутствия. Какое дал в этот раз?

- Он мне сказал, что не любит боевики и что важна личность моего персонажа. "Твой персонаж должен быть настолько ярким, чтобы его можно было узнать по его тени". Я еще тогда спросил, как это возможно. Он ответил, что я могу узнать по тени Чарли Чаплина, его самого, и надо, чтобы и меня узнавали по тени.

- Вы лицо канала RTL. Известно, что одно из препятствий для русскоговорящих актеров устроиться где-либо на работу по профессии за границей – это язык и акцент. Можно сказать, вы счастливое исключение.

- Я вырос в Германии, живу там с 13 лет, ходил в школу. Мне повезло, что у меня есть способности к языкам. Поэтому языкового барьера просто не существует. Мой прадедушка по линии матери работал в цирке. Я толком не знаю, был он гимнастом, эквилибристом или комиком. У нас есть старые фото, где он стоит в стойке на руках у партнера. Видимо, он работал в нескольких жанрах. Он пропал без вести на войне, и о нем мало что известно.

Мой отец и мать продолжили традицию и выступали в цирке. Встретились где-то в Сибири или на Урале, где-то далеко. Папа закончил клоунскую студию в Москве, а потом ГИТИС (по профессии он режиссер). Сначала отец работал клоуном. Когда стажировался, выходил и к Никулину с Шуйдиным в репризы, и к Олегу Попову. Несколько лет выступал с клоунским квартетом, а потом создал свой собственный номер. У него была комическая иллюзия с животными: норковую шубу надевали на девушку из зала, и по щелчку хорьки спрыгивали с шубы и разбегались. Это был уникальный номер, единственный в мире. В 1986 году отец выступал на фестивале в Монте-Карло.

Я вырос в цирке. Сколько я себя помню, я на манеже, репетициях, среди артистов. В 6 лет я вышел на манеж с клоуном, это было мое первое выступление. Чтобы дети не слонялись по цирку, артисты занимались с нами всеми жанрами: гимнастикой, акробатикой, жонглированием.

Я жил в Беларуси, когда был маленький. В советское время родители ездили за границу, и тогда нельзя было брать с собой детей. Поскольку у нас много родственников в Беларуси, меня оставляли с тетей, дядей.

Исполнитель главной роли в "Авеле": Если вам то-то не нравится, не ропщите

Фото предоставлено компанией "Нонстоп медиа"

- Вы чувствуете себя белорусом?

- Я не могу однозначно ответить, но что-то я чувствую. Я постоянно сюда возвращаюсь. В России я не был лет 20, и меня туда не тянет, хотя у меня там есть друзья. Мы с детства дружим с братьями Запашными, и Эдгар постоянно зовет меня в гости. В Беларусь я постоянно возвращаюсь, это происходит само собой. Когда я приехал сюда в сознательном возрасте в первый раз в 2010 году, я снова переживал детские ощущения, у меня была ностальгия. Я творческий человек, восприимчивый, и моей душе здесь хорошо.

- Какой вы увидели сейчас Беларусь?

- Я пробыл здесь месяц. Очень важно наблюдать за людьми, их образом жизни. Когда я работал здесь клоуном в минском цирке, я этого не делал. Я приехал из Европы, очень долго не был на постсоветском пространстве и вообще не представлял, как здесь люди живут, что происходит. Это была огромная ошибка, потому что мой репертуар, юмор был заточен под европейского зрителя, людей с совершенно другими проблемами, взглядами на жизнь. Меня никто не понимал, я выходил на манеж, что-то делал, а люди смотрели на меня с недоумением. Надо было изучить жизнь людей в этой стране, узнать, чем они интересуются, что их радует, печалит.

Когда я приехал сюда во второй раз, постарался не повторять эту ошибку. Я много хожу по улицам, люблю сидеть в кафе и просто смотреть на людей, люблю наблюдать за людьми в метро. Я все время смотрю в их лица, анализирую. Создается впечатление, что белорусы замкнутые и неулыбчивые. Но мне показалось, что есть прогресс. В 2010-м я почувствовал очень тяжелое настроение в народе. Мне казалось, что все люди тяжелые, неулыбчивые, грубые. Я пошел в первый раз в метро покупать жетон и сказал кассирше: "Я гость столицы, приехал из Германии и не знаю, где я и как попасть туда, куда мне надо". Она мне резко ответила: "Вон карта". Я был в шоке, не понимал, что я сделал не так. Когда я вернулся домой, облегченно вздохнул. Прошло 3 года, я вернулся и заметил, что что-то поменялось. Нет того груза, хмурости. В данный момент я чувствую себя гораздо лучше, чем тогда, более органично.

Ехал в такси, и как только водитель узнал, что я из Германии, начал жаловаться, как здесь плохо и как хорошо там. Я слушал-слушал и потом сказал: "Хватит роптать. Вы там не жили и не знаете, хорошо там или нет. Если вам то-то не нравится, не ропщите, а думайте, как здесь сделать жизнь лучше". В Германии все слишком материально, я чувствую, что меня будто погоняют. А здесь я, как в оазисе, отдыхаю душой.

Исполнитель главной роли в "Авеле": Если вам то-то не нравится, не ропщите

Фото предоставлено компанией "Нонстоп медиа"

- Минск для вас европейский город или постсоветский?


- Он мне видится больше европейским. Мне есть с чем сравнить, я объездил всю Европу. Минск может конкурировать с некоторыми европейскими городами. Мне импонирует культура Беларуси. Я хожу в театры и получаю от этого огромное наслаждение. Мне приятно было видеть, что залы театров полные. Мне нравится, что в общественном транспорте пожилым людям уступают место. У нас никому никогда не уступают места, просто нет такой культуры. Я чувствую себя в Германии более инородным телом, чем здесь.

- Что вас удивило в Минске?

- Мы часто с компанией ходили по разным кафе, и я был поражен креативностью подхода. Я не помню столько красивых мест в Европе, где можно просто посидеть, отдохнуть, где так красиво и уютно. В Минске я могу постоянно переходить из одного кафе в другое, мне везде нравится. Мне очень нравится обслуживание, у вас вежливые официанты. Когда мы с гостями из Беларуси были у нас в кафе, мне было просто стыдно. Во Франции с тобой не будут разговаривать, если ты не говоришь по-французски, и покажут всем видом, что ты здесь неприятен. С немцами то же самое. Им не нравится, когда кто-то разговаривает на другом языке. Это обычное отсутствие культуры. Американцы относятся к иностранцам приветливо, наоборот, просят сказать что-то по-немецки.

Я слышал мнение, что у вас с сервисом все плохо, я совершенно не согласен. И мне не могло просто повезти и встречать лишь приветливых официантов, потому что я здесь постоянно бываю в разных местах.

- Фильм рассчитан не только на белорусского, но и зарубежного зрителя. Чем, на ваш взгляд, он заинтересует зарубежного зрителя?

- Когда человек приходит в кинотеатр, у него есть сложившийся стереотип того, каким должно быть кино. Есть начало, середина, конец, спецэффекты, история любви, драки. Это есть почти во всех мейнстримовских фильмах. "Авель" снимается по мировым стандартам. Человек придет в кино и увидит то, что привык видеть.

- Вы говорите о качестве?

- Да. Я слышал много критики в адрес того, что привлекаются иностранцы. Но надо повышать стандарты. Нет ничего предосудительного в том, чтобы учиться у тех, кто профессиональнее тебя.

Новости по теме

Новости других СМИ