Беларусь через 30 лет: с кнутом пора расставаться

Юрий Зиссер, TUT.BY

Как я писал в предыдущем материале из цикла "Беларусь через 30 лет", "на наемном труде запуганных госслужащих, у которых наказаниями давно отбиты любые желания что-то улучшить, возможность сохранения достигнутого уровня жизни (не говоря о росте) абсолютно утопична".

Причина в том, что в государственном секторе нашей экономики трудовые отношения на полвека отстали от сегодняшнего характера труда. Налицо классическое марксистское противоречие между новыми производительными силами и устаревшими производственными отношениями.

Не стоит думать, что Беларусь уникальна. Проблема встречается во всех странах мира и охватывает предприятия, организации, учреждения, порой всю систему власти многих государств. В равной степени было бы ошибкой думать и о разнице между государственным и частным, провластным или оппозиционным, предприятиями, госорганами или общественными организациями. Следы болезни видны повсюду.

Если отбросить всевозможные оттенки, которыми полна литература по менеджменту, в мире существуют две основные модели управления организацией любого масштаба – от бригады до страны: авторитарная и демократическая. Кнут и пряник. Каждая из них имеет преимущества и недостатки. Идеальной модели управления не существует, каждая хороша применительно к конкретной ситуации.


Достоинства авторитаризма

Преобладающая сегодня в Беларуси авторитарная модель управления является самой древней и будет существовать всегда. Она идеальна при управлении низкоквалифицированным трудом и единственно возможна в критических ситуациях. Беларусь через 30 лет: с кнутом пора расставаться

Авторитарный руководитель организации убежден, что люди не любят трудиться, у них нет честолюбия и при первой возможности они стараются уйти от ответственности. Они ленивы и нелюбопытны. Чтобы заставить работать, необходимо использовать принуждение и угрозу наказания, считает он. Как следствие, такой руководитель стремится максимально централизовать полномочия. Он знает, что подчиненные его ненавидят и боятся, и уверен, что так лучше для дела.

При авторитаризме подчиненные являются подручным материалом, "колесиком и винтиком" системы управления, служащей для быстрой передачи на нижние уровни и исполнения команд одного-единственного человека, возглавляющего всю структуру, будь то бригада землекопов или целое министерство.

У "модели кнута" масса достоинств. Главное из них – простота и чрезвычайная эффективность в краткосрочном периоде. Структура и система власти и ответственности понятны и известны всем. Приказы мгновенно передаются по иерархии и под страхом наказаний эффективно исполняются. В армии или в чрезвычайных ситуациях других методов управления просто нет, иначе война будет быстро проиграна, а пожары и стихийные бедствия успеют нанести огромный ущерб в ожидании, пока демократы начнут коллективно вырабатывать оптимальные решения с привлечением специалистов и опросами.

В мирных условиях авторитаризм отлично работает для управления физическим трудом на низовом уровне – например, в цеху, на земле или в ЖЭС. Руководитель должен обладать компетенцией, чтобы управлять со знанием дела, а также абсолютной властью, подкрепленной широкими возможностями для принуждения и наказаний за неисполнение приказов.

При этом большинство работающих считает отрицательную мотивацию труда единственно возможной, потому что ни в одной организации не встречали ничего другого. Они просто не знают, как может быть иначе.


Горе от ума

Главная ценность авторитарной организации – формальное соблюдение правил, иерархии и выполнение приказов. Поэтому умные люди, не умеющие работать локтями, в авторитарной системе никогда не пробьются наверх. Они останутся на нижних уровнях в качестве безвольных исполнителей, делающих только то, что скажут: ведь работу нужно кому-то делать.

Постепенно из авторитарной организации "выдавливаются" творческие и умные люди. Оставшиеся не понимают, зачем они выполняют ту или иную работу. Труд теряет осмысленность, люди превращаются в тупых безропотных исполнителей. Так происходит деградация персонала. Кстати, это не я придумал, как и многое другое в этом популярном изложении основ теории управления. Конкретно деградацию персонала при авторитаризме впервые отметил социолог и политический экономист Макс Вебер еще сто лет назад.

В авторитарной системе опасно пытаться что-то реально улучшить. Инициатива наказуема. Поэтому работники сосредоточиваются на безопасных для них вещах, имитирующих движение вперед, позволяющих красиво отчитаться, продемонстрировать работу с жалобами, получить одобрение начальства и продвинуться по службе. При этом их действия имеют мало отношения к целям организации, нередко противореча им.


Портрет большого начальника

Авторитарный руководитель убежден в собственной непогрешимости и считает себя компетентным единолично принимать любые решения, в том числе по узкоспециальным вопросам, в которых в силу отсутствия профильного образования и опыта работы не разбирается (и не может разбираться, иначе бы ему пришлось всю жизнь учиться вместо работы, и он никогда бы не стал руководителем). Беларусь через 30 лет: с кнутом пора расставаться

Такие руководители вручную управляют всеми процессами, стараются вникать во все детали и решать всё за всех. Они, будучи ответственными людьми, искренне не понимают, как может быть иначе. Став начальниками потому, что им их посты однажды доверили, сами они никому не доверяют.

У них на все вопросы жизни есть собственное мнение. В крайнем случае они пользуются советами своих шоферов, секретарей, друзей и жен. Мнения подчиненных его не интересуют: он их в лучшем случае выслушает, после чего всё сделает по-своему, обычно без объяснений. Или с дилетантскими объяснениями, в которых перепутано все на свете. Спорить бесполезно и даже опасно: в ответ – агрессия. В лучшем случае начальство принимает идею подчиненных на вооружение и присваивает лавры себе. В худшем – инициатива наказуема.

Авторитарных руководителей весьма занимают символы их положения. Они строят себе просторные кабинеты с евроремонтом, вешают на дверь массивную золотую табличку, имеют личного шофера и автомобиль за счет организации и пользуются другими благами, недоступными подчиненным. Начальники самоизолируются в своих кабинетах, создавая директорские этажи с ограниченным правом входа, пользуются персональным туалетом и комнатой отдыха, обедают отдельно от коллег пищей улучшенного качества за другими столами и из особой посуды. Они избегают общаться с подчиненными и не выслушивают их перед принятием решений.

Понятно, что не все такие, и в мои намерения совершенно не входит дискредитация профессии управленца (к которым принадлежу и я). Однако каждый из нас регулярно сталкивается с руководителями описанного типа.

Символы власти – внешние проявления. Гораздо хуже, что авторитаризм начальника убивает творчество, подавляет инициативу снизу, ограничивает рабочее общение специалистов и свободу в принятии решений, сеет страх перед выражением собственного мнения.

Главный инструмент управления – огромное количество правил и строгое наказание за их несоблюдение, часто вопреки здравому смыслу и цели, ради которой эти правила создавались. Начальство не скажет даже спасибо работнику (не говоря о премии) за успешно сделанную им работу, потому что благодарности не регламентированы инструкциями, однако накажет за опоздание, поскольку это предусмотрено приказом по организации. На своей шкуре работники видят, что важнее для организации – результат или процесс – и изменяют свое поведение в сторону имитации работы.


Безопасность превыше всего

Как улучшить, ничего не улучшая? Это целое искусство. Конкретика зависит от отрасли. Например, на недоуменный вопрос знакомого консультанта в сфере маркетинговых стратегий: "Зачем вы покупаете импортные бэушные станки для организации производства товара, мода на который в мире уходит, и скоро он совсем перестанет продаваться?" – директор крупного белорусского предприятия ответил: "Нам нужно отчитаться о выполнении плана по модернизации".

В сфере образования бесконечно переписывают учебники, хотя изучаемый в школе объем знаний по математике не менялся несколько столетий, по физике – десятилетий, да и в орфографии революционных изменений не было. При этом качество новых учебников в лучшем случае не выше прежних, а с советскими вовсе несравнимо.

Новые законодательные акты появляются каждый день. Давно существующие предприятия из-за изменений законодательства претерпели целый ряд вынужденных перерегистраций и изменений в уставе, иногда со сменами печати, юридического адреса, формы собственности и извещения тысяч клиентов.

Лучше бы законодатели отменили обязательное бумажное оформление актов приемки-передачи выполненных работ на мелкие суммы (скажем, до 1 млн рублей или до 10 БВ), от которого только растут цены в стране. Потому что каждая бумажка имеет свою немаленькую цену, которая закладывается в цену любого товара или услуги. Сегодня стоимость оформления бухгалтерских документов не зависит от сумм. В результате по неоднократно приводившейся в СМИ статистике каждый шестой работающий в Беларуси занят учетом! К сожалению, не знаю статистики численности проверяющих.

Авторитарные руководители любят демонстрировать результаты своего труда визуально. Особенно выгодны системы безопасности, потому что хорошо заметны гостям и проверяющим. Так, с некоторых пор для входа в наши вузы нужно иметь пропуск (хорошо, если не магнитный) и проходить через турникеты, как на предприятие по выпуску ракетных установок. На безопасность деньги находятся: ведь мы живем в стране, пораженной терроризмом, а вы не знали?.. Зато в вузах трудно добиться оплаты литературы, стажировок, компьютерных проекторов и другого самого необходимого для учебного процесса.

Еще выгоднее мероприятия по борьбе с коррупцией и вообще любое "наведение порядка". Под них устраиваются проверки, аудиты, ревизии. Естественно, никого не интересуют результаты работы. Проверяют только документы. Пропущена подпись или печать – штраф. Не приложена справка или копия свидетельства о регистрации (которую проверяющие могут сами посмотреть в своем компьютере) – штраф. Потеряли накладную или акт – штраф. Отсутствует номенклатура дел – штраф. Нет инструкции о противопожарной безопасности или огнетушителя – штраф. Зато какие красивые отчеты по эффективной борьбе с нарушениями!


Без бумажки ты букашка

В делопроизводстве постоянно меняют правила составления документов. Интересно, зачем? Почему документы с некоторых пор должны составляться аж кеглем 15 (в то время как их авторы обычно используют от 10 до 12) – понятно: это следствие отсутствия молодежи на руководящих постах. Однако лично я давно утратил знание того, как в очередном году правильно оформлять список использованной литературы в конце статей: сколько в каждой строчке списка должно быть точек, двоеточий, запятых, тире, какой они должны быть длины, сколько пробелов вокруг и где именно их вставлять. А ведь все это довольно жестко регламентируется и проверяется. Уверен, такую "косметику" вполне можно оставить на откуп автору и читателям.Беларусь через 30 лет: с кнутом пора расставаться

Между тем разнообразные правила составления тысяч документов в разных областях каждый раз приходится разрабатывать, распространять, изучать, соблюдать, переделывать готовые документы, что, безусловно, ложится дополнительным налогом на экономику и всякую деятельность вообще. Зато у нас почти нет безработицы. Система работает на себя.

Любой документ, даже внутренний, обрастает десятками "виз", что снимает ответственность с авторов и катастрофически замедляет процессы принятия решений и, следовательно, тормозит всю страну. Помнится, в начале 2000-х годов было подсчитано, что для получения разрешения для строительства склада в сельской местности нужно собрать 254 подписи. (Сейчас гораздо меньше, но тоже немало.) А ведь все это колоссальные трудозатраты, ложащиеся на всю экономику! Одна армия людей тщательно готовит документы, другая – их проверяет и подписывает (а также разрабатывает правила их составления и оформления), третья – проверяет и наказывает.

Оплачивает все это конечный потребитель или государство. Стоит ли удивляться тому, что в соседних странах уровень жизни выше, товары дешевле, бухгалтеров и проверяющих меньше, государственные расходы и налоги ниже? Высокие цены в Беларуси и черепашьи скорости принятия решений – плата за тотальное недоверие нашего государства к своим гражданам, ложащаяся тяжким бременем на экономику страны и мешающая движению вперед.


"Много вони – значит, правильно приняли!"

Бесконечное регулирование в лучшем случае отвлекает от работы, в худшем – банкротит целые предприятия. Между тем чиновники искренне пекутся о стране и убеждены, что ограничениями они что-то улучшают. На деле их героические усилия по большей части препятствуют развитию вверенных им отраслей. Потому что любые ограничения, даже прогрессивные, в первую очередь подавляют рост отрасли, а уже во вторую что-то регулируют.

Не случайно в нашей экономике лучше всего развиваются информационные технологии: сегодня это отрасль с минимальным вмешательством государства, ничего не понимающего в этой сфере и не знающего, как ее "улучшить". Если привычно попытаться ее "урегулировать" – отрасль бы в считанные месяцы эмигрировала вместе с людьми, как эмигрировала около 15 лет назад из-за беспредела таможни отечественная отрасль грузоперевозок.

Как-то один чиновник с нескрываемым торжеством объяснил мне логику государства: "Когда принимаем новое постановление и много вони – значит, правильно приняли!" Лучше и не скажешь. Можно смело вешать этот лозунг в кабинеты наших законотворцев и контролирующих органов, по логике которых чем сильнее мешать людям работать – тем лучше для страны.

В процесс имитации развития и победных рапортов вовлечена вся страна. Имитации в отличие от реальных изменений абсолютно безопасны, а аргументы "за" них отыщутся всегда.

Особенно у нас любят отчитываться о реакции на жалобы, поэтому в нашей стране потребительский экстремизм пускает крепкие корни. Стала обычной практикой жесткая реакция государства на письма нескольких неугомонных жалобщиков, строчащих пачки кляуз веером во все государственные органы подряд, без разбора. Вместо того чтобы разбираться и давать формальные отписки (и взыскивать с жалобщика затраты государства на разбор безосновательной жалобы), чиновники и силовики парализуют не только отдельные предприятия, но и уничтожают целые рыночные сегменты, выдавая это за заботу государства о людях. За это бдительные контролеры получают от государства квартиры и продвижение по службе.


Что дальше?

Так будет продолжаться до тех пор, пока подобное поведение поощряется, а окружение организации остается неизменным. Чем сильнее внешние воздействия, тем менее устойчива к ним "система кнута" и тем быстрее она деградирует. Организации, управляемые демократическим путем, гораздо лучше приспособлены к плавным изменениям внешней среды и успевают к ним адаптироваться, потому что решения принимает не один человек, а практически все работники организации, желающие это сделать.

Очевидно, авторитарное управление не подходит для большинства современных организаций любого типа и абсолютно противопоказано успешным предприятиям, производящим и экспортирующим высокотехнологичные товары и услуги, с которыми связано экономическое будущее Беларуси.

Еще раз хочется отметить, что Беларусь не уникальна. Авторитаризм в управлении встречается во всех странах мира и охватывает предприятия, организации, учреждения, порой всю систему власти многих государств. Немало крупных корпораций мира исчезали или становились карликами из-за авторитаризма их руководителей и владельцев, не терпящих рядом с собой сильных менеджеров, которые были бы в состоянии сменить их. Вспомним хотя бы Генри Форда (Ford Motors) или Стива Джобса (Apple), за несогласие увольнявших работников на месте. Целые государства после ухода или свержения авторитарных лидеров приходили к хаосу и безвластию. За примерами далеко ходить не надо.

Во всех учебниках по управлению описывается история Генри Форда, корпорация которого благодаря изобретению промышленного конвейера к 1921 году захватила 56% автомобильного рынка. После этого он уверовал в собственную непогрешимость и на предложения подчиненных разнообразить цвет нового автомобиля Ford T заявил: "Каждый покупатель может приобрести автомобиль любого цвета, какой только пожелает, если только этот цвет — чёрный". Несогласных – уволил. Результатом явилось падение доли рынка к 1927 году до 10%. Между тем рыночную долю Ford к концу 1920-х годов благополучно захватила General Motors, которая прислушивалась к мнению менеджмента, дав менеджерам свободу действий и возможность учиться. Но о демократическом стиле управления поговорим в следующий раз.

Фото: TUT.BY, net-fax.org, job-sbu.org

Новости по теме

    МИД Беларуси назвал саммит ОДКБ нелегитимным

    В Минске считают непозволительным игнорирование позиции государства-члена ОДКБ, называя принятые решения вопреки мнению любого государства нелегитимными. В Минске считают непозволительным игнорирование позиции государства-члена ОДКБ, называяподробности

Новости других СМИ