Экономический спад — новая норма российской экономики

Ольга Кувшинова, Vedomosti.ru

Деловая активность в обрабатывающей промышленности России сокращается шестой месяц подряд.

Индекс деловой активности (PMI) банка HSBC в апреле составил 48,5 пункта против 48,3 в марте (значение выше 50 — рост, ниже — спад): объемы новых заказов сокращаются пятый месяц подряд (экспортные — восемь), занятость — десятый, производительность — четвертый. Падают объемы незавершенных заказов, закупочная активность и собственно выпуск. Растут цены: инфляция закупочных цен, в марте достигшая трехлетнего максимума, несколько ослабла, зато трехлетний рекорд поставила инфляция отпускных цен.

Плохая новость — продолжившееся сокращение производства и ухудшение других показателей экономической активности, хорошая — нисходящий тренд промышленности не ускоряется, приводит HSBC слова главного экономиста банка по России и СНГ Александра Морозова: «Российское производство, кажется, привыкает к жизни в условиях экономического спада, что рискует стать новой нормой».

Рост экономики стал тормозить с середины 2012 г., к середине 2013 г. Минэкономразвития констатировало стагнацию и признало «новой нормой» необратимое отставание темпов роста российской экономики от мировой в ближайшие полтора десятка лет.

Промышленность, согласно опросам Института Гайдара, за последние полтора-два года к «новой норме» постепенно привыкала, удовлетворяясь текущим — ухудшающимся — уровнем спроса. В апреле число неудовлетворительных оценок выросло до 54% (максимум с января 2013 г.); прогнозы выпуска промышленников минимальны за последние полтора года, прогнозы продаж — на посткризисном минимуме. В апреле промышленность сообщила об ускорении роста своих цен в 2 раза по сравнению с I кварталом 2014 г., причина — ослабление рубля. При этом 43% предприятий не смогут отказаться от импортных комплектующих и сырья при любом росте цен на них.

"Ослабление рубля, с которым некоторые эксперты связывали новые возможности роста промышленного производства, пока вылилось лишь в максимальный за три года рост цен на отпускные товары", — заключают эксперты Центра макроэкономических исследований Сбербанка: пока роста спроса на отечественную промышленную продукцию, связанного с замещением импорта, не видно.

Напротив: вслед за спадом деловой активности тормозит потребительская. Новыми негативными сигналами в апреле стали рост запасов готовой продукции производителей потребительских товаров и ускорение роста отпускных цен в этом сегменте, отмечает Морозов: это может означать последующее сокращение выпуска потребтоваров при ускорении инфляции. Рост экономики, основанный на потреблении, выдохся без поддержки со стороны нефтяных цен, инвестиций и экспорта, а скачок геополитической нестабильности нанес удар и по потребительскому доверию, заключает он.

Ситуация шла к кризису и без дополнительного внешнеполитического шока: потребительский спрос доминировал в ущерб инвестициям — доля зарплат в ВВП росла в ущерб прибыли. В 2013 г. доля зарплат в ВВП превысила 50%, что не только усиливает потребительский уклон экономики, но и может свидетельствовать о приближении кризиса, предупреждают эксперты Института Гайдара: половину ВВП эта доля превышала дважды — в 1997-1998 гг. и в 2007-2008 гг.

Торможение потребления представляет серьезную угрозу, пишет Морозов: по оценкам HSBC, ВВП в 2014 г. вырастет лишь на 0,6% и в 2015 г. — на 1%. Стагнация продлится весь 2014 г., считает он. По оценкам МВФ, экономика России уже в рецессии, в 2014 г. ВВП вырастет лишь на 0,2%, в 2015 г. — на 1%. Ключевым условием для ускорения МВФ считает проведение структурных реформ (пенсионной, снижения административных издержек, повышения конкурентоспособности, улучшения качества управления), способствующих росту внутренних и привлечению зарубежных инвестиций, а также усиление интеграции в мировую экономику, что поможет устранить разрывы в производительности труда, укрепить и диверсифицировать экономический рост. Напротив, изоляционизм замедлит эти процессы, говорится в заключении миссии МВФ.

Новости по теме

Новости других СМИ